Tags: рецензии

звезда

Только женщины спасут этот мир

Вячеслав Суриков, редактор отдела культуры журнала "Эксперт":

Роман «Непобедимое солнце» в очередной раз погружает нас в мифологическую реальность, мастерски создаваемую Виктором Пелевиным. Обещанная аннотацией продвинутая блондинка очень скоро раскрывает в себе способность с ней контактировать и становится ее частью. Для Пелевина это формообразующий прием, который он переносит из одного романа в другой. И если на первых ста страницах «Непобедимого солнца» у героини не обнаруживается мистических способностей, это не означает, что их нет. Рано или поздно они проявятся, не приходится сомневаться. Иначе Пелевин не был бы Пелевиным. Автор «Непобедимого солнца» в первую очередь мистический писатель. Для него все, что попадает в новости, имеет глубинный смысл. И мастерство писателя состоит в том, чтобы его обнажить. Он умеет продемонстрировать, что ткань истории, возникающая у нас на глазах, создается за пределами чувственного восприятия. Мы можем о том только догадываться, Пелевин же знает наверняка. Ежегодно выпускаемые им романы — это письма пророка, который сбрасывает отягощающие его знания лишь затем, чтобы высвободить пространство ума для новой информации.

В «Непобедимом солнце» Пелевин использует традиционную повествовательную стратегию: рассказывает историю от начала до конца. В ней есть завязка, кульминация и развязка. Внутрь одной истории, протекающей в реальности, которую мы легко ассоциируем с нашей современностью, вплетена другая: та происходит в реальности Древнего Рима. И чтобы перенести туда читателей, Пелевин всего лишь описывает сон: он снится сначала бойфренду главной героини, а потом и ей самой, заснувшей в чудодейственной маске. В «Непобедимом солнце» Пелевин отказался от характерной для него формальной изощренности. Изощренности часто до такой степени, что повествование, им созданное, слишком легко превращается в поединок с читателем, из которого последний выходит интеллектуально изможденным и обливающимся невидимым потом. В «Непобедимом солнце» читателю достаточно следить за повествованием, наслаждаться афористичными комментариями Пелевина по поводу текущих событий и ждать финала, который должен все прояснить. Их его ожидания оправдаются.


Финал то как раз и озадачивает))
и изможденной себя чувтствую, и хочется третий раз читать, потому что ощущаю себя лоханутым профаном, так и не врубившимся в ткань романа.
Вот и док запил, остальные вообще в молчанку ушли.
Больше всего, конечно, пугает реакция НВ - он себя даже фанатом возомнил, но я не верю в это.

Подоплека его криминального поступка неясна, но цель посетить Лысую гору и капище сатанистов впечатляет. Вы помните Мастера и Маргариту, Лысую гору, шабаш ведьм? Ведьмы уже столпились вокруг НВ, вот-вот и погребут несчастного.

Рецензия

Анна Берсенева, писатель

Сколько снобы ни возмущались тем, что Виктор Пелевин методично пишет по книге в год, сколько ни выдвигали на сей счет конспирологических теорий о его кабальном договоре с издательством, а читатель привыкал себе, привыкал, да и привык к тому, что к началу осени этот выдающийся писатель предлагает современникам свою версию того, что было важного и неважного в прошедшем году. И каждый раз предлагаемая им для осмысления «тема года» оказывается неожиданной.

Нынешний сентябрь, который Пелевин встретил романом «Непобедимое солнце» (М.: Эксмо. 2020), не стал исключением. Все думали и гадали: каким образом он откликнется на пандемию ковида? Ведь она накрыла человечество в то время, когда у писателя еще было время вплести ее в роман. Впрочем, казалось вполне возможным, что он вовсе ее проигнорирует.

