iokominori wrote in orden_bezdna

Наследие

Отрывок из новой книги-раскраски Чака Паланика «Наследие»

В апреле в издательстве АСТ выходит новая книга-раскраска Чака Паланика «Наследие». Главный герой получает в наследство горшок с деревом, которое обещает ему бессмертие. Но не все так просто: охоту за деревом ведет целая банда хладнокровных убийц.

Вечно работая, мать Винсента растила его одна, параллельно учась на юридическом факультете и поднимаясь по карьерной лестнице. Она начала с позиции общественного защитника и в итоге получила президентское назначение на должность судьи гражданского суда. Она была идеалом упорства и самодостаточности. Непоколебимая, она ни разу ни на миллиметр не отклонилась от собственных этических стандартов.

Винсент не был одинок в этом мнении. Он почти не сомневался, что мать ненавидели все, с кем она была знакома. Если ее не ждала ранняя смерть, она была была бесспорным кандидатом на место в Верховном суде.

Тем утром, после того как Баккара сожгла свою одежду в переулке, Винсент вернулся домой. Дверь в его квартиру была приоткрыта, стены оголены, а мебель — сломана. Не осталось ни одного целого предмета от «Вест Элм"¹. Содержимое всех шкафчиков было вывалено, подушки вспороты. Все вещи Винсента валялись на полу, и он стоял по колено в этой куче.

Его мать изучила беспорядок и вопросила:

— Ответь мне, Винсент, зачем какому-то бродяге тебя грабить?

Такое впечатление, что это он был во всем виноват! Сообщив о взломе с проникновением и не добившись никакой реакции, он вынужден был позвонить Элис. Она сделала один звонок, и теперь команда следователей уже прочесывала район.

— Не понимаю, как ты вообще можешь здесь жить, — продолжала Элис.

На кухне она поскользнулась на замороженном буррито, но вовремя ухватилась за край стойки из нержавеющей стали. Из-под ног то и дело вылетали кофейные зерна. Потом мать заметила кукурузные хлопья и рис, рассыпанные по кухне и на ковре в гостиной. Скривив губы от отвращения, она произнесла:

— Я бы не смогла каждое утро просыпаться с этим.

Винсент хотел напомнить ей, что замороженные продукты обычно лежали в холодильнике. А ведь Баккара его предупреждала. Она сказала, что в его квартире небезопасно. Что к нему вломятся люди, мечтающие украсть его дерево. Что к нему вломится Артуро. Но это скорее напоминало обычное ограбление. Грабители перевернули все ящики. Словно в поисках денег, наркотиков и украшений, они вытряхнули все сухие завтраки Cap’n Crunch из коробок, стоящих в кухонных шкафчиках. Они высыпали из банки весь ягодный протеиновый порошок, оставшийся с тех времен, когда Винсент занимался бодибилдингом. Теперь он чувствовал клубничный вкус при каждом вдохе.

— Чего ты ожидал? — спросила Элис, пробираясь между отломанных ножек стульев и разбитых фоторамок. — Нечего было хвастаться своим дурацким деревом. Болтать о том, что у тебя есть хоть что-то за миллион долларов — все равно что напрашиваться на неприятности.

Скорее всего, она подозревала подонков-дилетантов.

Все это время дерево стояло в детской коляске возле окна гостиной. Она и не взглянула на него. На полу, среди других его вещей валялась книга. «Атлант расправил плечи». Единственная книга Винсента в твердой обложке. Он поднял ее и перелистал. И испугался, когда не нашел там кое-чего. Листья, которые он засунул между страниц, бесследно исчезли. Кто-то вломился к нему в квартиру и не украл ничего, кроме десятка засушенных листьев. Листьев персикового дерева. Они даже не были похожи на марихуану. «А может, — подумал Винсент, — может, грабитель просто хотел, чтобы все выглядело, как обычное ограбление?» На полу, наполовину погребенный под слоем хлопьев Cap’n Crunch, валялся блестящий пакетик, напоминающий упаковку игрушки-сюрприза. На первый взгляд, это и была игрушка-сюрприз из коробки хлопьев. При ближайшем рассмотрении казалось, что это запечатанный презерватив. Только когда Элис наступила на пакетик и из него вырвалось белое облачко, Винсент наконец понял, что это были его два грамма чистейшего боливийского кокаина.

— От твоего отца всегда были одни проблемы, — сказала его мать, проходя дальше. — Зная тебя, я подозреваю, что страховку при аренде квартиры ты не оформил. — Она втаптывала рассыпанные хлопья, мелко помолотый кокаин и липкую пыль с высоким содержанием фруктозы прямо в его шерстяной ковер. — Что- нибудь пропало?

Винсент покачал головой, а потом поморщился, когда мать наступила на одну из двенадцатикаратных запонок от «Прада». Он достал из-под завалов кукурузных хлопьев и арахиса эти запонки, часы «Пател Филипп», свой «Ролекс» и ноутбук. Осколки разбитого журнального столика блестели среди еды, как крошечные бриллианты.

Осторожно, наблюдая за реакцией матери, Винсент спросил:

— Ты знала, что моего отца убили?

Элис пошла дальше по картофельным чипсам и вставкам в воротничок, которые хрустели у нее под ногами.

— Так тебе сказал нотариус?

Винсент поднял запонку, которую она погнула своей туфлей.

— Ты можешь достать мне дело об убийстве? — спросил он.

— Не беспокойся, — тут же ответила Элис, вытащила телефон из кармана пальто и принялась перелистывать экраны. — Вот, — сказала она, протягивая ему телефон.

На экране было нагромождение тонов, в основном красных. Красные линии и пятна сменялись темно-коричневыми. Винсенту пришлось вглядеться в фотографию, прежде чем он понял, что перед ним.

На руках больше не было пальцев. Без носа и ушей лицо и вовсе не походило на человеческое. Ковер, костюм мужчины — все было заляпано красным. Тут и там в глаза Винсенту бросались таблички с номерами. Таблички, которыми обозначали места обнаружения улик.

— Погиб при пытках, — сказала Элис.

Винсент поднял взгляд. Испуганными глазами он посмотрел на мать и спросил:

— Мой отец?

Наклонив голову набок, она озадаченно взглянула на него. Истерзанным человеком на снимке был адвокат, и лежал он возле резного стола в том самом кабинете, где они с Винсентом встречались. Такие ужасы выходили за рамки любой надежды на конфиденциальность отношений адвоката с клиентом. Лишь взглянув на снимки с места преступления, Винсент захотел раскрыть все свои тайны. Если кто-то и хотел узнать, где находится дерево, они точно знали, как это выведать.

¹ «В е с т Э л м «(англ. West Elm) — популярный в США и Кана- де бренд мебели и предметов интерьера в стиле легкой городской эклектики.


Редакция Esquire

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded