Category: история

звезда

Пятничный астринг

Она придет ко мне по тысяче ветров,
Пройдя по радуге над городом мостов;
Алмазы звезд в ее руках -
Она их бросит в полночь...

Она ведет меня сквозь каменные тени,
Она хранит меня, любовь ее священна,
В чугунном мире вашем, как рассвет,
Ее дыханье...

Как я люблю ее; слова ее - как свечи;
Я говорю с ней, но всегда меж нами вечность,
Она всегда со мной
В печали наших песен...

Она придет ко мне по тысяче ветров,
Пройдя по радуге над городом мостов;
Алмазы звезд в ее руках -
Она их бросит в полночь..

''Другая'' - Альбом: Аквариум - Притчи Графа Диффузора (1974)
(C)Борис Гребенщиков

звезда

Апория летящей стрелы. (Часть III.)

Я люблю тех, кто не умеет жить иначе, как чтобы погибнуть, ибо идут они по мосту.
Я люблю великих ненавистников, ибо они великие почитатели и стрелы тоски по другому берегу.
(Ф.Ницше)



Подобная серебряному веретену Тефиды стремительно неслась над Атлантикой цельнометаллическая громадина дирижабля "Pfeil der Sehnsucht". Мерно гудели моторы, алые отблески сигнальных огней прокатывались по каюте. Эрих давно проснулся и лежал на койке, уставясь в потолок. Циферблат часов фосфоресцировал в полумраке. До смены оставался ещё час. Только что виденный сон змейкой ускользал из памяти. Кажется, там была солнечная комната со множеством распахнутых настежь окон, и хлопали занавески на ветру. Он стоял посреди этой пустой комнаты и держал в руке ключ. Ключ от... Нет, Эрих не мог вспомнить. Он попытался встать с койки, и тотчас в глазах ярко полыхнула белая вспышка, стала медленно угасать, расползаться кляксой, жёлтой, оранжевой, с ярко-зелёной каймой. Растаяла.

— Да что со мной? — прошептал Эрих и поднялся рывком, проворно вцепляясь в угол столика. Голова кружилась. Медленно передвигаясь, он вышел в коридор. На техническом этаже царила тишина. Горел свет в окошке телеграфной. Эрих, скользя рукой по стене, добрался до неё и дёрнул ручку двери — та оказалась заперта на ключ. В круглое окошко видно было, что телеграфист Курт сидит в наушниках, склонившись над столом, и, возможно, спит.

— Нужно доложить старшему механику, что я болен, — решил Эрих и, нырнув в тёмный проём винтовой лестницы, стал спускаться в машинное отделение, откуда всё отчётливее доносился гул моторов и равномерный перестук поршней. Шершавые алюминиевые перила приятно холодили ладонь. Эрих остановился и приложил к ним пылающий лоб. Открыв глаза, он вздрогнул: на мгновение ему почудилось, что бесчисленные витки лестницы низвергаются куда-то в чёрную бездну.

Спустившись на один пролёт, он остановился в нерешительности перед овальной дверью, пытаясь сообразить, куда она ведёт. Никак не удавалось вспомнить, был ли ещё ярус между техническим этажом и машинным отделением, и что располагалось на этом ярусе. Наконец, Эрих толкнул дверь и вошёл. Его глазам открылся просторный зал с низким потолком, в тусклом дежурном освещениии. Голова опять закружилась. Эрих присел прямо на пол у стены, чтобы собраться с силами, как вдруг увидел в дальнем конце зала девушку. Невысокая стройная шатенка в светлом платье, она стояла у иллюминатора вполоборота к Эриху и едва заметно шевелила губами. Он прислушался.
— Saafi saafi len dakhi... seddn moili kuekhi... — она замолчала и повернула лицо к Эриху. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем она произнесла: — Вы?..
Он глядел на неё во все глаза, пытаясь вспомнить, откуда ему знакомо её лицо. Потом, облизнув пересохшие губы, хриплым голосом спросил:
— Вы знаете меня, фройляйн?
Девушка тоже не спускала с него огромных удивлённых глаз. Услышав вопрос, она как-то страдальчески улыбнулась и тихо произнесла:
— А Вы... Вы... не узнаёте меня?
— Я не могу вспомнить, — ответил Эрих, — где мы могли видеться... Мне кажется, вас не было среди пассажиров "Pfeil der Sehnsucht". Как вас зовут, фройляйн?
— Клои! — с готовностью воскликнула девушка и сделала к нему несколько шагов, но в этот момент вдалеке раздался звонок, оповещающий о пересменке обслуживающего дирижабль технического персонала, и она остановилась, оглядываясь по сторонам, а потом быстро заговорила совсем другим тоном, — Послушайте, не верьте этому всему, это симуляция, понимаете?
— Нет, я... По-моему, я действительно немного болен, фройляйн.
— О, господи... Я не вас имела в виду... Ну, как вам... Это всё декорация, иллюзион... Не верьте.

Вдруг произошло невероятное. Клои лёгкими шагами приблизилась к Эриху, который всё продолжал сидеть на полу, и, нагнувшись, поцеловала его в горячий лоб. Он закрыл глаза.
— У вас высокая температура... Но это ничего, обычная простуда, — торопливо сказала она, — уходите... пожалуйста... вам нельзя здесь оставаться! Мы ещё увидимся...
Эрих почти не слышал её. В голове шумело, и перед глазами опять вспыхнуло ослепительное бело-зелёное пламя. Он хотел задать ей какой-то очень важный вопрос, но смог выговорить только:
— Эти слова... Вы читали какое-то заклинание или стихи... Что это?
Её уже не было... Каким-то образом он выбрался на лестницу, упал, опять поднялся, держась за перила. Перед глазами вертелся сложный узор решётчатых алюминиевых ступенек, переплетающиеся спирали отверстий, круги, круги... белые... оранжевые... зелёные...
Из этих кругов вынырнули строгие седые усы старшего механика. Он осторожно тряс Эриха за плечо и что-то говорил стоящему позади юнге. Эрих засмеялся:
— Я видел сейчас ангела, гер Фишер. Видите ли... мы все... в бутылке... на витрине...
После этих слов он потерял сознание.



кока, 2013.10.25
звезда

Месть королевы Анны

«Месть королевы Анны» — пиратский корабль, флагманское судно капитана по прозвищу Черная Борода.
Долгие годы археологи пытались узнать, по обрывкам плохо сохранившимся в морской воде, которые нашли в пушке 300 лет назад затонувшего корабля - первоисточник.
И вот успех! Разгадка!

Найденные фрагменты оказались 178-й страницей книги капитана Эдварда Кука «Путешествие к Южному морю и вокруг света, совершенное в 1708, 1709, 1710 и 1711 годах».



«Капитан пиратов Черная Борода»
Jean Leon Gerome Ferris. 1920

звезда

Баал

Баал уже упоминался Пелевиным и не раз в романе "Лампа Мафусаила".
И это был вовсе не добрый Бог, делающий для людей самое лучшее, совсем наоборот.

Collapse )

В "Иакинфе" есть для меня непонятный момент. Если Икаинф не врал, не придумал всю истрию про Жореса, тогда непонятно, зачем надо было их кромсать топором, ведь по рассказу Иакинфа их забрал Баал, как жертв.
И они должны были бы сгореть в костре, не оставив после себя даже куска плоти, а лишь запах сгоревшего мяса.
S.P.Q.R.

"ВЫПРЯМЛЕНИЕ ЛИНИЙ"

"ИСКУССТВО ЛЕГКИХ КАСАНИЙ".. ДСП.

это не связано с обсуждением лит.достоинств,которые высоки и внутренних связей первых двух новелл, которые логичны, но относится к области знаний по курсу "история религий".. иероглиф "КА", и именно он изображен на стене в "погребальной камере" египтолога, в древнем египте не обозначал "жизненную силу" человека в том лишенном строгого научного смысла расплывчатом значении, которое вкладывается в эти слова в обыденном сознании. "КА"- это "двойник", то что в системе нагвализма называют "ДУБЛЕМ", т.е "телом света". . "КА" не связан непосредственно с "БА" и "АХ" составляющими согласно древнеегипетской натурфилософии тонкие составляющие физического тела человека. "Ка" существует отдельно "на небесах" по их представлениям..

Тут стоит задать первый вопрос . Почему иероглиф обозначающий "КА" фактически представлял собой изображение человека с рогами над головой ?. ибо поднятые и согнутые в локтях над головой человечка руки на этом иероглифе удивительно напоминают рога

далее будет уместно привести слова ВечнойЛюбви Нагваля Исидора Бальтасара Керол Тигс :

"ВСЕГДА ГОВОРИЛИ, ЧТО У ЛЮДЕЙ ЕСТЬ РАЗРЫВ МЕЖДУ УМОМ И ТЕЛОМ- ЭТОТ ДИСБАЛАНС. ЭТА "ПРОБЛЕМА ДУШИ И ТЕЛА", НО ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ РАЗДВОЕНИЕ СУЩЕСТВУЕТ МЕЖДУ ФИЗИЧЕСКИМ И ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ ТЕЛАМИ, МЫ УМИРАЕМ ДАЖЕ НЕ ПРОБУДИВ ЭТОГО МАГИЧЕСКОГО ДУБЛЯ, И ОН ЗА ЭТО НЕНАВИДИТ НАС, ВОТ И ВСЯ "ТАЙНА" МАГИИ : ДАТЬ ДОСТУП ЭТОМУ ДУБЛЮ ДЛЯ АБСТРАКТНОГО ПОЛЕТА. МАГИ ПРЫГАЮТ В ВАКУУМ ЧИСТОГО ВОСПРИЯТИЯ СВОИМ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ ТЕЛОМ"

и посмотреть известный видеоклип :



Что там в финале происходит?

Куда уходит Героиня ?

...«Я узнал его, и увидел, что он был мной самим, который в небесах, от которого я был отделен». И это точно как у Валентина: «Человек стоит лицом к лицу не со своим Богом, но со своим идеальным, вечным self, своим ангелом-хранителем». Юнг начал ворчать и ругаться (что он умел делать прекрасно, даже по-английски). Он вытащил из внутреннего кармана тетрадку и что-то быстро записал в ней. Видите ли, до того момента от него ускользало то, что главной доктриной митраизма было единство человека и его Двойника, и что это согласовывалось с его собственным видением ego и Self. Но эта оплошность была исключением..."

"Они говорят, что существует разрыв между Душой и Телом. Но знай - реальный разрыв между физическим и энергетическим телами. Безупречный воин, если хочет выстоять в битве с Быком-Людоедом должен добиться их единства. Узнай же первую примету- небо и все, что вокруг потемнеет, как в сумерках и ты услышишь стук и треск. Это колеса колесницы."

"Чем больше молодой джедай превращался в Императора, тем глубже поглощала его темная сторона Силы"


Первый год Второй тетрархии. Весна.

Август Крисп - на левом берегу Дуная.

Август Лициниан - в Никомидии.

Collapse )
звезда

Последняя бабочка

Листья на деревьях всё желтели и желтели, начался листопад, зашумели осенние ветры — настала поздняя осень. Царица года лежала на земле, усыпанной пожелтевшими листьями; кроткий взор её был устремлён на сияющие звёзды небесные; рядом с нею стоял её муж. Вдруг поднялся вихрь и закрутил сухие листья столбом. Когда вихрь утих — царицы года уже не было; в холодном воздухе кружилась только бабочка, последняя в этом году.

— Ганс Христиан Андерсен, «История года»

звезда

ИЛК

Рецензия Николая Подосокорского

Масонские мемовирусы, химеры соцсетей и братство Сатурна в «Искусстве лёгких касаний» Виктора Пелевина

Новая книга Виктора Пелевина «Искусство лёгких касаний» (для удобства будем называть ее романом, как назвал свой одноименный бестселлер и пелевинский герой ‒ писатель и историк масонства Константин Голгофский, а сокращенно ‒ ИЛК) оставляет по прочтении привкус свинца во рту, будто посмотрел сериал HBO «Чернобыль» и ментально облучился вместе с незадачливыми работниками советской Атомной электростанции, а также несчастными пожарными и жителями Припяти. Выжить после этого можно, но восстанавливаться придётся долго – слишком уж реалистичными получились развёрстые бездны ада и насквозь пропитанные ядом явления общественной жизни, одухотворённые воображением писателя.

Collapse )
звезда

СССР 70-х

«В идеале он (Изюмин) хотел превратить США в такое же тупое и лживое общество, каким был Советский Союз семидесятых. Задачей Изюмина было свернуть свободу слова и создать в Америке омерзительную и душную атмосферу лицемерия, страха и лжи, погубившую Советский Союз. С той же аморалкой, с парткомом, кучей запретных тем и избирательным правосудием – с поправками на американские реалии, конечно, но всё же».

ИЛК, Пелевин