Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

звезда

Французский диспетчер

На этой неделе вышел трейлер ожидаемого фильма года — «Французского диспетчера» Уэса Андерсона. Помимо актерского состава (Билл Мюррей, Тимоти Шаламе, Тильда Суинтон и многие другие), картина поражает невероятно красивым визуальным рядом. Мартин Скорсезе как-то назвал Андерсона «следующим Мартином Скорсезе».

Уэс Андерсон обладает особенным талантом: он умеет невероятно точно передавать на экране простые радости и тонкости взаимодействия между людьми. Подобная чуткость редко встречается в кинематографе.

Я смотрела фильм Андерсона «Королевство полной луны», он без единой капли цинизма, трогательный, чистый, до слез.

звезда

Сожжённые корабли 3

Часть третья



В тот самый момент, когда Константин вступал под сень переплетённых ветвей и увядших листьев, окунаясь с головой в Неизведанное, его компаньон Боб Дилан так же решительно входил в редакцию журнала "Нью-Поркер" с намерением продать несколько своих лирических стихов (перекроенных писем Эди Седжвик), а заодно и песню о сожжённых кораблях (чем чаще он перечитывал её, тем больше убеждал себя, что хорёк лишь слегка изменил его идею, вскрыл второе дно, которое и так было заложено в первоначальном варианте, поэтому смешно в данном случае упоминать о каком-то соавторстве (а вот когда хорёк начнёт писать новые тексты, тогда уже, конечно, все они будут снабжены пометкой "Боб Дилан в соавторстве с К.")). В редакции журнала всё, как обычно, стояло на ушах: грохотали печатные машинки, звенели телефоны, скакали туда-сюда курьеры, щёлкали латунные застёжки их кожаных портфелей, хлопали двери, шелестели бумажные листы, перелетая со стола на стол, галдел многочисленный народ, патетично сотрясая различными предметами или в крайнем случае пустыми руками...

— Что там у вас сегодня? — нетерпеливо похлопал ладонью по столу редактор, заметив над собою мнущегося Дилана, и выхватив у него листки с текстами, молниеносно перебрал их, комкая и бросая в корзину:
— Чушь... Бред... Бред сивого мерина... Стоп, а вот это интересно (в руках его оставался последний листок с песней о кораблях) хм... Только вот эту последнюю фразу надо переделать — "замёрзшие пальцы ломают спички... время сжигать корабли..." — нам не нужны обвинения в призывах к терроризму. Закончите лучше так... э-э... замёрзшие руки держат чемоданы, готовы к отплытию корабли... ну или что-нибудь в этом роде. Не сочтите за антисемитский намёк.
— Что вы, какой терроризм! — испуганно воскликнул Боб Дилан, — Вы же знаете, мы, хиппи, против насилия в любой форме. Это просто философская зарисовка по мотивам известного исторического эпизода. Когда троянцы готовы были бежать на своих кораблях, оставив город без боя, один из солдат поджёг корабли, принудив соплеменников к сражению.
— Нехорошо, — осуждающе взглянул поверх очков редактор, — Нехорошо идти против всего коллектива. К тому же всё равно сражение было бессмысленным — ведь Кассандра изначально предсказала падение Трои... В общем, ладно. Переделайте в том духе, что это как бы греки после одержанной победы спокойно возвращаются домой. (Редактор быстро черкнул несколько слов на розовом бланке и сунул Дилану) Аванс можете получить в кассе, остальное после продажи тиража.
Дилан радостно схватил левою рукой вожделенный бланк, а правою уже вписывал на своём листочке поверх зачёркнутых строк — "замёрзшие руки держат чемоданы..."

Тем временем Константин пробирался в заросшие глубины садика, любуясь причудливыми играми теней и солнечных пятен, вдыхая весенние ароматы и ловя подвижными ушами окружающие звуки (низкие гудки барж, доносившиеся с Гудзона, пересвист птиц, шуршание ветра). Собственно говоря, Константин всегда был домашним ручным зверем, не знающим ни ужасов, ни прелестей дикой природы. Все сведения о мире черпал он в книгах, окнах и обрывках разговоров. Он знал, что во время своей вылазки может с большой долей вероятности повстречать какое-нибудь живое существо из семейства выдровых или мышиных, но никак не ожидал увидеть то, что вдруг выступило ему навстречу из тени лопухов... Это была большая морская свинка. Антрацитово-чёрная шерсть её лоснилась, хрустально-голубые глаза жизнерадостно сияли, макушку украшал голубой бантик, в который каким-то образом были вплетены клочки серебряной фольги и фантик с изображением восходящего солнца (что придавало образу свинки легкий оттенок японского шарма).

— Рада приветствовать вас, сударь, в своих владениях. Вам понадобилось меньше полугода, чтобы спуститься с четвёртого этажа, — хихикнула свинка. Константин выдержал паузу и с достоинством произнёс:
— Да, действительно, мы с другом снимаем квартиру на четвёртом этаже... Но с кем я имею честь разговаривать, простите?
— Корделия Трассиолла Чапман, горная пума, в этом магическом месте общаюсь с духами, будучи потомственной шаманкой, — представилась свинка и протянула Константину засушенный букетик, — Тут кое-какие травы для обряда. Вот розмарин, он для памятливости. Возьмите, дружок, и помните...
— Благодарю, — поклонился Константин, принимая стебелёк и засовывая его за ухо, — Классное имя. Но никогда бы не подумал, что вы пума. Скорее, морская... эмм... пантера...
— Имя я только что придумала, так-то меня зовут просто Чёрная Лимба, — ответила Трассиолла, кокетливо поправляя бантик, — А насчёт морской пантеры вы угадали. Мой прадедушка по материнской линии был дельфином, а прабабушка пантерой.
— Хм... И это... вы тоже только что придумали? — проницательно прищуриваясь, осведомился Константин.
— Ага, — беззаботно улыбнулась Трассиолла.
— Ну а я Джонатан Кокха Третий, горностай, в этом безмятежном убежище залечиваю раны сердца от несчастливой любви и заодно помогаю другу в творческом становлении, — отрекомендовался Константин с церемонным поклоном.
— Знаете что, я буду называть вас сокращённо — Кокха, никогда не запоминаю фамилий и вообще ненавижу всякий официоз, — заявила Чёрная Лимба.
— Тогда, с вашего позволения, я буду звать вас Трасси, — кивнул Константин, — Итак... Могу ли я узнать, Трасси, что за шаманские обряды вы проводите, и можно ли принять в них участие? Ибо я энтузиаст всевозможных метафизических исследований.
— Расскажите сначала о своём разбитом сердце, — свинка устроилась поудобнее, готовясь слушать длинную историю, но Константин лишь коротко пожал плечами:
— Обычное житейское дело, Трасси. Я любил её, она любила меня. Но мы не могли быть вместе, потому что... она прекрасная дева, а я всего навсего обыкновенный хор... хорностай... Кхм-кха...(Фальшивым кашлем Константин ненавязчиво скрыл свою случайную оговорку)
— У меня была похожая история в жизни, — сказала свинка, — Я любила одного профессора (мы вместе работали в лаборатории), но он был женат, и я понимала, что семью он ради меня не бросит, хотя и пылает страстью (я постоянно получала от него тайные зашифрованные послания, которые для меня-то были совершенно ясны). В общем, разорвать эту цепь безумия помог случай. Мы куда-то ехали, и поезд сошёл с рельс. Бах-тарарах!.. Колбы, аквариумы, белые мыши, препараты, всё смешалось в жутком месиве... Я выбралась из-под обломков посреди бесконечного леса и пошла, куда глаза глядели... Тогда я и познала свою шаманскую сущность. Лес протянул мне руку помощи. Подсказал шёпотом, что можно есть, а что нельзя, научил строить временные жилища в дуплах деревьев, помог избавиться от эмоциональных зависимостей. А потом он обратился ко мне за помощью... Дело в том, что лес — это остатки первозданного Райского сада на Земле. С тех пор, как Земля была покинута Богом, он сильно эволюционировал, пытаясь приспособиться к неблагоприятным условиям, стал колючим, наполнился мошкарой и паутиной, заболотился, забуреломел, затаился. И люди (люди, которых он считал друзьями, которых он кормил и защищал) предательски вырубают его километр за километром, рассекают дорогами, выжигают пожарами. А всё дело в этом проклятом яблоке, затмившем их разум. Они не понимают, что уничтожая лес закрывают себе путь возвращения в Рай...

Свинка горестно замолчала, глядя перед собой. Через некоторое время Константин деликатно кашлянул:
— Простите, но о каком яблоке вы говорите? И я пока не понимаю, как вы можете помочь лесу... Разве что написать письмо от его имени в какую-нибудь газету... Но вряд ли такое письмо воспримут всерьёз и опубликуют.
— Никаких газет, — отмахнулась Трасси, — Лес дал мне знание о нужных травах и корешках, через употребление которых дух человека освобождается от навязанной дьяволом лжи и входит в общение с духами всех пяти природных стихий — леса, земли, огня, воды и воздуха. Я собираю эти травы, приготавливаю из них снадобья и передаю людям на том берегу... А про яблоко написано в главной книге, которая у всех есть, но почти никто её не читал. Хотя там описывается всё, что было, и всё, что будет.
— Ого, — удивился Константин, — А я никогда не видел этой книги. Как она называется?
Трасси пожала плечами:
— Там только одна буква на обложке... Буква "Т"...
Константин застыл с открытым ртом:
— ...Как вы сказали?! Буква "Т"?.. И там описано всё, что было и будет с этим миром?
— Да, — подтвердила Трасси, — Всё бытие мира.

На Константина нахлынула такая волна мыслей, что он пошатнулся.
— Мне нужно кое-что обдумать, — выдавил он, медленно поворачиваясь обратно к дому, — Извините... Увидимся в другой раз...
— Приходите завтра ночью! — крикнула ему вслед Чёрная Лимба, — Я покажу вам тот берег! Только если будете в темноте звать меня, придумайте другое имя, не будем афишировать наше знакомство...
— Тот берег? — ошарашенно переспросил Константин, — Ах, да, тот берег. Хорошо, я приду.


( Продолжение следует... )
звезда

Сожжённые корабли ( 2 )*

Часть вторая



Боб Дилан снимал в те времена небольшую квартирку в Ривердейле, в старом четырёхэтажном доме, из окон которого открывался волшебный вид на пролив Гудзон и холмистый противоположный берег. Проём одного из этих окон и стал новым жилищем Константина. Расстелив на широком подоконнике шубу, отгородившись от комнаты книжными полками, хорёк погрузился в длительную медитацию (так называл он своё полусонное-полусозерцательное состояние). Боб Дилан, ходивший вокруг него, как кот вокруг сметаны, в ожидании новых стихов, видел его обычно либо спящим над какой-нибудь книгой, либо следящим рассеянным взором за полётами чаек над Гудзоном. Если же, набравшись храбрости, Дилан каким-нибудь образом ненавязчиво выводил разговор на тему творчества, хорёк только морщился и отмахивался:
— Я всего лишь почтальон, бро. Есть послания — я передаю их, нет — нет...

Тем временем настоящий почтальон каждое утро приносил новое письмо, выведенное корявым детским почерком Эди Седжвик с короткой припиской на конверте — "Константину". Хорёк лениво и неряшливо вскрывал конверт с помощью зубов и когтей, вытряхивал письмо на свой меховой подоконник и начинал читать вслух, саркастической интонацией коверкая истинный смысл слов:
"Бесценный друг мой, милый сердцу Константин!
Вы ушли, и всё перевернулось в этом мире. Ничто больше не радует меня, нигде душа моя не находит покоя. Я разговариваю с кем-нибудь и умолкаю на полуслове, не понимая, о чём и зачем мы говорим. Я гляжу по сторонам и не вижу ничего, кроме оставшихся после вас следов (обгрызенная ножка стула, растерзанное чучело совы на шкафу, надписи на обоях). Неужели всё кончено? Неужели мы больше никогда не встретимся как близкие друзья, как родные души? Неужели мы не сможем больше болтать обо всём на свете, не следя за словами и не боясь быть неправильно понятыми друг другом? Я всё вспоминаю ту нашу последнюю беседу о птицах, и мне кажется, что я сама такая же птица... Что же мне сделать, чтобы вы вернулись? Что мне сделать? Но разве же вы вернётесь теперь? Может быть, хотя бы в какой-нибудь из следующих жизней мы сможем с вами быть вместе. Прощайте, милый Константин! Ваша навеки Эдичка. (Только вы так называли меня, и когда я умру, пусть это имя останется на моём могильном камне.)"

