Tags: рецензии

звезда

Доктор Гарин

Краткий отзыв о романе В. Сорокина "Доктор Гарин", без спойлеров.

Книга мне понравилась. Читается на одном дыхании. Может быть только глава 6 о плене Гарина у болотных чернышей показалась тяжелой и затянутой, но ее ведь надо ассоциировать с Гулагом и т.п.
Но зато эротическая сцена с белой вороной в конце этой главы потрясает тем, что секс это не потеря энергии и не какая-то грязь, а напротив энергия, дающая силы, обновляющая, согревающая и спасающая.

Collapse )

Ханжам и морализаторам всех мастей роман лучше не читать.

звезда

Клара и Солнце

Кадзуо Исигуро. Клара и Солнце. М.: Inspiria, 2021. Перевод с английского Леонида Мотылева

Книги Кадзуо Исигуро написаны подчас в удивительно разных жанрах, но всегда уделяют первостепенное внимание человеческой психологии. Зачастую это романы с гуманистическим посылом. И почти модернистское произведение «Безутешные», и фэнтези «Погребенный великан», и антиутопия «Не отпускай меня», и камерный «Остаток дня» сконцентрированы на тонкостях отношений между людьми или на особенностях индивидуального восприятия. Они ставят читателя перед универсальными вопросами, такими как, например, оправданность самопожертвования, доверие к собственной памяти или страх смерти. Похожие темы присутствуют и в новом романе Исигуро «Клара и Солнце», но в итоге оказывается, что он написан не совсем о людях. Более того, в определенном смысле его можно назвать антигуманистическим, созвучным объектно-ориентированной онтологии и идеям спекулятивных реалистов. Связь здесь не так уж прозрачна, поэтому, прежде чем исследовать ее подробнее, стоит обратиться к сюжету, а также к особенностям художественного мира романа.

Collapse )
звезда

Бути — клонированные жопы

В издательстве Corpus вышел новый роман Владимира Сорокина — одновременно и продолжающий «Ледяную трилогию», и открывающий читателю нового Сорокина, внезапно проникшегося к своим героям. По просьбе Esquire Лиза Биргер рассказывает, как писателю удалось создать роман о счастье и чего тексту недостает.


Судьба писателя, которого поколение избирает главным, всегда незавидна. Он не может молчать — читатель ждет от него Слова. Но любое откровение, произнесенное писателем, окажется недостаточно хорошим. Владимир Георгиевич Сорокин попал в эту ловушку практически по своей воле. Он литературоцентричный писатель в мире, где Слово еще чрезвычайно много значит. Его жизненный проект — это проект по возвращению слов из мира тотальной бессмыслицы. Советский новояз, канцеляризмы, бульварная литература жестоко поступили с русской речью. Язык, на котором мы сегодня пытаемся общаться — или я пытаюсь написать эту статью, — с трудом переживает постоянное насилие. Сорокин превращает изнасилованные слова в метафоры, но интересует его то, что остается от многократно используемых и затертых смыслов и слов. «Доктор Гарин» — точно не самый экспериментальный роман Владимира Георгиевича (возможно, не самый литературно совершенный) — интересен тем, что показывает оптимистичный выход: с тем, что останется от языка, вполне можно жить.

Collapse )
звезда

Жопный присяд

Эпиграф: «— Я люблю вас, доктор, — прошептала она.
Антон Чехов. Цветы запоздалые».


«— Кто такой Цой? — спросил Гарин Машу.

— Это вдохновляющий символ для всех дезактивированных зомби. Советский рокер. Погиб, но потом появлялся в разных местах.

— Думают, что зомби?

— Может быть…»

Collapse )
звезда

Пелевин в глазах смотрящего

Николай Караев



(Субъективные заметки о рассказе "Затворник и Шестипалый")

Назвать Виктора Пелевина "человеком тусовки" при всей его распропагандированной "культовости" довольно сложно. Отпочковавшись в свое время от фантастики и перестав посещать фэновские "конвенты", Пелевин, против ожидания многих, не сделал ничего, чтобы основать новую религиозную секту по примеру почитаемого им Карлоса Кастанеды, успешно выпал из когорты "элитарных" авторов, то и дело выныривающих из писательского небытия и спустя книгу-две убывающих обратно в небытие издательское, увернулся от хищной "русской идеи", даже не примерив предложенный одним критиком нимб "ясного солнышка русской литературы", и напоследок ушел от бабушки-либерализма, дедушки-патриотизма и прочей политической "братвы и семьи".


