Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Categories:

Бродский & Пелевин

Часто бывает – проезжаешь в белом «мерседесе» мимо автобусной остановки, видишь людей, бог знает сколько времени остервенело ждущих своего автобуса, и вдруг замечаешь, что кто-то из них мутно и вроде бы даже с завистью глядит на тебя. И на секунду веришь, что этот украденный у неведомого бюргера аппарат, еще не до конца растаможенный в братской Белоруссии, но уже подозрительно стучащий мотором с перебитыми номерами, и правда трофей, свидетельствующий о полной и окончательной победе над жизнью. И волна горячей дрожи проходит по телу; гордо отворачиваешь лицо от стоящих на остановке и решаешь в своем сердце, что не зря прошел через известно что и жизнь удалась.

Так действует в наших душах анальный вау-фактор. Но Татарскому никак не удавалось испытать его сладостной щекотки. Возможно, дело было в какой-то особой последождевой апатичности представителей среднего класса, жавшихся на своих остановках. Или, может быть, Татарский просто слишком нервничал – предстоял просмотр его работы, на котором должен был присутствовать сам Азадовский. А может, дело было в сбоях, которые в последнее время стал давать социальный локатор в его душе.

«Если смотреть на происходящее с точки зрения чистой анимации, – думал он, оглядывая экипажи соседей по пробке, – то все понятия у нас перевернуты. Для небесного „Силикона“, который обсчитывает весь этот мир, мятый „Запорожец“ куда более сложная работа, чем новый „БМВ“, который три года обдували в аэродинамических трубах. Так что все дело в криэйторах и сценаристах. Но какая же гадина написала этот сценарий? И кто тот зритель, который жрет свою пиццу, глядя на этот экран? И самое главное, неужели все это происходит только для того, чтобы какая-то жирная надмирная тушка наварила себе что-то вроде денег на чем-то вроде рекламы? А похоже. Ведь известно: все в мире держится на подобии…»

Пробка наконец стала рассасываться. Татарский включил радио. В машину ворвался гнусавый, с подвывами голос, похожий на гул в печной трубе:


– Ни иконы, ни Бердяев,
ни программа «Третий глаз»
не спасут от негодяев,
захвативших нефть и газ!

Рекламная служба Русского Радио!

В. Пелевин. Generation «П»


Только сегодня я узнала, что это из Бродского строчки


I

Она:
Ах, любезный пастушок,
у меня от жизни шок.

Он:
Ах, любезная пастушка,
у меня от жизни -- юшка.

Вместе:
Руки мерзнут. Ноги зябнуть.
Не пора ли нам дерябнуть.

II

Она:
Ох, любезный мой красавчик,
у меня с собой мерзавчик.

Он:
Ах, любезная пастушка,
у меня с собой косушка.

Вместе:
Славно выпить на природе,
где не встретишь бюст Володи!

III

Она:
До свиданья, девки-козы,
возвращайтесь-ка в колхозы.

Он:
До свидания, буренки,
дайте мне побыть в сторонке.

Вместе:
Хорошо принять лекарства
от судьбы и государства!

IV

Она:
Мы уходим в глушь лесную.
Брошу книжку записную.

Он:
Удаляемся от света.
Не увижу сельсовета.

Вместе:
Что мы скажем честным людям?
Что мы с ними жить не будем.

V

Он:
Что мы скажем как с облавой
в лес заявится легавый?

Она:
Что с миленком по душе
жить, как Ленин, в шалаше.

Вместе:
Ах, пастушка, ты -- философ!
Больше нет к тебе вопросов.

VI

Она:
Буду голой в полнолунье
я купаться, как Колдунья.

Он:
И на зависть партизанам
стану я твоим Тарзаном.

Вместе:
В чаще леса, гой-еси,
лучше слышно Би-Би-Си!

VII

Она:
Будем воду без закуски
мы из речки пить по-русски.

Он:
И питаясь всухомятку
станем слушать правду-матку.

Вместе:
Сладко слушать заграницу,
нам дающую пшеницу.

VIII

Она:
Соберу грибов и ягод,
чтобы нам хватило на год.

Он:
Лес, приют листов и шишек,
не оставит без дровишек.

