Category: философия

звезда

Вечное возвращение VS Вечное невозвращение

Пятничный астринг

Тема: Дурная бесконечность

"Идея вечного возвращения загадочна, и Ницше поверг ею в замешательство прочих философов: представить только, что когда-нибудь повторится все пережитое нами и что само повторение станет повторяться до бесконечности! Что хочет поведать нам этот безумный миф?

Collapse )

звезда

11.11 - 22.11

Товарищи, вы уже настраиваетесь на волну?
Можете упустить этот прекрасный миг!

Виктор Олегович™ и Лама Ринпоче™


Однажды Виктор Олегович™ записался на прием к Ламе Ринпоче™ чтобы узнать в чем заключается смысл жизни.

Наконец красивый позолоченный цилиндр с иероглифом «Подожди, дорогой посетитель» провернулся и показал Виктору Олеговичу™ иероглиф «Заходи, дорогой посетитель». Виктор Олегович™ вежливо постучался и открыл дверь.

— Victor Olegovich™, worldwide famous russian writer, — представился Виктор Олегович и уселся на любезно предложенную ему бархатную подушку.

— Lama, — сказал лама, — Rinpoche.

— Он говорит что он лама, — перевел сидящий невдалеке ламин секретарь-полиглот.

— Не надо переводить, я владею, — сказал Виктор Олегович™, — Итак, ваша светлость, я проделал долгий путь к вам чтобы узнать в чем заключается смысл жизни.

— О, это очень оригинальный вопрос. Но прежде чем ответить на него, я хотел бы поделиться с вами некоторыми своими соображениями по поводу судьб буддизма в России.

— Я весь внимание.

Лама Ринпоче™ полчаса делился соображениями. Виктор Олегович™ вежливо кивал.

— Мне бы насчет смысла жизни, все-таки, — аккуратно перебил Виктор Олегович™, воспользовавшись короткой паузой, во время которой лама делал вдох.

— Я вам отвечу, но прежде послушайте замечательные русские коаны, которые я собрал во время недавнего визита в Бурятию. Вот — у меня здесь записано, — сказал лама и, достав из рукава толстый свиток и поправив на носу очки, хорошо известные каждому посмотревшему киноленту «Семь лет в Тибете» с Брэдом Питом в главной роли, продекламировал, — «Дурак дурака видит издалека». А!? Как вам? Или вот: «У семи нянек — дитя без глаза». Или вот еще…

— Вы знаете, я внезапно перестал понимать по-английски, — сообщил Виктор Олегович™ секретарю через час, — но вы все равно не утруждайте себя переводом пока не начнется про смысл жизни.

Секретарь вежливо перебил увлекшегося Ламу, прикрывшего глаза и напевающего калинку-малинку и перебирающего рукой струны несуществующей балалайки, и передал ему настоятельную просьбу Виктора Олеговича™.

— Я не знаю, — сказал Лама Ринпоче™ и улыбнулся.

— Кришна! — кричал Виктор Олегович™, бегая по своему
номеру. — Вишну! Что делается на свете? Неужели опять придется во все самому врубаться!?

(с)

звезда

Освободить сомалийку

Я человеческого существа живет не в самом теле
а в пресловутой душе как продукте осознания себя и мира
Не создал себе рабочую душу осознанием
или лодка получилась дырявая
и продержалась меньше необходимого
значит умер вслед за телом
Сделал как надо и продержалась сколько надо
успел транслировать себя в светоносный эфир целиком


drcancel



И привяжем тему к ИЛК.

Непосредственная цель познания, путь к которой обычно сложен, труден, и противоречив - Истина. Вопросы о том, что есть истина и каковы способы избавления от заблуждений («идолов разума», по Бэкону) всегда интересовали людей - и не только в сфере науки.
Категории истины и заблуждения - ключевые в теории познания, выражающие две противоположные, но неразрывно связанные стороны, моменты единого процесса познания.

Заблуждение - это знание, не соответствующее своему предмету, не совпадающее с ним. Заблуждение по своей сути есть искаженное отражение действительности, возникающее как абсолютизация результатов познания отдельных ее сторон.