Collapse )
звезда

Саша Орлова. Яхта AUrora

Пока вы спали, Галина Юзефович уже прочла "Непобедимое солнце" и настрочила свой отзыв в Медузе)))


За прошедшие восемь лет Виктор Пелевин выработал у отечественного читателя стойкий рефлекс: каждый год в августе мы ждем его новой книги, призванной отрефлексировать главные тенденции года, подвести им итог и снабдить емким, метафоричным и желательно остроумным комментарием. По понятным причинам в этот раз ожидание очередного романа было особенно нетерпеливым и несколько злорадным: главное событие года — пандемия коронавируса — мало того, что не поддавалось прогнозированию заранее, но еще и пришлось, по всеобщим прикидкам, на последнюю треть пелевинского производственного цикла. Успеет писатель вставить его в текст, не успеет, как выкрутится? Шутки по этому поводу начали циркулировать практически сразу после объявления карантина и осознания, что сложившаяся ситуация не минутное помрачение коллективного рассудка, но новая нормальность, с которой нам всем предстоит жить не один месяц. Иными словами, казалось, что панчлайн нового романа предопределен изначально — интрига же состояла лишь в том, как именно Виктор Олегович увяжет его с частично (или даже полностью) сформированным сетапом.

Упреждая дальнейшие тревоги, скажем сразу: с поставленной задачей Пелевин справляется не без читерства, но достаточно элегантно. Коронавирус на страницах «Непобедимого солнца» в самом деле присутствует — куда ж без него, однако не на правах центральной темы, а лишь в качестве случайного и по большому счету несущественного краевого эффекта глобальных событий, о которых, собственно, и идет речь в романе.

Collapse )
звезда

Виктор Пелевин как зеркало американской революции

В отличие от Владимира Сорокина, повесть которого “День опричника” либеральные СМИ долго мусолили, как сбывшееся пророчество, Пелевин никогда, кажется, статуса пророка у нас не имел, проходя, скорее, по линии универсального эксперта текущих смыслов. Хотя замечательных ироничных образов близкого будущего немало и у него. Достаточно вспомнить Евросоюз России-Белоруссии граничащий с Халифатом им. Ангелы Меркель из “iPhuck 10”.

То, что в последней своей повести “Искусство лёгких касаний” (2019) Виктор Олегович не просто буквально пророчит сегодняшнюю американскую революцию, но и как будто недвусмысленно “запускает” её, тоже прошло как-то мимо либеральной критики. Что, в общем, и понятно. Пелевин уже немало лет занимается планомерной деконструкцией неолиберального дискурса и вызывающе неполиткорректен. Так, что даже некоторое недоумение вызывает его способность удерживаться в современном неокультурном мейнстриме. Последнее есть, видимо, результат суммы былой славы, звёздного статуса, известной недалекости либеральных критиков, и — способности самого Пелевина мастерски ускользать от карающего меча либеральной цензуры, виртуозно меняя маски.

Collapse )
звезда

Паразиты. Ничего

Посмотрела сегодня этот фильм. Меньше всего это похоже на трагикомедию. Не смешно, а ужасно. И не фарс. И юмора там нет, даже черного.

Ничего кроме отвращения фильм у меня не вызвал. И если бы не 4 Оскара, я бы его выключила через 10 минут.
А так было все же любопытно, за что дают сегодня награды.
Ничего я для себя не вынесла из этого фильма.
Ничего доброго, ничего хорошего, деритесь как крысы за кусок сала.
И я на стороне Пака. Его семья не паразиты, тараканы - это существа подвалов, провонявшиеся, полностью утратившие понятия о добре.
Можно быть бедным, но порядочным и жить в чистоте. Не превращаться в свинью - подлую и гадкую.

Пересматривать такое - надо быть садистом к самому себе, хочется развидеть и то, что я увидела.

Фильм "Джокер" гораздо интереснее во всех смыслах.

Паразиты

기생충


We live in a society

Есть две семьи: Кимы и Паки. Обе они состоят из четырёх человек (отца, матери, сына, дочери) и, находясь в разных социальных пространствах, как бы отражаются друг в друге. Кимы обитают в занюханном полуподвале где-то у самой черты бедности. Паки влачат роскошное существование в дизайнерском особняке, огороженном высоким забором. Кимы перебиваются подработками вроде сворачивания коробок для пиццы или вязания мочалок, пытаются свести концы с концами и, кажется, заражены апатией, свойственной представителям обедневшего низа среднего класса (чему виной южнокорейские безработица, роботизация, коррупция et cetera). Паки погружены в собственную рутину: муж, Донг-И, владеет IT-бизнесом, жена, Ён-Гё, занимается воспитанием детей, хотя все дела по дому вроде готовки и уборки поручены домоправительнице Мун-Кванг. Богатые хоть и не плачут, но им откровенно скучно (недаром в первой сцене, где появляется Ён-Гё, она дремлет в саду за журналом).

Источник: IMDb
Источник: IMDb

Источник: IMDb

Collapse )
звезда

Хочу развидеть

Вчера посмотрела фильм Ноя Баумбаха «Брачная история».



Шесть номинаций на премию «Золотой глобус».

Адам Драйвер и Скарлетт Йоханссон в ролях.Чарли и Николь в фильме.

Еле досмотрела, скорее из чувства протеста против фальшивой насквозь трагикомедии. Раздражало все - и американские стереотипы и тошнотворные адвокаты, особенно Нора (Лора Дерн). Семейка Николь - это не смешно!!! Это жалко, это убожество и кривлянье. Но видимо в Америке все такие - изображающие то счастье, то дружбу, то черт знает что и черт знает зачем и черт знает кому.
Даже ребенок и тот ненатуральный.
Но пиздец еще ждал меня впереди.
Типо, когда чувства уже были яростно выплеснуты друг на друга и проклятий не осталось - Николь и Чарли запели!!! О оооо не делайте этого больше никогда!!!

а сюжет-- обычный - надоели друг другу, она завидовала гению своего мужа, ей было мало роли матери и жены, хотелось актерской славы, ему тоже поднадоела семейная скука, изменил с той, кого не любил и т.д.
а потом развод - борьба за имущество и за сына - чуть ли не до суда..
извалялись в грязи по уши, не пожалели и ребенка - обычная сансара, когда имеем -не ценим, потерявши объект своей привязанности - плачем

Насколько тоньше, поэтичнее и интеллектуальнее был "Патерсон" Джармуша, насколько там тот же Адам Драйвер убедительнее и приятнее.

Надо заесть чем-то вкусным этот кошмарик))))

Норма

Дмитрий Лисин о спектакле Максима Диденко «Норма»

«Норма» — кооперация «Мастерской Брусникина» и Театра на Малой Бронной.  У Максима Диденко получился иной тип сценической суггестии, чем в романе. Драматург Валерий Печейкин очень сжато, ритмично выстроил отрывки из романа, как будто писал либретто на музыку Алексея Ретинского. Да они все этим занимались: Дина Хусейн (хореограф), Олег Михайлов и Илья Старилов (видео), Павел Змунчилла (художник по свету), главный художник Галя Солодовникова - писали пластический, световой, пространственный текст на мрачную музыку очень хорошего композитора. Позиции видео мощно укрепились в московском театре после этой премьеры, потому что «световики» умудрились ультрафиолетом вырезать лица артистов из задника происходящего. Это в страшной сцене «Падёж» стало решающим: драконообразные пять видео-голов Ильи Барабанова наполнили зрителей сказочно-хтоническими ощущениями. 

Интересно, что продюсер Светлана Доля предыдущий  крупный проект-кооперацию «Мастерской Брусникина»  делала с Константином Богомоловым и его фирменными артистами, по роману Пелевина «Айфак» в Москва-сити. 

Collapse )
звезда

Уэльбек & Пелевин

Мишель Уэльбек. Серотонин. Перевод с французского Марии Зониной. М.: Издательство АСТ: CORPUS, 2019
Рецензия Вл. Панкратова

Чиновник из Министерства сельского хозяйства Франции бросает работу, потому что его опыт и знания не нужны самому министерству и уже не помогут фермерам: евроинтеграция открыла все двери для импорта и угробила местных производителей. Любовницу он тоже бросает (буквально, ничего не говоря, оставляет спящей в гостинице), потому что та живет с ним только из–за денег. Жену и семью не бросает, потому что их нет и никогда не было. Остается бросить родную землю, уехать в совершенно незнакомое место и дожить уже как-нибудь свой век (хотя только-только заканчивается пятый десяток). Но на что-то кардинальное, как всегда, не хватает смелости: «жалкий рохля» не придумывает ничего лучше, чем поселиться в соседнем городишке, устроиться почти на такую же работу и подсесть на лекарства, поднимающие уровень серотонина в крови.

Collapse )