Category: литература

звезда

А самого Пелевина спросили?

На Change.org появилась петиция с требованием включить в состав рабочей группы по изменению Конституции России писателей Виктора Пелевина и Владимира Сорокина. Ее опубликовал Леонид Лялин.

«Без этих двух авторов Конституция наша будет мерзкой и скучной. А с ними она будет мерзкой, но интересной», — говорится в тексте петиции, адресованной Владимиру Путину.

Леонид Лялин, который в стихах реагирует на происходящее в стране, в твиттере написал так: «Процесс поправок очень однобокий / Пусть оживят его Пелевин и Сорокин! / Они там уместны, без шуток / Среди политических конституток!».

15 января Владимир Путин во время своего ежегодного послания Федеральному собранию предложил внести изменения в Конституцию. В рабочую группу, которая будет заниматься этим вопросом, вошли 75 человек, в том числе спортсменка Елена Исинбаева, врач Леонид Рошаль, актер Александр Калягин, которые были доверенными лицами президента на последних выборах.

https://www.change.org/p/%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80-%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87-%D0%B2%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%BF%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%B8-%D1%81%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%B2-%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2-%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%B9-%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%BF%D0%BF%D1%8B-%D0%BF%D0%BE-%D0%B8%D0%B7%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8E-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%83%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%80%D1%84?recruiter=32905705&utm_source=share_petition&utm_medium=facebook&utm_campaign=psf_combo_share_initial&utm_term=psf_combo_share_initial&recruited_by_id=4497aa60-081d-0130-2c67-40401fa5e37a&share_bandit_exp=initial-20119809-ru-RU&share_bandit_var=v1&utm_content=fht-20119809-ru-ru%3Av5
звезда

Мысли

Я много раз думала, зачем Котовский дает права модеров в чате и в форуме больным людям?
То Вадиму Орлову, инвалиду по разуму, то Максиму Кулыгину - тоже инвалиду с диагнозом шизофрения, с опухолью в голове и голосами -глюками?
Отчего тов. Котовский думает что эти больные могут модерировть чат сайта тв. Пелевина?
Какие могут быть аргументы?
Один аргумент - чувство вины Котовского, у которого дочь страдает шизофренией, это повод дать всем психам права модеров.
Второй аргумент - чувство мести самого Котовского, у которого жизнь не задалась, отомстить всем, забанить всех руками психов.
Третий - месть Пелевину - вот тебе Витя, вот _ получай - мразину Люку, которая мечтает отттрахать Витю.
звезда

8 лет назад

наши трения на ффф

Отождествление личности автора во вместилище повес
Таблица Брадиса


Продолжая тему отождествления личности автора и отображения оного во вместилище повествования cкажу так,пораскинув,на досуге,мозгом: я думаю в последнем своём произведении Пелевин выписал себя в образе хенелоры.


Collapse )
звезда

БГ отвечает

— Борис Борисович, кем вы себя определяете?

БГ: Никем не определяю. Определить – значит ограничить. А зачем нужны ограничения?

— Вы свободный человек?

БГ: Не знаю, никогда не думал об этом. «Свободный человек» – это как-то подозрительно хорошо звучит.

Collapse )
звезда

Список кораблей

«Список кораблей никто не прочтёт до конца, кому это нужно — видеть там свои имена…».
Аквариум. Северный цвет


Бессонница. Гомер. Тугие паруса.
Я список кораблей прочел до середины:
Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,
Что над Элладою когда-то поднялся.

Как журавлиный клин в чужие рубежи,-
На головах царей божественная пена,-
Куда плывете вы? Когда бы не Елена,
Что Троя вам одна, ахейские мужи?

И море, и Гомер - всё движется любовью.
Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит,
И море черное, витийствуя, шумит

И с тяжким грохотом подходит к изголовью.

О. Мандельштам

*список кораблей - перечень кораблей - эпический перечень во второй книге («песни») «Илиады» Гомера, где перечислены отряды греческого войска, отплывшие к Трое на Троянскую войну.
S.P.Q.R.

НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ЖЁЛТУЮ СТРЕЛУ

Подрагивает поезд, но не едет, важней всего иллюзия движенья
Мелькают люди, страны, звёзды в отражении
Двойного запылённого стекла
Им кажется — они куда-то едут; не оторваться от вагонного тепла...
Я миражом останусь на перроне, романтик вечный, старый и седой
Не по пути мне с теми, что в вагоне, умру в дороге за заветною мечтой...
Стреляю жизнью в смерть… но кончились патроны...
И больше не вернусь я никогда туда, где движутся перроны,
И вечно неподвижны поезда...
Пропал чудак, — промолвят из вагона... Им ничего не видно из окна...
Для тех, кто на вокзалах и перронах, всегда в ночи горит моя звезда!

Чечеткин Н.А.

................................

народный целитель. мужику лет за 50. даже "гуглится"- вот именно что по теме Народные Целители. по фотографиям диагностирует и т.п.. сейчас моя подруга его книжку для "Амриты" редактирует.вот таким стишком книжка заканчивается
звезда

Четыре цикла

Хорхе Луис Борхес
Четыре цикла


Историй всего четыре. Одна, самая старая — об укрепленном городе, который штурмуют и обороняют герои. Защитники знают, что город обречен мечу и огню, а сопротивление бесполезно; самый прославленный из завоевателей, Ахилл, знает, что обречен погибнуть, не дожив до победы. Века принесли в сюжет элементы волшебства. Так, стали считать, что Елена, ради которой погибали армии, была прекрасным облаком, виденьем; призраком был и громадный пустотелый конь, укрывший ахейцев. Гомеру доведется пересказать эту легенду не первым; от поэта четырнадцатого века останется строка, пришедшая мне на память: «The borgh brittened and brent to brondes and askes» *1; Данте Габриэль Россетти, вероятно, представит, что судьба Трои решилась уже в тот миг, когда Парис воспылал страстью к Елене; Йитс предпочтет мгновение, когда Леда сплетается с Богом, принявшим образ лебедя.
Вторая, связанная с первой, — о возвращении. Об Улиссе, после десяти лет скитаний по грозным морям и остановок на зачарованных островах приплывшем к родной Итаке, и о северных богах, вслед за уничтожением земли видящих, как она, зеленея и лучась, вновь восстает из моря, и находящих в траве шахматные фигуры, которыми сражались накануне.
Третья история — о поиске. Можно считать ее вариантом предыдущей. Это Ясон, плывущий за золотым руном, и тридцать персидских птиц, пересекающих горы и моря, чтобы увидеть лик своего бога — Симурга, который есть каждая из них и все они разом. В прошлом любое начинание завершалось удачей. Один герой похищал в итоге золотые яблоки, другому в итоге удавалось захватить Грааль. Теперь поиски обречены на провал. Капитан Ахав попадает в кита, но кит его все-таки уничтожает; героев Джеймса и Кафки может ждать только поражение. Мы так бедны отвагой и верой, что видим в счастливом конце лишь грубо сфабрикованное потворство массовым вкусам. Мы не способны верить в рай и еще меньше — в ад.
Последняя история — о самоубийстве бога. Атис во Фригии калечит и убивает себя; Один жертвует собой Одину, самому себе, девять дней вися на дереве, пригвожденный копьем; Христа распинают римские легионеры.
Историй всего четыре. И сколько бы времени нам ни осталось, мы будем пересказывать их — в том или ином виде.

--------------------------------------------------
Примечания
*1Эта строка на средневековом английском языке значит приблизительно следующее: «Крепость, павшая и стертая до пламени и пепла». Она — из замечательной аллитерационной поэмы «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь», которая сохраняет первобытную музыку саксонской речи, хотя и создана через несколько веков после завоевания Англии под предводительством Вильяльма Незаконнорожденного.

____________________

Если взять роман Пелевина "Искусство легких касаний", то к какой бы истории мы его отнесли?
Наверное к четвертой - убийству Бога, когда гаргульи , через которые в души лился свет от просветленных существ подменились химерами - нашим Разумом, и Рай или Нирвана разделилась на Рай и Ад, или на сансару и нирвану. Те, кто не убил в себе гаргульи, остался в верхних чистых мирах, а те, кто принял за божественное свою свинью - попал в наш мир.
звезда

В темноте у окна

В темноте у окна,
на краю темноты
полоса полотна
задевает цветы.
И, как моль, из угла
устремляется к ней
взгляд, острей, чем игла,
хлорофилла сильней.

Оба вздрогнут -- но пусть:
став движеньем одним,
не угроза, а грусть
устремляется к ним,
и от пут забытья
шорох век возвратит:
далеко до шитья
и до роста в кредит.

Страсть -- всегда впереди,
где пространство мельчит.
Сзади прялкой в груди
Ариадна стучит.
И в дыру от иглы,
притупив острие,
льются речки из мглы,
проглотившей ее.

Засвети же свечу
или в лампочке свет.
Темнота по плечу
тем, в ком памяти нет,
кто, к минувшему глух
и к грядущему прост,
устремляет свой дух
в преждевременный рост.

Как земля, как вода
под небесною мглой,
в каждом чувстве всегда
сила жизни с иглой.
И, невольным объят
страхом, вздрогнет, как мышь,
тот, в кого ты свой взгляд
из угла устремишь.

Засвети же свечу
на краю темноты.
Я увидеть хочу
то, что чувствуешь ты
в этом доме ночном,
где скрывает окно,
словно скатерть с пятном
темноты, полотно.

Ставь на скатерть стакан,
чтоб он вдруг не упал,
чтоб сквозь стол-истукан,
словно соль, проступал,
незаметный в окно,
ослепительный Путь --
будто льется вино
и вздымается грудь.

Ветер, ветер пришел,
шелестит у окна.
Укрывается ствол
за квадрат полотна.
И трепещут цветы
у него позади
на краю темноты,
словно сердце в груди.

Натуральная тьма
наступает опять,
как движенье ума
от метафоры вспять,
и сиянье звезды
на латуни осей
глушит звуки езды
по дистанции всей.



И. Бродский, 1961
звезда

Тайна Виктора Пелевина

Виктор Олегович по нашей с ним общей договоренности (моей, БГ и ДД) должен был реинкарнировать одновременно с нами, в один год , чтобы потом построить масонский Храм и открыть новый портал для связи с Богом, как это сделали в свое время Битлз.
Но Витя... Витя.. замешкался и все твердил :

Я не до конца уверен, что это правильный поступок — здесь родиться. В форме человека. Должен ли я ещё кого-то сюда затаскивать?

Но потом все же решился и вот он тут с нами, и как бы мы без него жили?

Мы говорим Пелевин, подразумеваем БГ. Мы говорим Смотритель, подразумеваем ПВО, мы поем Мертвые матросы не спят, а видим зомби, обуреваемые жаждой сансары.

На что мне жемчуг с золотом, на что мне art nouveau;
Мне кроме просветления не нужно ничего.
Мандала с махамудрою мне светит свысока -
Ой, Волга, Волга-матушка, буддийская река!