Collapse )
звезда

Доктор Гарин

Г. Юзефович, Медуза - о новом романе В. Сорокина


Новая книга Владимира Сорокина «Доктор Гарин» выстроена по модели рыцарского романа, в котором слабо связанные между собой эпизоды нанизываются на единую сюжетную ось, сводящуюся к движению героя по обманчиво линейной, а на деле замкнутой траектории. «Имея абсолютную веру в правильный путь, мы формируем этот путь. И не только путь! Мы формируем и мир вокруг нашего пути», — провозглашает главный герой, и фраза эта, в общем, воплощает всю нехитрую философию романа без остатка.

Collapse )
звезда

Рецензия на НС

Hermanarich
Подробнее на livelib.ru:


Виктор Олегович (тм) который раз пытается войти в ту же самую реку. Собственно, то, что простительно Пелевину, ибо он человек, не должно быть простительно Виктору Олеговичу (тм) — нейросети, которая создана на основе текстов Пелевина. Она то уж должна выдавать хоть чуть-чуть оригинальный контент — увы, оригинальности здесь не добавляет ни скормленный этой же нейросети учебник по античной истории, ни содержания каких-то феминистических блогов. Перед нами абсолютно стандартны щи, сваренные по совершенно стандартным «плевенским» рецептам.

Что же заставляет меня думать, что эта книга не продукт самого Пелевина? Отсутствие поиска. Чего в этой книге нет — нет попытки решить какую-то творческую задачу, нет попытки предложить какой-то новый ход, переосмысление. Сюжетные ходы из последних 15 книг Пелевина выдернуты и сшиты — в результате получается совершенно новый, свеженький (в плане разложения) монстр Франкенштейна. Нет, Пелевин давно страдает «шитьём по кусочкам» (писал об этом здесь), но там была хоть какая-то тень мысли, оригинальности — здесь же накатанная колея даже не пытается привезти нас в иное направление.

Поэтому перед нами и самый «пелевинский», и самый «непелевенский» текст в его карьере — «пелевенский» потому, что это чистый конструкт из всех ходов Пелевина, а «непелевенский» потому, что никаких новых ходов тут нет, т.е. исчез даже минимальный писательский поиск, всё-таки характерный для Виктора Олеговича.

Литературный Франкенштейн грешит всеми возможными грехами которые, по сути, обусловлены даже не его злым коварством, а его природой. Да, перед нами выкройка, на которую очень удобно нашивать всякое барахло — за основу взято путешествие Персига. Понятно, что на такую нитку можно нанизать всё что угодно — травелог всё стерпит. Он и терпит. Терпит античных философов, терпит буддизм, который у Пелевина давно стал карикатурой на самого себя, терпит музыкальную тему, терпит конспирологию (её тут непривычно мало), терпит даже рекламу ретритов Гоенки (я искренне надеюсь, что загадочные правообладатели духовного учения этого Гоенки заплатили Пелевину много. Ей-богу, за такую рекламу надо платить дорого). Чего он не терпит — это какой-то свежести и оригинальности.

Невзыскательное чтиво мало того, что вторично (что в нашем мире реплик и сиквелов первично?) — но откровенно скучно. Правда, мне было откровенно уныло это читать. Не веселили меня ни шестнадцатые референты, ни буддийские трансгендеры, ни феминисты, ни главная героиня, ни даже финал, который был понятен после 1/3 книги. Я бы всё простил, если б это было просто интересно читать — но это правда читать неинтересно. Попытка реализовать «роман в романе» хороша, когда у тебя есть материал и для первого, и для второго романа. А когда у тебя нет материала для одного романа, и ты хочешь его вытянуть за счет второго, для которого тоже нет материала — получится ещё хуже.

«Сонные» главы ужасны — читать их становится просто пыткой. Здесь нет никакой стилизации, никакой фиги в кармане — это просто требования редактора, чтоб роман был расширен ещё на треть. Он то расширен, но какой ценой? Резюмируя: вероятно, это одна из самых худших пелевенских книг, и, вероятно, самая невзыскательная.
звезда

Рецензия на НС

Anastasia246
Подробнее на livelib.ru:


"Проблема не только с тем, куда ехать, но и с тем, что там искать"

Берешь в руки книгу одного из своих любимых писателей всегда с некоторым волнением, сомнением даже: понравится на этот раз или нет, сможет ли удивить, зацепить, восхитить, порадовать, просветить?...Знаете, есть такая рекомендация, чтобы понять, стоит покупать книгу или нет: прочитать первые тридцать страниц, почувствовать, "твой автор" это или же пока отложить в сторону. Так вот, с Пелевиным этот фокус не пройдет, даже не надейтесь: он разный. И не только на протяжении своих разных книг - к этому-то современные читатели уже более-менее привыкли, разнообразие ныне в цене и очень хорошо окупается, если верить маркетологам. Виктор Олегович очень разный даже на протяжении одной своей книги: он поражает воображение читателей "многотемьем", многосюжетностью и нарочитой подтекстовостью своих произведений. В самом деле: не о 30-летней блондинке же Саше вся книга, как уверяет нас аннотация (и да, неужели в нашем мире еще кто-то всерьез верит аннотациям?). Для В. Пелевина, вернее даже, для его писательского гения и несомненного литературного таланта это было бы, наверное, слишком банально, скучно, пресно, чересчур предсказуемо. Нет, все куда более замысловатее, "все страньше и страньше", как сказала бы кэролловская Алиса. Одним из героев романа будет 15-летний жрец, а через жрецов, как известно, люди говорят с богами. Вот и Саша как молодой голос поколения (милленниалы, в книге они же "миллепуты", ассоциации, надеюсь, яснее ясного? От политики не уйти...), ретранслятор каких-то забытых истин из прошлого и философских (псевдофилософских, быть может) идей для спасения мира, общества, государства, цивилизации. Размах большой - ну так и амбиций у современной молодежи хоть отбавляй.

"Моя духовная сфера - это информационное облако с постоянно обновляющимся контентом, который, если разобраться, формирует за меня неизвестно кто. Но я уверена, что туда попадет только самое современное, модное и лучшее - как же иначе? Глупо даже задавать вопрос, во что я верю. Я не верю. Я подписана вместе со всеми продвинутыми модными индивидуумами. На что? На продвинутость".

Вообще чего только в книге нет: здесь и детектив, и исторический роман (Древний Рим, императоры. жрецы, боги Луны и Солнца - зря что ли солнышко на обложке?), и эзотерика в стиле Пауло Коэльо (помните "следуй за знаками" и все в таком духе), и тема путешествий в поисках себя (кто-то даже сравнивал пелевинский роман с книгой Лиз Гилберт "Ешь. Молись. Люби" - а что, действительно в чем-то перекликается, у Пелевина, правда, глубже и многомернее), и отличная современная проза, и сатира на общество, в котором ценности явно противоречат здравому смыслу), и даже немного мистики (древние маски и камни, управляющие Вселенной). А в глобальном смысле (если смотреть на описанные в нем вещи совсем уж широким взглядом) это что-то вроде квеста: пойми что-то важное, обрети новые умения и перейди на новый уровень, затем еще на один и т.п. и т.д. Получилось легко, стремительно, воздушно и , как всегда, по-пелевински непонятно. Где автор шутит, а где совершенно серьезен, да это по большому счету не так уж и важно: роман ценен прежде всего теми ассоциациями и смыслами, которые он рождает у читателей. Разгадать пелевинский замысел не под силу даже самому Пелевину) .

"Ты в игре, моя девочка. Если будешь вести ее правильно, все будет хорошо"

Советую ли я книгу к прочтению - однозначно да, при малюсеньком таком условии: если вы не боитесь литературных экспериментов и неожиданных открытий, водоворота из событий, смешения жанров, эпох и немалой такой эзотерической составляющей (или пародии на нее, что по тексту практически неотличимо).

"Человек никогда не бывает похож на свое время. Наоборот. Он всегда прячется от времени в свою личную тайну. Он воспринимает свое время как катастрофу. Я вообще не хочу понять эпоху. Потому что это невозможно. Эпоху нельзя понять. Потому что эпох не бывает. Это не что-то реальное и объективное. Это метафора. Нечто выдуманное людьми. А как можно понять выдуманное? Каким его придумаешь, таким оно и будет..."
звезда

ИЛК

Татьяна Москвина, Писатель, критик, драматург

Книга Виктора Пелевина «Искусство лёгких касаний» состоит из двух рассказов («Иакинф» и «Столыпин») и повести-трактата, давшей название всему сборнику. Как всегда, сочинение автора предлагает ответ на вопрос, когда-то заданный Фёдором Павловичем Карамазовым своему сыну Ивану: «Кто же это так смеётся над человеком?» Конечно, и писатель доподлинно этого не знает – но он хоть пытается обнаружить гада!

ЧЕТВЕРО молодых людей путешествуют по горам с причудником-проводником по имени Иакинф. Речь, разумеется, он затевает о главном – что за боги правят миром. Рассказывает, как в юности его, притворявшегося по моде времени экстрасенсом, привёл в тайное место некий посвящённый и разъяснил, что бог Кронос (он же Сатурн и он же Баал) никуда не исчез из жизни человечества. И та картина, что-де «новые боги отжали мир и загнали старых богов под шконку», принципиально неверна. Кронос, властелин времени, по- прежнему принимает жертвы, держась в тени. А время – это всё, что есть у человека. «Что мы вообще можем? Немного побегаем, поторгуем своей юностью, нагадим на тех, кто был раньше, – а потом начнут гадить на нас и понемногу спишут... Незаметно сожрут. Итак цикл за циклом».

Что наверху, что внизу существует иерархия власти. «Есть местное начальство, есть центральное, есть международные центры силы... есть авторитетные пацаны. Люди шепчутся, что есть мировое правительство, которое всё решает, но его никто не видел. Вот и во Вселенной, наверное, так же...»

В повести-трактате «Искусство лёгких касаний» автор меняет маску рассказчика, хотя мы слышим всё тот же знакомый тридцать лет голос остроумца, интеллектуала, образованного шута-болтуна. Решившего найти корень зла человеческой жизни и рассказать об этом, развлекая читателя, – то бишь голос самого Пелевина. На этот раз он якобы пересказывает в сокращении объёмный труд историка и философа Голгофского. Этот философ был поражён загадочным отравлением своего соседа по даче, генерала Изюмова, и, стремясь найти причину столь странного поворота в судьбе вроде бы мирного старичка, раскручивает цепь расследования. Генерал не просто чай пил в халате. Он был прикосновенен к главной тайне истории цивилизации.

Поворотный пункт – конец Средневековья, когда прекращается прямая связь человека с Богом через посредников (в старину их называли ангелами и вестниками, Пелевин именует «гаргойлями»). Вместо них приходит опять-таки двурогий господин, тот же самый Сатурн-Баал-Кронос, но называет он себя – Разум. Человечество начинает усиленно поклоняться Разуму (во время Французской революции 1789 года реально был учреждён такой культ). А конкретно управляет этот мнимый Разум с помощью химер.

Химера подменила собой прежних вестников. «Некоторым феноменам сознания, известным как «общественное мнение», «новые веяния», «гул времени», – соответствуют незримые и бестелесные в обыденном смысле сущности, которые проявляют себя в нашей жизни именно через то, что ветер времени начинает гудеть по-новому... это и есть знаменитый дух эпохи». То есть человек принимает за свои убеждения и мнения внушения химер. Чем большее количество голов инфицировано так называемым «общественным мнением», той или иной идеологией – тем крепче дух времени и тем мощнее становится Разум-Кронос.

Перемещаясь то в Калининград, то в Голландию, то в Париж, то в Сухуми и находя всё новых свидетелей жизни и деятельности генерала Изюмова, наш Голгофский понимает, что старичок сей управлял секретной конторой нашего ГРУ, которая и занималась сложным производством этих химер. Направленных на Америку. И всё, что случилось с Америкой за последние 20 лет, – дело генерала Изюмова, значительно облегчившееся с появлением социальных сетей. Теперь запусти словесный код в твиттер – и химера начинает мгновенно отрастать и жиреть.

Цель – сокрушить Америку. Но генерал понимал, что «с такими здоровыми и вменяемыми людьми, которыми были американцы конца двадцатого века, проделать подобное будет сложно. Поэтому его задачей было разрушить то главное, что делало Америку Америкой, – ясный, рациональный и свободный американский ум. В идеале он хотел превратить США в такое же тупое и лживое общество, каким был Советский Союз семидесятых... создать омерзительную и душную атмосферу лицемерия, страха и лжи...». И лаборатория генерала Изюмова разработала и запустила в американское общество всю систему его нынешних химер – политкорректность, политику индентичностей, гендерную шизу и левый активизм.

Однако стала прилетать ответка – вредоносные химеры, изобретённые в отечестве, стали возвращаться обратно и заражать понемногу и русское общество. Это недоумки-прогрессоры воображают, что они следуют своим убеждениям, а на самом деле их вялым умишком правят химеры, запущенные в Америку генералом Изюмовым!

В результате глобального столкновения химер (и американцы ведь изобретают свои, запуская их через наш сегмент соцсетей) мир окончательно рискует превратиться в... слово из 4 букв, первая «ж».

«Мне не слишком охота жить, – печалится историк Голгофский, – в этой эпохальной жопе, ибо что есть жопа в научном смысле? Жопа есть то, что нельзя пройти насквозь, отрезок пути, который придётся перематывать назад, и чем глубже уходит в неё наш голубой вагон (а хоть бы и бронепоезд – толку-то что?), тем дольше потом придётся пятиться к свету, что был когда-то в конце тоннеля... а в конце этой жопы никакого света нет».

Пелевин как крупнейший демонолог нашего времени в разработке ответа на вопрос «кто же это так смеётся над человеком?» достиг несомненных высот. Толку от этого никакого. Люди оболванены напрочь – и воображают себя прогрессивными и мыслящими, будучи крошечными винтиками демонического механизма. Отечественные события нынешнего августа-сентября (надеюсь, они попадут в новый роман Пелевина) – объёмная иллюстрация массового психоза сознаний, отравленных химерами. Притом кто именно манипулирует – уже не разберёшь, демоны перессорились, а ГРУ и ЦРУ слились, аннигилировались и снова активировались, но уже решительно непонятно, в чью пользу.

А разум – не хитрый и лживый бог-демон, который явился править человечеством, похитив его имя, – но подлинный разум, он в силах вынуть мир из слова на букву «ж»?

Это вряд ли – как говаривал красноармеец Сухов. Но по крайней мере пока мы думаем своей головой, а не корчимся в массовых психозах, какую «прогрессивную и гуманную» личину они бы ни надевали, мы возвращаем себе своё человеческое достоинство. Это я к тому, что Виктор Пелевин – молодец: не участвует он в плясках химер.

Его вам не провести, демоны. Он вас узрит, догонит, опишет, снова догонит и классифицирует!
звезда

Рецензия филологиста

Николай Подосокорский. Маски бога и танец бабочки в «Непобедимом Солнце» Виктора Пелевина

«Непобедимое Солнце» можно определить как оккультный роман, с соответствующими авторскими задачами и спецификой жанра. Это способно отпугнуть от новой книги ряд любящих фантастику, но сторонящихся всякой мистики читателей и создать вокруг текста дополнительную завесу непонимания. Собственно такое резкое отторжение обнаружилось почти сразу после выхода романа во множестве скороспелых рецензий. Автору ставили в вину условность и размытость сюжета; недостаточную проработанность образов героев (дескать, современная 30-летняя блондинка никак не может в силу своего возраста цитировать 66-летнего Бориса Гребенщикова, а ведь, во-первых, пелевинские герои отнюдь не типичны, а, напротив, зачастую весьма оригинальны; а, во-вторых, было бы гораздо более странно, если бы увлекающаяся йогой, буддизмом, эзотерикой, культурой Индии и вообще во многих отношениях продвинутая героиня не знала бы, кто такой Гребенщиков и совсем не проявляла к нему интереса); излишнюю затянутость повествования; обилие диалогов; малое количество оригинальных и остроумных шуток и т.п.

Collapse )