Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Апория летящей стрелы. (Часть I.)

Люди явятся на свет, а вокруг ночная тьма.
И одних ждёт Счастья свет, а других — Несчастья тьма.
(У.Блейк)

Рана – это место, через которое в вас входит свет.
(Руми)



Поздним вечером 10 марта 1935 года Эрих Фоск, элегантно одетый молодой человек лет двадцати пяти, светловолосый, голубоглазый, в очках с тонкой золотой оправой, придававших его лицу выражение серьёзной задумчивости, сошёл с поезда на дощатый перрон Железнодорожного вокзала Франкфурта, города, где он родился и прожил первые пять лет жизни, пока коварная судьба не вырвала его на долгие годы из уютного мирка беззаботного детства. Он с наслаждением вдохнул свежий воздух, пропитанный паровозным дымом и смоляным запахом шпал. Окна вагонов погасли, холодало, искрились снежинки инея в жёлтом свете фонарей. Из окружающей тьмы выступали складские постройки, тянувшиеся вдоль рельсовых путей. При себе Эрих имел лишь небольшой чемодан чёрной кожи, в глубине которого под одеждой, тетрадками и футляром с инструментами лежало письмо от дяди Отто старому другу детства, инженеру Нойману. Дядя просил посодействовать приёму любимого племянника на Воздушные верфи Цепеллина помощником механика и рекомендовал его как человека добросовестного и сообразительного, знакомого с азами профессии.

Эрих остановился на перроне, поставил чемодан между ног и стал раскуривать небольшую трубку, продолжая начатый в дороге разговор с попутчиком, остановившимся рядом с ним неприметным мужчиной лет сорока, похожим на коммивояжёра:

— Но что такое вещь, гер Сарториус? — говорил Эрих, щёлкая зажигалкой. — Камень у дороги нельзя назвать вещью. Его ещё не коснулась рука человека. Ему не передалась частица духа. Да, именно. Вещь — это весть духа. Поэтому вещь выше мёртвой материи, живее её. А вещь-механизм живее обычной вещи. Механизм не просто наполнен идеей, но и — движением к цели. Часы полны идеей времени. Зажигалка — идеей огня. Волчок — идеей преодоления непреодолимого... И это — высшая идея. Хм... Однако, только ли волчок наполнен ею? Благодаря волчку мне сейчас стало ясно, что и часы не идеей времени наполнены на самом деле, а идеей преодоления времени. И зажигалка — идеей победы — над смертью...

Спутник Эриха кивал, натягивая на руки перчатки, но заметно было по скептически наклонённой голове его, что он имеет и своё мнение по обсуждаемой теме:

— Может быть, и так, гер Фоск, может быть, и так... Но что вы скажете, к примеру, о ракушке? Вот на берегу моря лежит ракушка, и рука человека её ещё не касалась, как вы изволили выразиться. Так что же, вещь она или не вещь?..

* * * * * * * * * * * * * *

Впрочем, оставим ненадолго эту философскую беседу и перенесёмся в далёкое прошлое, чтобы поближе познакомиться с нашим героем. Итак, вот жизнь его, в фотографических картинках с каллиграфическими подписями:

Эрих Фоск родился 25 августа 1909 года во Франкфурте, на южной окраине которого размещались лагеря второго полка имперских военно-воздушных сил. Вэтом полку проходил службу его отец, лейтенант Йохан Фоск. Мать Эриха, Эстер Фоск (урождённая Эсфира Валевски), была дочерью разорившегося польского авантюриста и красавицы-цыганки, от которых она унаследовала кроме ослепительной внешности также неуравновешенность характера и трагическую судьбу. Они снимали второй этаж старого деревянного дома, стоящего в глубине грушёвого сада совсем неподалёку от воды. Первый этаж занимал хозяин дома, разорившийся аристократ, чопорный старик со странностями.

Эриха, сколько он себя помнил, всегда привлекали всевозможные механические устройства. Отцовские карманные часы с музыкой, пахнущая бензином массивная серебряная зажигалка, печатная машинка мамы, навесные замки на дверях дома и сарая, волчок... Волчок был тяжёлым, золотистым, с малюсенькими дырочками по краю обода. Эриху нравилось через эти дырочки заглядывать внутрь и представлять себя крохотным обитателем некоего неземного жилища, прячущимся от всех в многоэтажной глубине дивных латунных коридоров, закругляющихся в бесконечность. Прятаться, к слову, было вторым его детским увлечением. Он прятался в шкафу — в мягких лабиринтах висящих одежд, прятался под маминой кроватью, где даже оборудовал тайник, расковыряв дырку в матерчатом днище. Летом же прятался он на дереве возле дома и иногда засыпал там, лёжа на ветке. Игры со сверстниками очень мало интересовали его.

Самым ярким впечатлением детства, с которым ни часы, ни волчок не шли ни в какое сравнение, был для Эриха Вечный Двигатель, выставленный в витрине антикварной лавки Рудольфа Бреннера (которая и по сию пору располагается в красном кирпичном доме на углу Йозеф-штрассе и Рамфграйбен). Эриху было года три, когда он впервые увидел Двигатель. Он был поражён. Обычно старик Бреннер выставлял в своей витрине скучные разбитые кувшины или облезлые статуэтки страшноватых восточных божков. И вдруг — чудо!.. В большой бутылке, наполненной вязкой зеленоватой жидкостью, таинственно мерцал какой-то невообразимо сложный агрегат — переплетение металлических трубок, желобков, цилиндров, и всё это трепетало, жило своей размеренной, отрешённой от окружающего мира жизнью, и медленные шары прокатывались по желобкам, друг за другом. (Позже Бреннер объяснил Эриху, что Серебряные Шары Леерсона используют силу движения земного шара вокруг оси — для этого внутри них сделаны полости сложной формы, заполненные ртутью и аргоном.) Каждые тридцать три минуты центральный цилиндр поворачивался, и на несколько мгновений сквозь тонкие прорези становилось видно, что внутри него что-то есть. Но что именно — разобрать, к сожалению, не удавалось. Говорили, что там заключён заколдованный ангел. Сам Бреннер лишь смеялся над домыслами, утверждая, что это оптическая иллюзия, нечто вроде тауматропа. Эриху приснилось однажды, что он проникает в витрину лавки и разбивает бутыль. Потом он пытается засунуть Шары Леерсона в карманы своей курточки, чтобы спрятать их в своём тайнике и спокойно исследовать, но они невероятно тяжелы и дёргаются, как живые. И вот они падают на каменную мостовую и разбиваются. В воздухе повисает серебристое облако. Вдруг из него выпархивает сверкающий маленький ангел и, поцеловав Эриха в лоб, исчезает в небе...

В 1914 году Эриху было пять лет. Отец погиб в первые же дни войны, при штурме Льежа. Когда весть о его гибели добралась до фрау Эстер, она сошла с ума от горя. В памяти Эриха смутно запечатлелись отрывки того трагического дня. Они долго ходили по берегу Майна, Эрих отпечатывал ладони на мокром песке и, кажется, задавал маме какие-то свои бесконечные вопросы, но та не отвечала ему. Потом они оказались у витрины с Двигателем, и Эрих полностью погрузился в созерцание волшебного зрелища, отключившись от окружающего мира и потеряв счёт времени. Он даже не заметил, что мама ушла. Вдруг она оказалась рядом с ним, запыхавшаяся от быстрой ходьбы, схватила за плечи, прижала его к груди — так крепко, что он почувствовал боль. На макушку ему падали горячие капли слёз. Кажется, он отстранился от неё, раздосадованный, что может пропустить появление ангела. Вот и всё, что он помнит.

Эстер Фоск, оставив сына, спустилась по Йозеф-штрассе к Майну и бросилась в воду. В кармане Эриха нашли её предсмертное письмо с адресом родственников мужа. Через несколько недель дядя Отто, старший брат отца, забрал осиротевшего малыша из приюта и увёз в небольшой городок на севере, где и прошли последующие двадцать лет его жизни...

кока, 2013.10.19
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Сыну космосвину

    Не знаю, понял ты или нет, но тот путь, который выбрал Нв - ведет в тупик. Там нет ни любви ни дружбы. Он ничего не может дать ни тебе , ни Лене.…

  • Дегустация в Бездне

    Святое вино! Кагор с горы \\Афон монастырское и т.д. Греческое не понравилось

  • Карма

    Пояснение к роману "Тайные виды на гору Фудзи" В. Пелевина На счет кармы в нашем современном западном представлении существует много мифов и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments