Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Categories:

Апория летящей стрелы. (Часть III.)

Я люблю тех, кто не умеет жить иначе, как чтобы погибнуть, ибо идут они по мосту.
Я люблю великих ненавистников, ибо они великие почитатели и стрелы тоски по другому берегу.
(Ф.Ницше)



Подобная серебряному веретену Тефиды стремительно неслась над Атлантикой цельнометаллическая громадина дирижабля "Pfeil der Sehnsucht". Мерно гудели моторы, алые отблески сигнальных огней прокатывались по каюте. Эрих давно проснулся и лежал на койке, уставясь в потолок. Циферблат часов фосфоресцировал в полумраке. До смены оставался ещё час. Только что виденный сон змейкой ускользал из памяти. Кажется, там была солнечная комната со множеством распахнутых настежь окон, и хлопали занавески на ветру. Он стоял посреди этой пустой комнаты и держал в руке ключ. Ключ от... Нет, Эрих не мог вспомнить. Он попытался встать с койки, и тотчас в глазах ярко полыхнула белая вспышка, стала медленно угасать, расползаться кляксой, жёлтой, оранжевой, с ярко-зелёной каймой. Растаяла.

— Да что со мной? — прошептал Эрих и поднялся рывком, проворно вцепляясь в угол столика. Голова кружилась. Медленно передвигаясь, он вышел в коридор. На техническом этаже царила тишина. Горел свет в окошке телеграфной. Эрих, скользя рукой по стене, добрался до неё и дёрнул ручку двери — та оказалась заперта на ключ. В круглое окошко видно было, что телеграфист Курт сидит в наушниках, склонившись над столом, и, возможно, спит.

— Нужно доложить старшему механику, что я болен, — решил Эрих и, нырнув в тёмный проём винтовой лестницы, стал спускаться в машинное отделение, откуда всё отчётливее доносился гул моторов и равномерный перестук поршней. Шершавые алюминиевые перила приятно холодили ладонь. Эрих остановился и приложил к ним пылающий лоб. Открыв глаза, он вздрогнул: на мгновение ему почудилось, что бесчисленные витки лестницы низвергаются куда-то в чёрную бездну.

Спустившись на один пролёт, он остановился в нерешительности перед овальной дверью, пытаясь сообразить, куда она ведёт. Никак не удавалось вспомнить, был ли ещё ярус между техническим этажом и машинным отделением, и что располагалось на этом ярусе. Наконец, Эрих толкнул дверь и вошёл. Его глазам открылся просторный зал с низким потолком, в тусклом дежурном освещениии. Голова опять закружилась. Эрих присел прямо на пол у стены, чтобы собраться с силами, как вдруг увидел в дальнем конце зала девушку. Невысокая стройная шатенка в светлом платье, она стояла у иллюминатора вполоборота к Эриху и едва заметно шевелила губами. Он прислушался.
— Saafi saafi len dakhi... seddn moili kuekhi... — она замолчала и повернула лицо к Эриху. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем она произнесла: — Вы?..
Он глядел на неё во все глаза, пытаясь вспомнить, откуда ему знакомо её лицо. Потом, облизнув пересохшие губы, хриплым голосом спросил:
— Вы знаете меня, фройляйн?
Девушка тоже не спускала с него огромных удивлённых глаз. Услышав вопрос, она как-то страдальчески улыбнулась и тихо произнесла:
— А Вы... Вы... не узнаёте меня?
— Я не могу вспомнить, — ответил Эрих, — где мы могли видеться... Мне кажется, вас не было среди пассажиров "Pfeil der Sehnsucht". Как вас зовут, фройляйн?
— Клои! — с готовностью воскликнула девушка и сделала к нему несколько шагов, но в этот момент вдалеке раздался звонок, оповещающий о пересменке обслуживающего дирижабль технического персонала, и она остановилась, оглядываясь по сторонам, а потом быстро заговорила совсем другим тоном, — Послушайте, не верьте этому всему, это симуляция, понимаете?
— Нет, я... По-моему, я действительно немного болен, фройляйн.
— О, господи... Я не вас имела в виду... Ну, как вам... Это всё декорация, иллюзион... Не верьте.

Вдруг произошло невероятное. Клои лёгкими шагами приблизилась к Эриху, который всё продолжал сидеть на полу, и, нагнувшись, поцеловала его в горячий лоб. Он закрыл глаза.
— У вас высокая температура... Но это ничего, обычная простуда, — торопливо сказала она, — уходите... пожалуйста... вам нельзя здесь оставаться! Мы ещё увидимся...
Эрих почти не слышал её. В голове шумело, и перед глазами опять вспыхнуло ослепительное бело-зелёное пламя. Он хотел задать ей какой-то очень важный вопрос, но смог выговорить только:
— Эти слова... Вы читали какое-то заклинание или стихи... Что это?
Её уже не было... Каким-то образом он выбрался на лестницу, упал, опять поднялся, держась за перила. Перед глазами вертелся сложный узор решётчатых алюминиевых ступенек, переплетающиеся спирали отверстий, круги, круги... белые... оранжевые... зелёные...
Из этих кругов вынырнули строгие седые усы старшего механика. Он осторожно тряс Эриха за плечо и что-то говорил стоящему позади юнге. Эрих засмеялся:
— Я видел сейчас ангела, гер Фишер. Видите ли... мы все... в бутылке... на витрине...
После этих слов он потерял сознание.



кока, 2013.10.25
Tags: Кока
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments