Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

звезда

Комната Марии

Мария — великолепный нейроучёный, который знает о восприятии цветов всё. Но она живёт в чёрно-белой комнате и не видит цветов.

Эксперимент предложил Фрэнк Джексон в своей статье «Epiphenomenal Qualia» в 1982 году. Он призван показать, что существует некий субъективный опыт, который мы называем «квалиа», и этот опыт не сводится к физическим процессам. Вернее, может оказаться так, что мы просто не знаем, как его свести, но некоторые философы (например, Д. Чалмерс) довольно убедительно доказывают, что не сводится.

Итак, суть эксперимента. Представьте себе Марию, живущую в закрытой комнате. У неё есть средства коммуникации с внешним миром, она общается, она учится. К определённому возрасту она стала всемирно известным нейробиологом, посвятившим свою активность исследованию восприятия цвета. Она знает о цветах и их восприятии всё. Но у неё есть проблема — всё в её комнате, даже она сама, чёрно-белое. Она не знает цветов, она не знает, как это ощущать цвет. Но она знает, что фотоны с определённой длиной волны попадают на сетчатку, реагируют с родопсином, меняют его конфигурацию, запускают каскад нервных импульсов, которые расходятся по коре головного мозга. И вот однажды она выходит из своей комнаты и видит восхитительное вечернее красное платье. Внимание, вопрос — она узнала что-то новое о красном цвете?

Мария вышла за границы своего восприятия и узнала о красном цвете. Что произошло в этот момент в её голове?

Collapse )
звезда

Комната Марии

Комната Марии — мысленный эксперимент в философии сознания, предложенный Фрэнком Джексоном в статье «Epiphenomenal Qualia» (1982) и расширенный в статье «What Mary didn’t know» (1986). Этот эксперимент является одним из множества аргументов против физикализма — взгляда, согласно которому всё во Вселенной, включая ментальное, имеет исключительно физическую природу.

Джексон предлагает представить читателю учёную, исследовательницу цвета Марию. Мария изучала нейрофизиологию цвета всю жизнь, находясь в чёрно-белой комнате, через чёрно-белый монитор. При этом Мария изучила цвет настолько хорошо, что знает о цвете всю информацию, какую только можно получить. Она знает длины волн всех цветов, знает, какие именно нейроны передают сигнал от сетчатки глаза к мозгу и что происходит в это время в самом мозге. Джексон спрашивает, что же произойдёт, если мы выпустим Марию из её черно-белой комнаты в реальный мир, узнает ли она что-нибудь новое?

Аргумент заключается в том, что если Мария узнает что-либо новое из опыта непосредственного восприятия цвета, то физикализм ложен. В частности, этот аргумент является критикой утверждения физикалистов о полноте физических объяснений ментальных состояний. Мария может знать всё о науке восприятия цвета, но может ли она знать, каков опыт красного, если она никогда не видела красного? Джексон считает, что Мария узнает что-то новое, впервые испытав цвет, и, таким образом, физикализм ложен.

Итак, представьте себя Мэри. Мэри живёт в чёрно-белой комнате, родители надели ей на руки чёрные перчатки или белые перчатки, и всё, что она видит — либо чёрное, либо белое. Когда Мэри выросла, она решила стать учёным. Она выяснила о цвете всё, что можно — все его физические параметры, и поэтому ей кажется, что она знает, что такое красный цвет. И вот вдруг кто-то приносит ей спелый красный помидор. Как вы думаете, что почувствует Мэри? Скажет ли она: «О, да это же красный помидор. Ну, да, вы меня ничем не удивили». Или же она упадёт в обморок от восторга и скажет: «О Боже, неужели так и выглядит красный? Я всегда думала о том, как же он может выглядеть, и вот теперь я вижу, что такое красное». Ну, здравый смысл нам подсказывает, что скорее всего Мэри очень удивится. Может быть, в обморок она не упадёт, но до этого она никогда не видела других цветов. То есть философ Джексон предположил, что кроме физических фактов есть ещё и нефизические. То есть ощущение красного цвета — это не физический факт.

Другой мысленный эксперимент. Представьте себе, что где-то во Вселенной живут пришельцы без глаз. Они научились эффективно познавать мир при помощи своих очень чувствительных щупалец, чуткого обоняния, и поэтому им не нужны глаза. Когда они прилетели на планету Земля, они поняли, что у людей есть ещё какое-то чувство, которое им недоступно. Они похищают человека, чтобы понять, что он испытывает, глядя на предметы. И вот они подключают его к супер сложному устройству, которое считывает все нервные импульсы в мозгу человека, когда он смотрит на предметы. И каково же их удивление, когда прочитав все эти импульсы, проанализировав их, они всё равно так и не понимают, что это значит — видеть предметы, а не ощущать их или не нюхать. Выходит, наше квалиа — это нечто особенное. Это не физические свойства.

звезда

Алан Уотс «Психоделики и религиозный опыт».

Благодаря своим книгам и лекциям Алан Уотс стал известен в Соединенных Штатах и Европе как один из наиболее влиятельных нетрадиционных философов нашего времени. На протяжении многих лет он уделял главное внимание интерпретации и адаптации восточной мысли — особенно дзен-буддизма — на Западе. Алекс Керви — переводчик, издатель и писатель — представляет очередную провокативную публикацию: перевод эссе Алана Уотса «Психоделики и религиозный опыт».

https://discours.io/articles/culture/alan-uots-psihodeliki-i-religioznyy-opyt?fbclid=IwAR2AAno4PLqqwVPMLJHZ2ndwnhCRohys_H_wPLMrun887XkeSD3N_AT9gco
звезда

Оруэлл VS Хаксли

Оруэлл боялся, что запретят книги. Хаксли боялся того, что причины запрещать книги не будет, поскольку никто не захочет их читать. Оруэлл боялся, что нас лишат информации. Хаксли боялся, что нам будет дано столь многое, что мы опустимся до пассивности и эгоизма. Оруэлл боялся, что мы станем публикой без права выбора. Хаксли боялся, что правда утонет в море безразличия. Оруэлл боялся, что мы станем одномерной культурой. Хаксли боялся, что мы станем тривиальной культурой, озабоченной чувствишками, перепихончиками и разноцветными картинками. Как отметил Хаксли в предисловии к новому изданию «Дивного нового мира», борцы за гражданские права и рационалисты, всегда готовые противостоять тирании, «не принимали в расчет почти безграничную тягу человека к развлечениям». В «Дивном новом мире» людьми управляли удовольствия. Если вкратце, Оруэлл боялся, что нас погубит то, что мы ненавидим. Хаксли боялся, что нас погубит то, что мы любим.


Адам Парфрей

«Культура времён Апокалипсиса»
звезда

Тема про души

Для доктора Кансела, который упорно уводит разговоры в темные неясные места.

Потому что то что в учениях
признающих наличие у человека души
считается нашими душами
не является в полной мере
человеческим образованием

И мы животные по сути
и души наши отголоски
очень давно обитавших здесь
биологических об'ектов



Прошу! Поясните мне о чем это? Что значит, что душа не является в полной мере человеческой???????
О каких таких учениях идёт речь?
звезда

Омар Хайям

Да, женщина похожа на вино,
А где вино,
Там важно для мужчины
Знать чувство меры.
Не ищи причины
В вине, коль пьян —
Виновно не оно.
Да, в женщине, как в книге, мудрость есть.
Понять способен смысл её великий
Лишь грамотный.
И не сердись на книгу,
Коль, неуч, не сумел её прочесть.
___________________________________
Омар Хайям
ушанка
  • daosden

Мастер дзен

Кодо Саваки Роси - мастер дзен-буддизма. (1880-1965)

Сегодня многие люди относятся к дзен, как к интересной штуковине из супермаркета, которая состоит из десятиминутных медитаций на свежем воздухе, настольного сада из камней и афоризмов, которые можно вспомнить на свидании с девушкой. Кодо Саваки Роси назвал бы таких людей чертями, а потом посоветовал им прыгнуть со скалы.

«Мы просто родились и мы просто умрём, но ты спрашиваешь о смысле жизни, ты спрашиваешь, что тебе даст дзадзэн? При этом ты не имел бы права жаловаться, если бы умер в прошлом году. Разве не ясно с самого начала, что жизнь ничего не даёт? Это просто приход и уход – и это всё. Твоя проблема в том, что ты носишь в груди что-то, что не хочет это признавать», - сказал бы мастер Кодо Саваки.

Одна из книг Кодо Саваки Роси называется «Дзен – самое большое враньё всех времён и народов». «Заурядные люди», термин, который часто использовал Кодо, подумают, что автор однажды разочаровался в Дзен. Но Кодо Саваки Роси оставался нищим проповедником дзен-буддизма до самой смерти. По его мнению, любой поход за просветлением – это нажива для черта. Но настоящее сатори есть и оно уже настигло нас всех.

«Странно, что ни один человек на свете серьезно не задумывается о своей собственной жизни. Уже бесконечно долго мы носим в нас что-то, что еще не сварено. Но мы успокаиваем себя тем, что у других всё также: я называю это «сумасшествие толпы». Мы думаем, что просто должны быть такими же, как другие. Сатори означает создавать свою жизнь самому. Это означает проснуться от сумасшествия толпы».
звезда

Роза Парацельса

Хорхе Луис Борхес

Роза Парацельса

В мастерской, занимавшей весь подвал, Парацельс молил Бога, своего неопределенного Бога, любого Бога, чтобы тот ниспослал ему ученика. Смеркалось. Слабый огонь камина ложился на пол беспорядочными бликами. Встать и зажечь железный светильник не было никаких сил. Усталость сморила Парацельса; он забыл о своем молении. Когда ночь стерла пыльные перегонные кубы и горн, в дверь постучали. Полусонный Парацельс встал, вскарабкался по короткой винтовой лестнице наверх и приоткрыл дверь. Вошел неизвестный. И он выглядел уставшим. Парацельс указал ему на скамью. Тот сел и стал ждать. Некоторое время сидели молча.

Первым заговорил учитель.

– Я помню лица Запада и лица Востока, – не без вызова произнес он, – а твоего не помню. Кто ты такой и чего тебе нужно от меня?

– Суть не в том, как меня зовут, – ответил тот. – Я шел три дня и три ночи, чтобы попасть к тебе. Возьми меня в ученики. Отдаю тебе все, что у меня есть.

С этими словами правой рукой он извлек мошну и вывернул ее на стол. Дублонов было много, и все золотые. Парацельс стал к нему спиной и зажег светильник. Когда он повернулся, в левой руке у гостя он увидел розу. Роза его смутила.

Парацельс сел и сложил кончики пальцев.

– Ты считаешь, я могу изобрести камень, превращающий все элементы в золото, и предлагаешь мне золото. Нет, не золота я ищу, и если тебе важно золото, тебе никогда не стать моим учеником.

– Не нужно мне золота, – ответил гость. – Эти монеты – знак моей жажды труда. Обучи меня Искусству. Дай пройти рядом с тобой по дороге, ведущей к Камню.

Collapse )
звезда

Топи

«Топи» — это не дословный мир русской деревни, это путешествие в прошлое и в себя, в свое подсознание. В магическое, мистическое, бытовую магию и мистику, которая у нас в жизни всегда присутствует.

Интервью писателя Дмитрия Глуховского к выходу сериала «Топи». О смерти, свободе и его новом герое.

https://meduza.io/feature/2021/01/28/nikakie-my-ne-raby