Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Category:

«S.N.U.F.F.»

Один из лучших романов Виктора Пелевина.
Жанр романа назван автором как УТØПIЯ.

Станислав Лем в «Философии случая» сформулировал «правила игры» в подобного рода литературе, которую он назвал «современной фантастикой». Для этого Лем предложил несколько, как он их назвал, «пар»: диагноз // прогноз; ирония / серьезность; аллегория / поэзия и т.п. «Пары» представляют собой не жесткие дилеммы (либо одно, либо другое), а некие предельные «значения», на которые ориентируется мир конкретного текста. Для современной фантастики типична неопределенность внутри альтернативы « прогноз / диагноз». Эта неопределенность затрудняет выяснение того, дан ли в данном произведении, как пишет Лем, «простодушный проект некоторого будущего», как это было в science fiction (например, в романе А.и Б. Стругацких «Полдень ХХII век»), или под маской будущего «нарисована карикатура на настоящее». Внутри других «пар» также устанавливается неопределенность, и именно она придает социальной фантастике особую актуальность в глазах читателя. Мир фантастического произведения всегда «странный». Если странность с «положительным знаком», то тут, считает С.Лем, возможны два случая. Хорошо всем – утопия. Если мир благоприятствует в «индивидуальном плане» – сказка. Если странный мир с «отрицательным знаком», в котором все несчастны – это антиутопия. Индивидуального ада, по мнению Лема, в фантастической литературе не бывает, но чисто теоретически это «антисказка», в которой злым живется хорошо, а добрые страдают. (с)

К какому варианту мы бы отнесли роман Пелевина? И вообще это фантастика или прием, описывающий нашу с вами реальность?

Казалось бы, что роман - антиутопия - но в то же время и сказка, если вспомнить о спасшейся паре влюбленных – суре Кае и орке Грыме.

А может быть определение жанра принадлежит не Пелевину, а автору « повествования о любви и мести» Демьяну-Ландульфу Дамиоле Карпову, «боевому летчику CINEWS INC – корпорации, которая снимает новости?
Кому в таком случае принадлежит эпиграф из Сержа Генсбура: "день за днём мертвые возлюбленные не перестают умирать"??

jour après jour les amours mortes n'en finissent pas de mourir


Не является в чем то эпиграф близким к словам БГ "Мёртвые матросы не спят"? Тоже загадочная фраза.
Тогда может быть Пелевин в своем романе рассказывает нам о сне неведенья? В котором пребывал Дамилола?

"Тот, кто спит, не замечает того, например, что в комнате искрит проводка и начинается пожар, и замечает то, что не обязательно замечать (видит cпутанный сон). Это образ бытия сансарного существа. Будда, в противоположность ему, постоянно замечает существенное.
Представим себе большую комнату, в которой много спящих и несколько бдящих. Это мир в целом. Среди спящих есть как довольно глупые, так и исключительно умные люди. Глупые видят глупые сны, умные - умные сны. Но все они спят. Среди бдящих глупых нет. Это будды. Все они замечают реальность, в отличие от спящих. Слово buddha теоретики трактуют как сочетание смыслов prabuddha (буквально "пробудившийся, проснувшийся") и vibuddha ("расцветший, развернувшийся"). Первое - пробуждение ото сна экзистенциального неведения (avidyā). Второе - расцвет, развитие, проявление разных духовных , душевных и интеллектуальных совершенств, например находчивости, воли, присутствия духа, доброты проницательности и др. Этот второй аспект, очевидно, может адекватно проявляться только в бодрствующем состоянии, потому что разные совершенства уместны в разных реальных обстоятельствах, а для спящего человека реальных обстоятельств нет." (С)

Тогда утопическими были представления Дамилолы о Реальности, он даже считал, что сам ее создает - Реальность.
Иллюзией были и представления Дамилолы о счастье. За счастье он принимал владение объектами - своей Хеннелорой и Каей.

"Кроме себя мне винить некого. Я сам выставил ей сучество на максимум — никто меня не заставлял.
Это такая настройка в ее красном блоке. У меня на предельных положениях стоят одновременно «сучество», «соблазн» и «духовность». Но о том, что это значит, я расскажу чуть позже.
Короче, я обиделся и пошел в комнату счастья, где стоит маниту, с которого управляется Кая. Там я ввел пароль и поставил ее на паузу.
Я регулирую ее настройки из такого места не потому, что вкладываю в это какой-то символический канализационный смысл — просто Кае никогда не надо сюда ходить. Меньше риска, что она когда-нибудь дотянется до управления сама. Но я чувствую, что здесь мне пора дать некоторые пояснения.

Кая — это цветок моей жизни, моя главная инвестиция, свет моего сердца, счастье моих ночей и еще много-много лет выплат по кредиту.
Кая — моя сура."


Боль и страдание Дамилолы напоминают исповедь набоковского Гумберта Гумберта.

Бывают занятия, спасительные в минуту душевной невзгоды. Растерянный ум понимает, что и в какой последовательности делать — и обретает на время покой. Таковы, к примеру, раскладывание пасьянса, стрижка бороды с усами и тибетское медитативное вышивание. Сюда же я отношу и почти забытое ныне искусство сочинения книг.

Я чувствую себя очень странно.

Если бы мне сказали, что я, словно последний сомелье, буду сидеть перед маниту и нанизывать друг на друга отесанные на доводчике кубики слов, я бы плюнул такому человеку в лицо. В фигуральном, конечно, смысле. Я все-таки не стал еще орком, хотя и знаю это племя лучше, чем хотел бы. Но я написал этот небольшой мемуар вовсе не для людей. Я сделал это для Маниту, перед которым скоро предстану — если, конечно, он захочет меня видеть (он может оказаться слишком занят, ибо вместе со мной на эту встречу отправится целая уйма народу).

Tags: s.n.u.f.f., В. Пелевин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments