Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

звезда

Вот шествие по улице идет

Что далее. А далее – зима.
Пока пишу, остывшие дома
на кухнях заворачивают кран,
прокладывают вату между рам,
теперь ты домосед и звездочет,
октябрьский воздух в форточку течет,
к зиме, к зиме все движется в умах,
и я гляжу, как за церковным садом
железо крыш на выцветших домах
волнуется, готовясь к снегопадам.

Читатель мой, сентябрь миновал,
и я все больше чувствую провал
меж временем, что движется бегом,
меж временем и собственным стихом.
Читатель мой, ты так нетерпелив,
но скоро мы устроим перерыв,
и ты опять приляжешь на кровать,
а, может быть, пойдешь потанцевать.
Читатель мой, любитель перемен,
ты слишком много требуешь взамен
поспешного вниманья твоего.
И мне не остается ничего,
как выдумать какой-то новый ход,
чтоб избежать обилия невзгод,
полна которых косвенная речь,
все для того, чтобы тебя увлечь.
Я продолжаю. Начали. Пора.
Нравоучений целая гора
из детективной песенки Вора.

***


И. Бродский, из поэмы "Шествие"
звезда

Пятница. Астринг

Загляни в бездну


Пьеса в одном акте

Пелевин
Рожден Всевышним цвет вещей,
Разнообразье их, бесценность формы.
А люди спорят, надрывая горло,
Как дети в буйной cлепоте очей.
И хоть из теста выпечки одной
Печенье в форме льва или барана,
Они твердят и жадно, и упрямо,
Что нет меж ними связи никакой.
Вкусившему бесплодны споры эти,
Но очевидность бесполезна детям.

Collapse )
ушанка
  • daosden

Исповедь идиота

Автор -джокер (http://samlib.ru/o/orlow_wadim_wiktorowich/bezdna08.shtml)

Кастанеда

Меня зовут НВ и я чертов псих.
С чего все началось? Сейчас уже трудно вспомнить.
Я был обычным мальчиком читал Кастанеду, тогда все читали Кастанеду.
Не все? Ну если кто то не читал, то сам виноват, надо было читать.
И вот однажды меня укусила божья коровка.
Не туда куда вы подумали чертовы пошляки.
Кроме Кастанеды я стал читать и Пелевина и это привело к трагедии.
От Пелевина я перешел на сообщество ру_пелевин и это было начало конца.

Collapse )
звезда

Путешествие Саши

Пойди туда, не зная куда..

Почему Турция была первой точкой мистического путешествия?
Видимо потому что надо было встретиться с Со - повстречаться с Мудростью.

А второй точкой была Куба. И какое-то редкое дежавю нахлынуло на Кубе, детские воспоминания, чистые и светлые, то, что еще не испорчено взрослым опытом.
Красивые лица, приятное общение, музыка, которая останавливала рой мыслей и давала покой и блаженство и куда-то влекла. Кафе "Дерево и камень" почти намекают на Чапаева и Пустоту, и Саша, поедая свой сэндвич (подумать что он означал как метафора) размышляет:

Вечером я пошла в «Дерево и Камень». Официант меня помнил – и спросил, хочу ли я опять «Сашу Руз». Съесть саму себя было интересно и даже sexy. Пока мой сэндвич готовили на кухне, официант рассказал историю его названия.

Съесть саму себя - это же намек на то, чтобы избавиться от иллюзии своего Я.

Валун возле кафе – мысль длинная, но простая. Я сама по сравнению с валуном – короткая, но крайне сложная мысль. А есть самая большая и длинная мысль, содержащая всю простоту и всю сложность, включая Сашу, Шиву, валун, дерево и прочее. Эта большая общая мысль – вся реальность. И она, как луч света со светящейся в нем пылью, возникает над жерлом бесплотной божественной машины, которую Ахмет Гекчен назвал проектором «Непобедимое Солнце».

Можно считать это проектором. Можно богом. Какая разница? Кто-то сказал, что древние евреи исписали много томов тайными именами бога, но все эти имена были не у бога, а у евреев – к богу ни одно так и не прилипло.

Самое унизительное для людей в том, что наши бирки совершенно не на что повесить. Про это ведь и говорил на «Авроре» волчара Винс. В танцующем Шиве нет никаких выступов. Все наши истины со страшной скоростью рассыпаются в прах, наши книги, где были записаны вечные имена, уже истлели в пещерах… На что здесь можно опереться? Вот этому лежащему в траве валуну миллиард лет. Но этому миллиарду лет всего одна секунда.


Саша таким образом постигает Пустоту)
В Сутре Сердца сказано почти тоже самое:

Все вещи по своей природе пусты,
Они не рождаются и не уничтожаются,
Не грязны и не чисты,
Не возрастают и не убывают.

По этой причине бодхисаттвы опираются на праджня-парамиту, в их сознании отсутствуют препятствия. А поскольку отсутствуют препятствия, то отсутствует и страх. Они удалили и опрокинули все иллюзии и обрели окончательную нирвану.

И именно на Кубе, познав Мудрость и Пустоту , Саша встречает Наоми. Мантра Ом мани падме хум сложилась и ничего что в этой мантре Саша - падме - инь, Луна, лотос, йони, а мани - ян, Солнце, лингам - тоже женщина, Кубинка
ведь у бодхисаттв нет пола)
в нирване нет женщин и мужчин, вот, что хотел сказать нам Виктор Пелевин, как всегда мило и мягко пошутив про лесбиянок.

Мантра Ом мани падме хум - великая мантра, ведущая к Источнику. Она и спасет мир.
звезда

Черный Бисер

Октябрь два ноль, ковидная эпоха.
Несимметричность строк. Нечетность чисел.
Немолчный вой господня кабыздоха.
Путь к бездне выстилает чистый бисер,
тварь божья прет, не чувствуя подвоха.
angels_chinese



Литературный час.


Продолжаем тему в комментах
звезда

Колёса любви

Как писала Каренина в письме к Мерелин:
«Колеса любви расплющат нас в блин…»


Весь вечер крутилась в голове эта песня..

Колеса любви едут прямо по нам..
и аукнулось же
Мне отмщение, и аз возздам

Тут я поняла наконец "Анну Каренину". Это же Лев Толстой приделал эпиграф к роману.
Как бы за любой нравственный проступок последует месть! И Анна сполна ее получила.
А вот ее брат Стива за аналогичный проступок не получил ничего. Может быть потому что раскаялся, попросил у жены прощения и не бросил семью, детей?

Может быть не нужно вообще нам такой любви?

Которая потом расплющивает в блин...

Что-то не верится мне, что женщины спасут этот мир, всегда найдется новая Каренина.
Лучше быть как другая Анна - в романе "Чапаев и Пустота" и научиться стрелять из глиняного пулемёта.
звезда

Встретила Пелевина

Задала ему вопрос - Что для Вас значит Дхарма?


В. Пелевин: Я в изучаю и практикую свой ум, для которого Дхарма Будды лучший инструмент, который я знаю. И это то, что слово «буддизм» для меня значит. И я также абсолютно принимаю моральную сторону буддийского учения, потому что это необходимое условие для возможности практиковать ум.
звезда

Non, je ne regrette rien

Так о чем не жалеет Пелевин? Надев майку с этой надписью.
А я вспоминаю А Хули. Тот момент, когда Александр ушел от нее.
Я всегда в этом месте не могу сдержать слез.

Non, je ne regrette rien ... Но я знаю, что никогда больше не буду счастлива, как в Гонконге шестидесятых...со счастливой пустотой в сердце...
звезда

Астринг

Думаю, пора заканчивать со свинством в Бездне. Никогда свинья не станет человеком.

Космосвин унижает человеческий ум, меня, Пелевина, все что мне дорого.


Случилось так, что в саду наших душ вместо ангелов ходят артисты, Ходят за деньги, прямо по цветам сапогами. До счастья было рукой подать, но всё испортили сепаратисты, Теперь нам придётся идти к нему своими ногами. Когда Джа-Джа поёт, ты делаешь вид, что не слышишь, Джа-Джа танцует, ты где-то всегда в другом месте.
Этот низкий потолок страшнее чумы и проказы.


звезда

По следам Бунина

22 октября 2020 года Ивану Алексеевичу Бунину исполняется сто пятьдесят лет.

В 1933 году Бунин стал первым русским писателем, удостоенным Нобелевской премии по литературе.

«Новая литературная низость, ниже которой падать, кажется, уже некуда: открылась в гнуснейшем кабаке какая-то «Музыкальная табакерка» — сидят спекулянты, шулера, публичные девки и лопают пирожки по сто целковых штука, пьют ханжу из чайников, а поэты и беллетристы (Алешка Толстой, Брюсов и так далее) читают им свои и чужие произведения, выбирая наиболее похабные. Брюсов, говорят, читал «Гавриилиаду», произнося все, что заменено многоточиями, полностью. Алешка осмелился предложить читать и мне,- большой гонорар, говорит, дадим». (Бунин, «Окаянные дни»)


Музыкальная табакерка в ЧиП
«Тотчас откуда-то вынырнул половой с подносом в одной руке и медным чайником в другой (…). На подносе помещалось блюдо с пирожками (…). Половой расставил перед нами чашки, наполнил их из чайника и замер в ожидании. (…) Это была ханжа, плохая китайская водка из гаоляна. Я принялся жевать пирожок (…)
— С чем пирожки-то? – нежно спросил Барболин. – Говорят, тут люди пропадают. Как бы не оскоромиться.
— А я ел, — просто сказал Жербунов. – Как говядина».

«Публика была самая разношерстная, но больше всего было, как это часто встречается в истории человечества, свинорылых спекулянтов и дорого одетых блядей. За одним столиком с Брюсовым сидел заметно потолстевший с тех пор, как я его последний раз видел, Алексей Толстой с большим бантом вместо галстука. Казалось, наросший на нем жир был выкачан из скелетопобного Брюсова. Вместе они выглядели жутко»

«Дело было в том, что выступавший, этот самый Сраминский, или как его там, чутьем понял, что только что-то похабное способно вызвать к себе живой интерес этой публики. Само по себе его умение было в этом смысле вполне нейтральным (…), поэтому и понадобилось его выдать за что-то непристойно-омерзительное.
О, как я пожалел в эту секунду, что рядом не было кого-нибудь из символистов, Сологуба, например! Или еще лучше Мережсковского. Разве можно было бы найти символ глубже? Или, лучше сказать, шире? Такова, с горечью думал я, окажется судьба всех искусств в том тупиковом тоннеле, куда нас тащит локомотив истории. Если даже балаганному чревовещателю приходится прибегать к таким трюкам, чтобы поддержать интерес к себе, то что же ждет поэзию? Ей совсем не останется места в новом мире – или, точнее, место будет, но стихи станут интересны только в том случае, если будет известно и документально заверено, что у их автора два х.я, или что он, на худой конец, способен прочитать их жопой. Почему, думал я, почему любой социальный катаклизм в этом мире ведет к тому, что наверх всплывает это темное быдло и заставляет всех остальных жить по своим подлым и законспирированным законам?»
(Пелевин, «Чапаев и Пустота»)