El sueño de la razón produce monstruos
звезда

Ницше: Воля к безумию

Ричард Шейн — мыслитель, который покинул научный мир, чтобы заняться независимой философией. Решающее влияние на него оказали три автора: Фридрих Ницше, показавший, как надо «писать кровью»; Николай Бердяев, научивший его отличать философию от науки; Фернандо Пессоа, продемонстрировавший, что можно заниматься интеллектуальной деятельностью, не обращая внимания на богатство и славу. Шейн относит философию к миру искусства, а не науки, и здесь он невероятно близок к Якову Голосовкеру. Направление, которым он приоритетно занимается, он называет радикальной метафизикой.

Для Шейна философ и есть художник. Однако хочется добавить, что не всякий художник есть философ. Разумеется, Ницше был исключением — художником, который утверждал, что «существование мира может быть оправдано лишь как эстетический феномен», и философом, вставшим на путь труднейшего самопреодоления, не искавшим утешения в занятиях философией. Он знал, что философия никогда и никого не утешала, она ставила человека перед лицом высокого риска мышления, стигматизировала своих адептов, подводила к черте, где вопрос об архэ, первопотенциях, космогонических силах становился решающим и вместе с тем неотвратимым. Философия не несет никакого утешения, она призвана БЕСПОКОИТЬ (!) «Осмельтесь заняться философией» — говорил Шеллинг. «Знание требует смелости, мудрости и могущества; смелости, ибо опасно; мудрости, ибо повелевает только ему следовать; могущества, ибо следующий ему уже только ему и принадлежит» — настаивал Рабле. Что же касается участи Ницше, который не только не избегал опасности, но и намеренно ее искал, она оказалась лучшей из возможных, ибо в конце жизни он постиг слияние вершины и пропасти.



Collapse )

Между реализмом и антиреализмом

В начале ноября в издательстве «Рипол-Классик» в рамках серии «Фигуры философии» выйдет книга теоретика объектно-ориентированной онтологии Грэма Хармана, посвященная спекулятивному реализму — не как единой позиции, а как спорному целому. В ней он раскрывает основные позиции, пункты расхождения и назначения четырех ветвей одного из важнейших течений в современной философии.

Мы публикуем введение, которое Харман написал специально для русского издания, и введение к самой книге.

Предисловие Грэма Хармана к русскому изданию

Я пишу эти приветственные слова для русскоязычного издания моей книги «Спекулятивный реализм: введение» с большим удовольствием. Это первый перевод этой книги, и он продолжает тенденцию, ведь мои тексты переводились на русский язык чаще, чем на любой другой — даже чаще, чем на испанский, который быстро становится вторым национальным языком в Соединенных Штатах. Во многом благодаря этому мне посчастливилось уже трижды посетить Россию и и встретить здесь незабываемых людей. Думаю, для этого есть причины, ведь обе наши страны не только обширные и многообразные, но и находятся на восточном и западном краях европейской цивилизации, что дает нам кое-что общее в отношении к европейской философии. Эта тема заслуживает отдельного эссе. Но вместо того, чтобы развивать ее здесь, я сразу обращусь к спекулятивному реализму.

Collapse )
звезда

Сёрен Кьеркегор

Введение

Ни одно из направлений в философии, филологии или другой гуманитарной сфере не может возникнуть на пустом месте. Ему обязательно нечто должно предшествовать. Так обстоит дело и с экзистенциализмом или философией существования. Можно указать на нескольких мыслителей девятнадцатого века, в чьей творческой практике уже «проклевываются» зерна будущего экзистенциализма.

Collapse )
звезда

О сопротивлении злу

ПРОБЛЕМА ДОБРА И ЗЛА
В ФИЛОСОФИИ И.А. ИЛЬИНА
В.А. Цвык (отрывок)

Для Ильина, так же, как и для другого выдающегося русского философа Н.А. Бердяева, идея добра и зла неприменима к материальной природе. Он признает, что природные бедствия могут развязать зло в человеческих душах, однако же эти силы могут вызвать и обратный процесс: духовное очищение, укрепление в добре. Поэтому он полагает, что мир природы сам по себе не является ни добром, ни злом. Сфера действия добра и зла — это внутренний мир человека:
«Зло начинается там, где начинается человек, и притом именно не человеческое тело, во всех его состояниях и проявлениях как таковых, а человеческий душевнодуховный мир — это истинное местонахождение добра и зла».
Отсюда следует, что никакое внешнее действие человека, взятое отдельно от породившего душевно-духовного состояния, не может быть ни добрым, ни злым. Любой внешний поступок может быть только проявлением, обнаружением внутреннего добра или зла.

Collapse )