direkt_mashin (direkt_mashin) wrote in orden_bezdna,
direkt_mashin
direkt_mashin
orden_bezdna

.............................................................................



Известный философ и художник Сергей Александрович Ануфриев опубликовал небольшой философский текст, проблематика которого показалась мне созвучной с историей происхождения «Идилиума», изложенной в романе Виктора Олеговича Пелевина «Смотритель».
Я опубликую тут текст Ануфриева со своим кратким комментарием в комментах.





СЕРГЕЙ АНУФРИЕВ•12 СЕНТЯБРЯ 2016 Г.

Пролегомены к Манифесту 3-его Дада.
Чем мы сейчас, здесь, в Одессе, заняты? Мы с Сергеем Ануфриевым пишем базовый блок текстов, своего рода “корабельный устав” движения 3-ей волны Дада. Это все равно что вручную, без алхимической лаборатории, создать Андрогина из Луиса Аморалеса и Кончиты Дебош ( персонажи “Необыкновенного концерта” С. Образцова). Одновременно, как жители побережья, мы составляем расписание отчаливаний. Фигурально выражаясь - “Поднимаем весло”. На языке пляжных спасателей такой знак с лодки показывает тем, кто на берегу, что у нас за кормой кто-то тонет. Тут мы подходим к ключевой теме Спасения. В отличие от Спасителя, спасателей много. У нас на каждый пляж по 3 - 4 человека! Что люди спасают прежде всего? Кто что - большинство спасает тело, меньшинство - душу, совсем немногие пытаются спасти и то и другое. Ж. Ф. Лиотар писал - знание как “сухой остаток” культуры может быть спасено на небольших “островках”, где творческие проекты генерируют новые идеи для временных социальных форм. Сами же социальные формации - это нечто вроде “ спасательных шлюпок в бурном море относительности” ( Г. Зиммель). Обратимся к этой тематике в искусстве. Далеко не заглядывая, начнем с романтизма. Ключевой картиной для него является “Плот Медузы” Т. Жерико. Она изображает встречу плота с утонувшего фрегата, заполненного потерявшими всякую надежду людьми, с судном “Аргус”. Мы видим драматическую сцену “спасения на море”. Возможна и инверсия - спасатели в море, а спасаемые - на суше, как это было в Одессе при бегстве от Красной Армии. Сходная ситуация была в 1939 году при бегстве евреев от нацистов. Согласно новозаветной доктрине, Господь послал Сына своего для спасения “людей своих от грехов их”. Иисус, принеся себя в жертву, искупил грехи человечества, умерев и посетив Ад, вывел оттуда души грешников, а затем воскрес, спася, таким образом, всех людей. После этого каждый может обрести спасение, уверовав в Него. “Всякий, кто призовет Имя Господне, спасется.” Однако тут есть одна “заковыка”. Окончательное спасение возможно лишь после Второго Пришествия и Страшного Суда! А до этого все, и живые и мертвые верующие остаются в положении “спасаемых”. Они оказались в неопределенном, зависшем состоянии. Как если бы спасатели, не доделав искусственного дыхания утопленнику, с легкимии, еще не освобожденными от воды, потащили бы этого полу-спасенного в пляжное кафе - обмывать его спасение! Отдельный ракурс - это “обустройство спасения”, его придется выстраивать на фундаментальных разработках Григория Нисского, Максима Исповедника, Григория Паламы, вплоть до В. Лосского и Тейяра де Шардена. В Упсале, в революционном 1968 году, Всемирный Совет Церквей на Генеральной Ассамблее обсуждал документ “Обновление миссии”, вызвавший противоречивые мнения. Много веков не было столь острой дискуссии, хотя тема совершенно позитивная - “Вот! Творю все новое!” Никак не могли увязать “вертикальное” измерение проблемы ( примирение с Богом) с “горизонтальным” - (примирение всего человечества)! Европейцев, особенно немцев, насторожил призыв к полной модернизации, радикального обновления старого, и идея соучастия человека в миссии Творения. На следующей Ассамблее, в Бангкоке в 1973 году, где темой “в лоб” стало “Спасение сегодня”, ожесточение споров лишь усилилось. Затем, в 1975 году, страсти перекинулись в Найроби, потом в Лозанну( 1979), оттуда в Ванкувер, и так по сей день! Если бы очередные прения произошли бы на Земле Франца-Иосифа или на Земле Королевы Мод, где вопрос спасения стоит более актуально, то церковники быстрее бы пришли к какому-то согласию! Но это согласие нас уже, видимо, не может спасти, ибо скоро мы будем погребены заживо в технологическом мусоре. Вернемся к “бытийственному” спасению, тесно связанному с понятием “эвакуации”. Нельзя же, в самом деле, делать утопающему искусственное дыхание прямо в воде, или обрабатывать ожоги в эпицентре пожара! У ЭВАКУАЦИИ есть собственные законы, хорошо известные сотрудникам МЧС.

https://www.facebook.com/notes/%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9-%D0%B0%D0%BD%D1%83%D1%84%D1%80%D0%B8%D0%B5%D0%B2/%D0%B4%D0%B0%D0%B4%D0%B0/10154548051552996
Tags: авангард, поэзия зрелых исканий
Subscribe

  • Ты меня держишь

    ты и только ты

  • Без страха и надежды

    Есть такие женщины, которые уже не боятся. Которым уже поздно бояться. Бояться не понравиться. Не соответствовать. Не знать. Не успеть. Не уметь печь…

  • В день поэзии

    Мне судьба — до последней черты, до креста Спорить до хрипоты (а за ней — немота), Убеждать и доказывать с пеной у рта, Что не то это вовсе, не тот и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Ты меня держишь

    ты и только ты

  • Без страха и надежды

    Есть такие женщины, которые уже не боятся. Которым уже поздно бояться. Бояться не понравиться. Не соответствовать. Не знать. Не успеть. Не уметь печь…

  • В день поэзии

    Мне судьба — до последней черты, до креста Спорить до хрипоты (а за ней — немота), Убеждать и доказывать с пеной у рта, Что не то это вовсе, не тот и…