Вместе:
Эх, топорик дровосека
крепче темени генсека!

IX

Она:
Я в субботу дроле баню
под корягою сварганю.

Он:
Серп и молот бесят милку.
Подарю ей нож и вилку.

Вместе:
Гей да брезгует шершавый
ради гладкого державой!

X

Она:
А когда зима нагрянет
милка дроле печкой станет.

Он:
В печке той мы жар раздуем.
Ни черта. Перезимуем.

Вместе:
Говорят, чем стужа злее,
тем теплее в мавзолее.

XI

Она:
Глянь, стучит на елке дятел
как стукач, который спятил.

Он:
Хорошо вослед вороне
вдаль глядеть из-под ладони.

Вместе:
Елки-палки, лес густой!
Нет конца одной шестой.

XII

Она:
Ах, вдыхая запах хвои,
с дролей спать приятней вдвое!

Он:
Хорошо дышать березой,
пьяный ты или тверезый.

Вместе:
Если сильно пахнет тленом,
это значит где-то Пленум.

XIII

Она:
Я твоя, как вдох озона.
Нас разлучит только зона.

Он:
Я, пастушка, твой до гроба.
Если сядем, сядем оба.

Вместе:
Тяжелы статей скрижали.
Сядем вместе. Как лежали.

XIV

Она:
Что за мысли, в самом деле!
Точно гриб поганый съели.

Он:
Дело в нем, в грибе поганом:
В животе чекист с наганом.

Вместе:
Ну-ка вывернем нутро
на состав Политбюро!

XV

Она:
Славься, лес, и славься, поле!
Стало лучше нашей дроле!

Он:
Славьтесь, кущи и опушки!
Полегчало враз пастушке!

Вместе:
Хорошо предаться ласке
после сильной нервной встряски.

XVI

Она:
Хорошо лобзать моншера
без Булата и торшера.

Он:
Славно слушать пенье пташки
лежа в чаще на милашке.

Вместе:
Слава полю! Слава лесу!
Нет -- начальству и прогрессу.

Вместе:

С государством щей не сваришь.
Если сваришь -- отберет.
Но чем дальше в лес, товарищ,
тем, товарищ, больше в рот.

Ни иконы, ни Бердяев,
ни журнал "За рубежом"
не спасут от негодяев,
пьющих нехотя Боржом.


Глянь, стремленье к перемене
вредно даже Ильичу.
Бросить все к едрене фене --
вот что русским по плечу.

Власти нету в чистом виде.
Фараону без раба
и тем паче -- пирамиде
неизбежная труба.

Приглядись, товарищ, к лесу!
И особенно к листве.
Не чета КПССу,
листья вечно в большинстве!

В чем спасенье для России?
Повернуть к начальству "жэ".
Волки, мишки и косые
это сделали уже.

Мысль нагнать четвероногих
нам, имеющим лишь две,
привлекательнее многих
мыслей в русской голове.

Бросим должность, бросим званья,
лицемерить и дрожать.
Не пора ль венцу созданья
лапы теплые пожать?

И. Бродский появился и в эпиграфе к роману ПВО "Жизнь насекомых"

Я сижу в своем саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных -
Лишь согласное гуденье насекомых.

ИБ. Письма римскому другу

Где еще Пелевин упоминает И. Бродского?

В АВДПД

Операция «Burning Bush»

После школы меня отправили учиться в московский институт Иностранных языков. Мама долго не хотела отпускать меня, ссылаясь на корни, без которых я увяну, но папа, как опытный преферансист, обыграл ее, хитро передернув козырную цитату из Бродского (тот был для мамы высшим авторитетом). Он сказал так:

— Если выпало в империи родиться, надо жить в глухой провинции у моря. Ну а если выпало родиться в глухой провинции у моря? Значит, Семену таки надо жить в империи!

Но империя в это время уже дышала на ладан, а пока я учился в инязе, и вовсе перестала это делать, после чего римские циклы Бродского потеряли одну из главных эстетических проекций, а мои карьерно-выездные надежды — так и вообще всякий смысл.


Есть еще что-нибудь у Пелевна о Бродском?
Tags: В. Пелевин, ИБ, литература, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments