Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Categories:

Сожжённые корабли 4

Часть четвёртая



В назначенный срок, когда вечерняя мгла и вздымающийся над Гудзоном туман окутали Ривердейл, а Боб Дилан, объевшийся на ужин своей холостяцкой бобовой похлёбкой с сордельками, лежал на диване, превозмогая тошноту, и разговаривал со своим бурчащим животом, бесстыдно выставляя именно того обжорой и негодяем, Константин спустился в сад. Вглядевшись во тьму, он осторожно прошёл несколько шагов и остановился в нерешительности.
— Лошадка! — негромко позвал он дрожащим от волнения голосом.
— Ёжик? — приглушённо откликнулась Чёрная Лимба, — Идите сюда, на свет!
— Какой свет? — озадаченно спросил Константин и тотчас увидел впереди яркое мерцание красно-синего проблескового маячка. Через пару минут он уже стоял на краю берега возле странной конструкции, покачивающейся на волнах. Она включала в себя надувную резиновую камеру, несколько гирлянд пивных банок, запаянных парафином, и полицейскую мигалку. Всё было намертво скреплено между собой скотчем. Чёрная Лимба объяснила Константину, что им предстоит переплыть на этом ковчеге Гудзон, прикидываясь в тумане речной полицией. На другом берегу, на склоне холма, где недавно вырубили весь лес под будущую капитальную застройку, временно раскинулся палаточный городок хиппи, которых Лимба и снабжала просветляющими разум препаратами.

Оттолкнувшись от берега можжевеловой веточкой, они тихо поплыли. Мигалка разгоняла мрак на два метра вокруг них, Лимба гребла алюминиевой ложкой, украденной в Макдональдсе, Константин — хвостом. Ночная тишина нарушалась только плеском воды, долгими гудками вдалеке и голосами двух отважных мореплавателей.
— Знаете, я за это время прочёл всю книгу, о которой вы говорили, — взволнованно сказал Константин, — И для меня всё встало на свои места. Образно говоря, хаос превратился в космос. Звёзды сложились в созвездия и каждое стало играть свою роль в общем сюжете.
— Вы так туманно выражаетесь, да ещё этот туман вокруг, — вздохнула Лимба, — Расскажите-ка всё по порядку.
— Вот смотрите, — Константин потёр лапками виски, — Почему этот мир так... э... неблагоприятен к живущим в нём существам? Вот, например, вы любили этого своего профессора, но обрести счастье мир вам не дал. Или я — я тоже любил одну прекрасную девушку, но мир сказал нам: "нет".
— Так уж он устроен, — задумчиво отвечала Лимба, — А вообще было бы здорово, если бы профессор мог разделиться на двух полноценных людей, и один остался бы со мной, а другой с той семьёй... Или если бы ваша девушка могла по желанию трансформироваться в горно... горно...стайку?
— Мы все живём в книге, — продолжал меж тем Константин, словно не слыша свою собеседницу, — Мы все герои книги, понимаете? И эта книга ещё и скопирована внутрь самой себя и открыта для всеобщего прочтения. Но никому и дела нет до этого. Занимаются всякой ерундой, не понимая, что за рамки сюжета не выскочить. Это зеркальный лабиринт. Птичья стая. Выхода нет... Точнее, выход есть, и он подсказан самой книгой. Вы никогда не обращали внимания, как много значат названия? Вот, скажем, стоит назвать место цирком, и оно станет круглым, там будут показывать представления. А назвать библиотекой, и там появятся полки с книгами, столы, ящики с каталогами... Так же и с нашим миром. Он в какой-то момент стал "Т", и от этого пошли плясать все несчастья. Да что там говорить, забудьте на мгновение о жизненном сюжете, в котором вы участвуете и просто поймите, что вы герой книжной главы, а потом посмотрите наверх — и вы обязательно увидите там название главы, и вам станет ясен весь ваш сюжет. Откуда он идёт и куда.
— Я ничего не вижу, кроме тумана, — сказала Лимба, задрав голову.
— Поэтому и ставят церкви на самых высоких местах, поэтому и воздвигают гигантские кресты на вершинах холмов, — продолжал втолковывать Константин, — Чтобы подчинить мир этой графеме. Запрограммировать на постоянную репродукцию одного и того же сюжета, который никогда не увенчается счастливым концом. Тот человек, который постиг мир в целости, познал мир за пределами видимого текста, был распят за это на Т-образной деревянной графеме. И всё-таки он победил. Потому что открыл путь в полную реальность. Не в эту, частичную, которая вокруг нас с вами (Константин очертил лапками круг), а в полную, истинную реальность! Он перешагнул туда так же просто, как мы перешагиваем через нарисованную мелом на асфальте черту. Но он-то хотел, чтобы весь мир перешагнул туда. Слез со страниц книги... Знаете, этот дождь, который хлынул с небес в конце того дня, этот дождь шёл из истинной реальности. Она проливала слёзы над нашей неудачей.

Константин печально умолк, выговорившись. Чёрная Лимба тоже молчала некоторое время, потом сказала:
— Я вспомнила одну вещь из своих видений. Там тоже был ливень. И голос духа воды сказал мне, что вода должна очистить мир перед новым восходом.
— И что это значит? — спросил Константин.
— А кто его знает, — пожала Лимба плечами, — Духи всегда говорят загадками. Может быть, дождь — это явление, сопутствующее переходу нашего частичного, как вы выражаетесь, мира в состояние единения с Целым, с абсолютным миром? Я помню только, что там был выстроен какой-то гигантский водосток, и гудение воды, протекавшей через него, напоминало магическое песнопение вуду. Я прямо ощущала кончиком каждой шерстинки, как вибрации распространяются по воздуху, и всё, что было видно вокруг, волнообразно искажалось от этого... А может быть, не искажалось, а преобразовывалось в новое состояние...
Константин даже подскочил на месте, громко шлёпнув хвостом по воде, и ахнул:
— Вуду-водосток? Вудсток! Вудсток! Вот что это было! Нам нужно вписать новую главу в книгу бытия, и называться она будет "Вудсток"! Вы говорите, на том берегу остались только древесные пни? Вот там мы и разместим это название. Огромными буквами по склону холма, чтобы было видно отовсюду, издалека!
— Но где мы возьмём материал? — засомневалась Лимба, — И потом, не знаю, что это даст... Допустим, мы впишем в книгу это слово, но что будет дальше? Может быть, там миллион таких слов... На полях или между строчек... Но на общий ход событий они ведь не влияют.
— Главное, чтобы эта надпись перешла в новый день, — ответил Константин, — Мы соберём всех хиппи, устроим там супер-рок-фестиваль, под этой надписью, и если нам удастся продержаться без сна всю ночь, то утром мы увидим восход солнца над новым миром! Понимаете? Когда мы засыпаем, наш мир пользуется этим и восстанавливает свою форму. Закрывает те щёлки, которые нам удаётся процарапать за день в истинную реальность. Тот человек тоже говорил своим друзьям: не спите! не спите! А они не смогли перебороть себя... Но у них не было рок-н-ролла и колонок на сто двадцать децибел.
Subscribe

  • По волнам моей памяти

    Был лишь один человек в моей жизни, кто чувствовал также как и я. Это мой отец. Он был офицером ВМФ и, возможно, жизнь в семье военного и заложила…

  • Доктор Гарин

    Фрагмент нового романа В. Сорокина "Доктор Гарин", который выбрал сам Владимир Сорокин для "Медузы" — в нем доктор Гарин видит яркий и подробный сон.…

  • Пепел

    Картина Эдварда Мунка "Пепел" (норв. Aske), написанная в 1894 году. Входила в цикл работ «Фриз жизни: поэма о любви, жизни и смерти», в раздел…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments