iokominori wrote in orden_bezdna

Categories:

Кризисы экзистенции — разломы бытия

Кризисы экзистенции — разломы бытия

Leida Elfur

17:39, 01 января 2019

Недавно я снова осознала свою смертность. С вами такое бывало? Делаешь привычные действия, думаешь ничем не примечательные мысли и вдруг: «это все когда-то закончится. и я ничего не смогу сделать. я не смогу больше осознавать. моего сознания не будет. меня не будет. вообще. совсем. навсегда.»

Первый раз такая картина предстала передо мной (сама предстала, я ее не конструировала) лет в десять. Я собиралась ложиться спать, и внезапно в голове: «после смерти меня не будет совсем, никак». Это были не только и не столько слова, сколько четкое осознание, понимание, попадание, проживание своей конечности и ее неизбежности. От неизбежности стало страшно, я расплакалась. Кажется, после этого я пошла поделиться своим переживанием с мамой, и она меня просто утешила, как утешают напуганного ребенка.

***

Философия — это одиночное занятие, и нет ничего противоестественного в том, что потребность в ней возникает в переходные времена, когда люди не полагаются более на устойчивость мира и своей роли в нем, и когда вопрос, касающийся главных условий человеческой жизни, который сам по себе, в сущности, так же стар, как человеческий род, приобретает необыкновенную остроту.

Ханна Арендт, «Ответственность и суждение»

Почему люди начинают заниматься философией? Почему кого-то начинают заботить вопросы, не имеющие никакого отношения к выживанию, достижению целей и социальных благ? Почему одни от текстов Хайдеггера замирают, а для других в них лишь нагромождение букв? То, что я проживала сама и о чем читала в исповедальных текстах философов, привело меня к следующему ответу: разломы бытия.

Разлом бытия происходит во время-в результате такого события, которое разрушает привычный уклад, показывает несостоятельность старых реакций, перевертывает мир, выбивает почву из–под ног, ошарашивает, заколдовывает, бьет обухом по голове до онемения чувств. И тогда человек оказывается в пустоте, не зная, как пошевелиться и что чувствовать, он начинает задавать вопросы: «что это было? что происходит? как я здесь оказался? почему все так? что теперь мне делать? зачем? как жить дальше?» Это начало философствования.

***

…я сделал из моей воли к здоровью, к жизни, мою философию… я перестал быть пессимистом в годы моей наименьшей витальности…

Ницше, «Человеческое, слишком человеческое»

Что происходит после разлома бытия? Становится видна его глубина, слои, которые лежат под привычной для ног почвой. Человек жил-жил в своей повседневности, а после разлома вдруг увидел, что кроме повседневности есть еще что-то другое: другие отношения, другие возможности, другие смыслы. И не просто увидел, а прикоснулся к ним, пережил что-то из них — пусть немножко, пусть один другой смысл, но другой.

Разлом отдаляет человека от себя-каким-он-был-прежде. Будет ли это мимолетное отчуждение — то есть через какое-то время человек вернется к прежнему порядку — или отчуждение, из–за которого человек изменит порядок (мысли, привычки, реакции), зависит от человека-каким-он-есть-сейчас: увидит ли он в кризисе источник новизны, ответы на вопросы, ресурсы для изменений, сможет ли сконструировать другую жизненную ситуацию и пути перехода к ней от прежней ситуации.

Разлом отчуждает человека от других людей, которые ничего подобного не переживали. Почему отчуждает? Потому что возникает несовпадение, непонимание, нестыковка. Начинаешь рассказывать лучшему другу о случившемся разломе, а он просто вежливо молчит. Он может сказать «я с тобой, все наладится», но эти слова не откликаются уже на другом уровне бытия, куда мы попали после разлома, на эту глубину они долетают уже без смысла. Собственный же опыт кризиса важен и ценен. Тот, кто его пережил, знает, что видение изменилось, реальность стала другой. А потом он однажды встречается с текстом Шопенгауэра, Кьеркегора или Батая, и наконец-то чувствует себя понятым: «вот эти люди пережили что-то подобное!»

***

Прожить конечность или бесконечность вселенной, потерю, болезнь, разрушение сильных надежд и веры — все это (не только) может быть прожито как разлом бытия. Травмы, кризисы, конфликты — это отличный материал для рефлексии и лучшее время, чтобы ей заняться. Потому что внешними условиями, психической неготовностью (реакциями страха, сомнений, злости и т.д.) человек вынесен за свои привычные паттерны поведения, за рамки того, что считалось им нормальным и возможным. Это можно использовать. Это чрезвычайно благодатная конфигурация, чтобы начать видеть свои паттерны в поведении и мышлении, основания суждений и прочее, т.к. дистанция уже создана.

При тренировке рефлексии нужно научиться закреплять эту дистанцию, сделать ее осознанной, контролируемой, настраиваемой. Так, чтобы вы действительно могли использовать кризисы (а не они вас). Ну, и не только в кризисах можно выходить в позицию рефлексии, конечно. Это универсальный навык, чтобы быстро разобраться что к чему и что зачем. Рефлексия дает возможность целостного видения себя или, лучше, попыток к целостности, способности видеть пути целостности/стремиться к ней.

***

…но, даже вновь погрузившись в рутинную обстановку, я не забыла того ответа, который явился мне на излете экстаза…

Сьюзан Сонтаг, «Заново рожденная»

Недавно я снова осознала свою смертность. Сначала я пребывала в этом осознавании, где-то на фоне недоумевая, как я в нем оказалась (случайно). Я проживала свою конечность, невозможность действий, но как я проживала? Как тот, у кого есть сознание. Я пыталась прожить проживание без сознания, что, конечно, не могло получится, ведь сознание никуда не уходило. В этом заключается сложность и кризисность, разломность проживания смертности: ты заглядываешь туда, где тебя не может быть, пытаешься отшатнуться, но не можешь, потому что сознание поставило тебя в такое положение, что ты можешь, видишь и осознаешь то, что чуждо тебе как живому человеку.

Мне стало жутко от того, что моего сознания не будет после смерти. Что некому будет смотреть, решать, думать, делать. Как так — мое сознание, такое привычное, такое постоянно находящееся при мне и вдруг его не будет, и вообще ничего не будет?

Что было после того, как я рассмотрела бесконечность, в которой как-то затерялась я — появилась и живу — и которая меня затеряет, когда меня не станет? Я поделилась своим видением с другим человеком, который меня понял так, что увидел то, что я говорю. И я ощутила, что мы с ним действительно живые, что я могу смотреть на него, трогать его, что я могу, я осознаю, и все это происходит прямо сейчас и это сейчас вечно, поскольку ничего, кроме сейчас, нет. Я никогда не чувствовала так полно, так хорошо, так спокойно, так здесь.

Несколько дней я старалась удерживать это пережитое, сохраняя ощущения, спокойствие. Затем все испарилось. Но, продолжая размышлять об этом состоянии, стараясь погружать себя в него, я знаю, что использую, длю этот опыт, который будет менять мое отношение, мои желания, мои планы и ценности. Я могу теперь выходить в эту так ярко прожитую позицию, создавать новые ситуации.

https://syg.ma/@Leida_Elfur/krizisy-ekzistientsii-razlomy-bytiia?utm_campaign=newsletter&utm_medium=email&utm_source=sygma

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded