Tags: иное мнение

звезда

Читателям Пелевина

Что самое важное для писателя? Это иметь злобное, омраченное, ревнивое и завистливое эго. Если оно есть, то всё остальное приложится.
В. Пелевин



Пелевин не паразитирует на какой-либо очевидной, доходной и трендовой нише, вроде фэнтези, подростковой литературы, любовных романов или научной фантастики.

Пелевин пишет все время одну и ту же книгу.
О чем она?

"Романы Пелевина удобны для анализа и объяснения тематики тем, что в них есть две главные компоненты.

Первая компонента — это философские размышления и даже некоторая одухотворенность. Её больше в периоде раннего творчества и наиболее известных работ от «Омон ра» до «Священной книги оборотня». Вторая компонента — это остроумная социальная критика, которая стала заметней в поздних работах и периоде пелевинского творчества.

В чем же проявляется одухотворенность Пелевина? По большей части в увлечении буддизмом, восточными религиями и всевозможной эзотерикой. Так получилось в силу того, что в позднем СССР всё это было подпольщиной и флагманом контркультуры, а также увлечением книгами Кастанеды.

Серьезные пассажи Пелевина сопровождаются манерой восточного мыслителя, который вынужден лаконично поведать о глубокой и невыразимой мудрости. В тексте, как правило — это диалог, в котором главный герой задаёт вопросы, а ему на них отвечают предельно понятно, но намекая или даже прямо говоря, что то, что ему всё показалось предельно понятным и означает, что на деле он так ничего и не понял. Чтобы обрести действительное понимание таких истин герою нужно пройти своеобразный духовный путь." (с)

Истина настолько проста, что за неё даже обидно.
Но проблема в том, что эта Истина невыразима словами и логически разумом ее не понять.

Людвиг Витгенштейн утверждал в «Логико философском трактате», что открыл общую форму описания предложений любого языка. По его мнению, эта универсальная формула вмещает в себя все возможные знаковые конструкции — подобно тому, как бесконечное пространство вселенной вмещает в себя все возможные космические объекты.

«То, что имеется общая форма предложения, — пишет Витгенштейн, — доказывается тем, что не может быть ни одного предложения, чью форму нельзя было бы предвидеть (т.е. сконструировать)». Общая форма предложения такова: «дело обстоит так то и так то» («Es verhält sich so und so»).

Однако доцент Иркутского педагогического института филолог Александр Сиринд сумел опровергнуть знаменитую формулу, приведя недавно пример предложения, которое выходит за пределы начертанной австрийским философом всеохватывающей парадигмы. Оно звучит так: «Иди на хуй, Витгенштейн».


Возникает вопрос, а нужно ли иметь какой-то особый философский бэкграунд, чтобы понимать романы Пелевина?

"На прозе Пелевина легко понять, действительно ли вам нравится улавливать отсылки и подмигивания. И, что немаловажно, на каком уровне. Благо, непременно присутствуют и явные референсы на манер интернет-паст, и сложносочинённые, характерные для той самой постмодернистской литературы. И да, в раннем творчестве все куда более очевидно, допустим, если сравнивать тот же дзен в «Чапаеве и пустоте» и тхераваду в поздней «Фудзи». Если первое направление буддизма довольно явно витает в популярной культуре, то последнее известно в основном студентам-гуманитариям и тем, кто случайно увидел такую религию в «Europa Universalis»." (с)

"Тематика юмора является ещё и отдельным авторским высказыванием. Вероятно, поначалу менее осознанным, чем сейчас. Пелевину, как верному буддисту, очевидно, что не существует таких явлений, как адекватная политическая позиция и осмысленная социальная жизнь. Всё это лишь коллективные помутнения рассудка и безропотные попытки свести баланс счастья и страданий." (с)


звезда

Павел Пепперштейн о Пелевине

— Не кажется ли вам, что ваши «мифотворческие миры» пересекаются с какими-то пелевинскими историями?

— Пелевин — великолепный писатель-сатирик. Меня трудно назвать сатириком, точнее, можно даже сказать, что я «антисатирик». Скорее, меня можно отнести к немногочисленной категории «писателей-эйфоретиков». Про Пелевина такого точно не скажешь, он действительно язвит и обличает, указывает обществу на погрешности или иллюзии. Его любимая тема — «буддийская критика» иллюзорности всего. Я считаю это и так более или менее понятным, не особо заостряю на этом внимание. Скорее, речь идет о поисках «эйфорических» ощущений. Про Пелевина, я думаю, нельзя сказать, что это — писатель «в поисках счастья». А обо мне — можно.

фрагмент книги «Pioner Talks» - https://meduza.io/feature/2021/05/30/nikakoy-realnosti-net
звезда

О Пелевине

Больше всех не переносят Пелевина критики. Сюжеты, мол, Виктор Олегович придумывает классные, а вот наполнение — так себе. Слова писателя о критиках я не могу повторить, потому что материться в СМИ нельзя. Самое приличное высказывание (устами одного из героев): «Критики кидаются калом из глубины своих ям». Образно, правда?

Астрология для домохозяек гласит, что люди, родившиеся под знаком Скорпиона, постоянно кого-то жалят: либо окружающих, либо себя. Пелевин — Скорпион, и жалит он непрерывно. Большая часть его романов — довольно жесткие сатиры. Пелевин стебет все и вся, но больше всего, пожалуй, достается женщинам и власти. Хотя последний роман он написал от лица 30-летней феминистки, где высмеивает уже мужчин, камня на камне от них не оставляет. Виктору Олеговичу ведь только на язык попади.

Мне нравится, что он не дает интервью. Не ходит по тусовкам и даже непонятно, где живет — то ли в Чертанове, то ли в Германии, то ли в Тибете. В свое время многие яркие писатели не смогли устоять против обаяния славы: тот же Лимонов, Веллер, Быков, Проханов, Прилепин постоянно мелькали на экранах и даже участвовали в ток-шоу. Это плохо, потому что тогда твое, как писателя, слово сразу начинает меньше весить. Пелевин же смотрит на нас не из телевизора, а откуда-то сбоку и сверху. Смотрит и улыбается, как правило — иронически. А разговаривает с нами своими книгами.

Лично я взял для себя за правило сразу читать его новые произведения дважды. Только закончил — начинаю по новой, потому что с первого раза не все понятно. К концу второго захода становится чуть яснее. А полное понимание складывается обычно раз на третий-четвертый. Допускаю, что я идиот, но лучше пытаться «въехать» в Пелевина, чем перелопачивать горы макулатуры, предлагаемой книжными магазинами. В общем, Виктор Олегович — наш новый Достоевский. Тот, кстати, тоже был Скорпион, но жалил главным образом себя.

Руслан Клинский

Согласны?))
звезда

Мы и Витя

Насколько же мы разные)
Насколько все по-своему понимают творчество Виктора Пелевина.

Приведу один маленький пример, который рассмешил меня.

Андрей Макаревич, прочитав СНАФФ - отнес ее к значимым для себя книгам и пояснил:

Пелевина я полюбил начиная с «Принца Госплана». Всегда внимательно отслеживал и ждал с нетерпением каждой следующей книги. Я очень к нему строг и не могу сказать, что все у него одинаково прекрасно, но покажите мне большого писателя, у которого все книги одинаково хороши. Пелевин — настоящий мастер языка. А «S.N.U.F.F.», помимо захватывающего сюжета, отличается еще и наличием лирической линии. Это книга о неразделенной любви. Не знаю, насколько это совпало с личной трагедией автора, но есть ощущение, что он пишет про себя. У тебя есть кукла, которая по всем пара­метрам лучше любой женщины, ты сам ее сделал такой, какой представлял себе идеал, — и вдруг она тебя бросает! Фантастическая идея.

Говоря про эту книгу, нельзя, конечно, не сказать об украинской теме. Неве­роятно, как часто автор оказывался точен, пророчески точен — особенно в коротких прогнозах, сиюминутных, во многом построенных буквально на сегодняшних новостях. Но для меня это вторично. Мне важно, что, когда он включает лирического героя, выясняется, что Пелевин — большой писатель.


А вот Борис Гребенщиков, прочитав СНАФФ, обрадовался тому, какой светлый хороший роман о разделенной любви написал Витя и как он рад тому, что наконец-то у Пелевина видимо и в личной жизни - счастливая полоса.

Если кому интересно, я на стороне БГ.
Никогда Дамилола не любил Каю. Он ее просто трахал. А потом даже хотел убить как ревнивый Отелло.
А любить - это отпустить.
А судить по герою книги и сделать вывод, что Дамилола - это сам Пелевин, извините Андрей, но тут вы вообще мимо промазали. Да и Кая - вовсе не кукла и не секс-робот.


А что думаете вы?
звезда

Пелевин в глазах смотрящего -2

Игорь Гетманский

Загадки и отгадки Виктора Пелевина


Имя Пелевина у всех на слуху, сегодня его знают в самых широких литературных и читательских кругах, но... По-существу, о Пелевине почти ничего не пишут и не говорят. "Вот наш ответ", "загадочно", "круто" и "интересно" - это все. Те невнятные улыбчивые статьи, которые предваряют первые публикации "Жизни насекомых" и "Чапаева и Пустоты" (наиболее значительных и известных произведений автора), в расчет брать не приходится: их писали некритичные поклонники его таланта. А тем не менее творчество Пелевина достойно пристального критичного взгляда. И на то есть две причины. Одна весомее другой.

Первая: он является одним из тех редких современных авторов, которые создали себе имя вне жанра детектива, боевика или фантастики - настоящих кузниц новых литературных имен, вне "чернушной", кровавой либо скандальной тематики. Пелевин создал свой жанр, свою тему, создал и занял свою собственную литературную нишу.
И вторая причина. Творчество Пелевина решает некую суперзадачу, которая делает его, это творчество, - прошу подготовиться! - натужным, противоречивым, негуманным и, в конечном итоге, негативным в смысле ментального и эмоционального воздействия на читателя. Именно вторая причина затыкает рот всем тем, кто мог бы что-нибудь сказать о Пелевине. Действительно - и интересно, и загадочно, и круто, но... Для чего все это? Книги Пелевина, проглатываемые взахлеб, - ибо именно таков завораживающий талант автора! - после прочтения откладываются в сторону с некой недоуменной задумчивостью: что сказать? Читатель не готов к тому плотному и неординарному воздействию, которое организует Пелевин в своих книгах. Это означает, что те жертвы, которые возносит Пелевин на алтарь решения своей суперзадачи, в конечном итоге оказываются напрасными: он не справляется...

Collapse )
мамонт привычный

«Сказка о мамонтенке»

Здравствуйте.

Пока получается такая сказка:

*********************************************************************

Сидят Путники в лесу на привале. Умные все подобрались, о политике рассуждают, а науках, о философии. Кто-то просто молчит, о своем думает.

Идет по лесу мамонтенок, ищет свою изначальную, родную, незамучанную человеческой цивилизацией, Маму Природу. Подходит к ним и говорит:

«Здравствуйте. Извините, я не такой умный как Вы, но другой, ростом другой немножко.

Я вижу, что там лес начал гореть, скоро пожар сюда подберется. Надо уходить.»

Переглянулись Умные Путники: «Надо же, мамонтенок говорящий мерещится. Перебрали, наверное, с выпивкой». Отвернулись от мамонтенка и легли спать…

…Мало кто выжил к утру на этом привале.

*********************************************************************

Концовка грустная какая-то, надо переписать

С Уважением.

мамонтенок

P.S. О чем эта Сказка? Удивитесь, возможно, но это сказка о коллайдерах и  

Collapse )


звезда

«Вести из Непала»

Корф Ольга Максимовна
Бакалавр филологических наук
МГУ имени М.В. Ломоносова
по специальности
«Русский язык и литература»

Буддистское начало в рассказе Виктора Пелевина «Вести из Непала»

Collapse )

Статейка не очень)
не думаю, что буддизм - это пантеизм в каком-либо виде и не считаю, что нирвана - это смерть, также в буддизме не полагают, что перерождается бессмертная сущность.
У Будды было не 27 предшественников - будд, приходящих в наш мир, а 24, о чем и рассказывается в коротком стихе «Буддхавамса».
В Непале превалирует индуизм, а школа тхеравады берёт начало на Шри-Ланке. Со временем традиция Тхеравада распространилась на большей части Юго-Восточной Азии (Камбоджа, Лаос, Мьянма, Таиланд).
Вот уже столько у меня возражений.

А еще до Любочки я не дочитала))
звезда

Пелевин пишет одну и тут же книгу....

Просветление в романах В.Пелевина

Ниже представлены отрывки из двух романов В.Пелевина: "Чапаев и пустота" и "Империя В"

Collapse )

Комментарий И.Саторина:
Последние три ступени йоги - это концентрация, медитация и (собственно само "переживание") самадхи. Во всех истинных учениях практика – одна и та же – бодрствование, осознанность, созерцание настоящего момента.

http://satorin.ru/pelevin
звезда

Феномен Пелевина

Статья доктора философских наук, преподавателя Саратовской семинарии, профессора РГСЭУ С. Гурина

Образ Пелевина двоится. С одной стороны, в нем нет ничего такого, чего нет или не могло бы быть в любом из нас. С другой стороны, в Пелевине есть какая-то загадка, некая тайна. Кто же он такой — графоман, который чутко уловил модные темы в современной литературе, культовый писатель, который сам создает моду, или глубокий мыслитель, распознавший тенденции развития философского и религиозного мышления?

Collapse )
звезда

Ответ Богомолу

Возвращение «похищенного» Запада

Иван Вырыпаев
В ответ на статью Константина Богомолова «Похищение Европы 2.0»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/02/11/89158-vozvraschenie-pohischennogo-zapada

Борис Гребенщиков. «Вечерний М». Видео снял Иван Вырыпаев.