— А что за птицы? — спросил Дилан, громко высморкавшись в платок. Константин задумчиво пожевал губами и показал пальцем в окно:
— Да обычные птицы, бро. Вот они летают себе, живут своей жизнью, и вдруг ни с того, ни с сего сбиваются в этакое скопление, тучу целую, и начинают метаться из стороны в сторону. Почему? Зачем? Я думаю, тут имеет место эффект зеркального лабиринта (как при встрече двух людей, знаешь, им сложно разойтись в разные стороны). Каждая из птиц в этой стае чувствует себя запертой в зеркальном лабиринте, в ужасе пытается из него вырваться, но весь лабиринт чётко следует за нею... А со стороны кажется, что это просто весёлое развлечение... В принципе, такую же фигню собою представляет и любое общество, государство.
— И как освободиться из этого лабиринта? — озабоченно воскликнул Боб Дилан, следя глазами за мечущимися над Гудзоном чайками.
— А так. Х***й на всё положить, — ответил Константин, — Понять, что коридоры этого лабиринта иллюзорны, и двигаться по ним в поисках выхода бессмысленно. Отвлечься от лабиринта, найти свой путь.
— Тэ-тэ-тэ... Кажется, я понимаю... — прищурился Дилан, доставая блокнот и делая кое-какие пометки, — Но ещё больший подвиг — это понять всё это и остаться в лабиринте, чтобы просветить остальных! А?
— Какой ещё к чёртовой бабушке подвиг? — удивлённо поднял брови хорёк, — Ведь именно этим все и заняты. Каждый создаёт своё собственное учение о выходе, но проповедует-то его другим, а сам просто обретает за счёт этого некоторый комфорт вместо ужаса и продолжает мыкаться в лабиринте. Все вот эти беспорядочные крики, когда стая мечется — это ведь и есть: "берите все левее, остолопы!", "летите кто куда летел, не сворачивая!", "вправо уходите! вправо!" — но при этом каждый продолжает косить глазами, как бы не натолкнуться на стенки коридора...
— Может быть, написать на эту тему песню? — Боб Дилан на миг поднял глаза от блокнота, — Что и человек — это всего лишь беспорядочное скопление дхарм, мятущаяся стая идей, оторвавшихся от универсальной космической гармонии, и вот...
— Не надо, — прервал его Константин.
— Но почему? — удивился Боб Дилан, — Я недавно читал (в "Нью-Поркере", кажется) рассказ Дюрренматта про зеркальный лабиринт Минотавра, так там точно та же мысль проводится, только более туманно и зашифрованно.
Константин помолчал, размышляя о чём-то и теребя забытый в когтях конверт, потом вздохнул:
— Суть любого лабиринта можно выразить одной буквой — "Т". То есть как бы коридор, упирающийся в тупик, но на самом деле в развилку двух следующих коридоров, и те в свою очередь так же, и так далее до бесконечности. А ещё буква "Т" обозначает "тип", то есть граф, символ. А ещё, если ты видел коринфский шлем, то вырез для глаз и носа в нём сделан именно буквой "Т". Так вот Минотавр — это человек в железной маске. Всю жизнь он ходил в этом рогатом шлеме, наводя на всех ужас, и всё, что он видел сквозь своё Т-образное отверстие, превращалось в "Т", типы, символы. Это и был его лабиринт. Единая живая реальность не складывалась из вырезанных кусочков, из букв и символов. Но сам он, Минотавр, существовал — в реальности. Сам он — не был графом "Т", а был реальным живым человеком. Сечёшь, о чём я? (Дилан напряжённо слушал, изредка занося что-то в блокнот) Впрочем... я уже и сам потерял нить Ариадны, извини, бро... Пойду похаваю чего-нибудь...

Так, за разговорами, перемежающимися медитациями и чтением писем, незаметно текли дни. Константин не замечал, как Боб Дилан украдкой в своём блокноте переделывает письма Эди Седжвик в лирические песни, якобы адресованные от лица мужчины женщине. Боб Дилан тоже не замечал, как ночами, при свете луны, Константин, стараясь не шуршать предательской бумагой, расправляет на подоконнике эти письма и по многу раз перечитывает их, роняя слёзы с кончиков усов.

От дома к проливу спускался запущенный садик, поросший кустарником и тростником, с останками каких-то бывших оранжерей, в солнечные дни сверкавших стёклами. В один из таких дней (к тому же Боба Дилана не было дома) Константин решил исследовать эту терру инкогниту. На несколько секунд он застыл на верхней ступеньке лестницы, с улыбкой жмурясь лучам солнца, а затем решительно скатился вниз и ступил в таинственные тенистые дебри, не зная ещё, что его ждёт впереди новое знакомство и непредвиденные приключения...


( Продолжение следует... )
звезда

Хочу развидеть

Вчера посмотрела фильм Ноя Баумбаха «Брачная история».



Шесть номинаций на премию «Золотой глобус».

Адам Драйвер и Скарлетт Йоханссон в ролях.Чарли и Николь в фильме.

Еле досмотрела, скорее из чувства протеста против фальшивой насквозь трагикомедии. Раздражало все - и американские стереотипы и тошнотворные адвокаты, особенно Нора (Лора Дерн). Семейка Николь - это не смешно!!! Это жалко, это убожество и кривлянье. Но видимо в Америке все такие - изображающие то счастье, то дружбу, то черт знает что и черт знает зачем и черт знает кому.
Даже ребенок и тот ненатуральный.
Но пиздец еще ждал меня впереди.
Типо, когда чувства уже были яростно выплеснуты друг на друга и проклятий не осталось - Николь и Чарли запели!!! О оооо не делайте этого больше никогда!!!

а сюжет-- обычный - надоели друг другу, она завидовала гению своего мужа, ей было мало роли матери и жены, хотелось актерской славы, ему тоже поднадоела семейная скука, изменил с той, кого не любил и т.д.
а потом развод - борьба за имущество и за сына - чуть ли не до суда..
извалялись в грязи по уши, не пожалели и ребенка - обычная сансара, когда имеем -не ценим, потерявши объект своей привязанности - плачем

Насколько тоньше, поэтичнее и интеллектуальнее был "Патерсон" Джармуша, насколько там тот же Адам Драйвер убедительнее и приятнее.

Надо заесть чем-то вкусным этот кошмарик))))

Тук-тук, мистер Андерсон

У Киану Ривза пошла карта в руку: в этом году прошел фестиваль имени актера, третий «Джон Уик» заработал в прокате все деньги мира,а на прошлой неделе объявили о съемках новой части культовой«Матрицы». По просьбе Esquire Ярослав Забалуев рассказал, как одна из главных звезд начала 2000-х провалилась в пучину забвения и мемов,чтобы потом с триумфом оттуда вернуться.

Collapse )
сакура

Принц Руперт

Как известно, Пелевин знатный любитель загадок и мистификаций. Одной из них стала группа «Кримпсон джихад», которую слушает Мария. «— Сейчас будет очень шумно, так что надень свои наушники. Кстати, а что ты слушаешь? — «Джихад Кримсон», — сказала Мария, поправляя на ушах маленькие розовые подушечки. Лицо Шварценеггера окаменело. — Кримсон Джихад? — переспросил он. — «Джихад Кримсон», — ответила Мария. — Нусрат Фатех Али Хан с Робертом Фриппом. А что? — Так, — сказал Шварценеггер, — пустяки» Что же так удивило Шварцнеггера? Дело в том, что эпизод, описанный в романе «Чапаев и Пустота» взят из фильма «Правдивая ложь» - там Шварцнеггер как раз управляет истребителем и спасает свою дочь от падения с подъемного крана, вовремя подставив фюзеляж. А группа арабских террористов  из «Правдивой лжи» называлась именно «Crimson Jihad». 

Робертом Фрипп —  музыкант из известной британской рок-группы «Кримсон Кинг».


ушанка
  • daosden

35+

Не, я все понимаю, конечно!

Новый Год! Меня Иван Ургант в передачу пригласил. Загримировали под Мэрилина Мэнсона.
Вместо Ушанки дали Кепку.
Смех, конечно!!!

После меня какая-то дамочка записывалась, я уже в это время пил шампанское.

С наступающим новым годом!!!