daosden (daosden) wrote in orden_bezdna,
daosden
daosden
orden_bezdna

Долина Кенов

Оригинал взят у nichego_vajnogo в Долина Кенов
     
       
        Долина Кенов
       
       
       
        Шаман сидел на небольшом пригорке.
      Рядом лежала Сумка Прозрения (на самом деле - халтура каких-то алкашей-реабилитантов из Буффало. Джо загрузил борт целой партией этого добра, удивляясь, где только подобное находит сбыт. Но шаман почему-то выбрал именно эту безвкусную, если не сказать, шокирующую пошлостью, вещицу).
      Джо по-особому сложил локти и пальцы, показывая из какой геометрии рождается Священный Восьмилапый Свет.
      Не обернувшись, шаман похлопал ладонью по земле рядом с собой.
      Превозмогая робость, Джо сел, вытянув ноги как перед гимнастическим упражнением, чувствуя задом прохладу уходящей тропической ночи.
      - Каково твое имя? - спросил шаман.
      - Джозеф Карпентер - Джо медленно произнес эти два слова, старательно выговаривая каждую букву, каждый завиток артикуляции. Как его учили.
      - Что оно значит?
     
     
      - Дерево. Работаю с дерево [1]. - За два года Джо освоил около трехсот слов. Самых необходимых. Грамматика до сих пор была для него темным лесом, Джо знал лишь, что в языке присутствует всего одно время. Причем, не просто настоящее, а настоящее-прямо-здесь-и-сразу. Еще была простая связка-тождество. Кошмар, а не язык.
      - Дерево - мудрость. Работа с дерево - ложь.
      В племени не было деревянных изделий. Все плели из волокон. Священным животным был паук. Мир вокруг - паутиной стремления. Не стремления, - какое-то другое понятие. Джо так и не смог найти синоним.
      Шаман достал из Сумки Прозрения Трубку Тщеты (керамическое коленце от какой-то элитной сантехники), не торопясь зарядил ее порошком из пауков, смесью трав и сухих ягод, щелкнул одноразовой китайской зажигалкой. Не торопясь раскурил, выпуская вонючий буроватый дымок. Протянул Джо.
       
       
      Превозмогая тошноту, Джо сделал пару затяжек.
      Мир не изменился.
     
     
      Точно так же торчал над далекой осокой хвост "Дугласа", который несчастный Макхорсен и не надеялся посадить. Восходящее солнце постепенно заливало все вокруг, словно открывая сцену диковинного спектакля.
      Каменистую равнину перед озером сплошь усеивали предметы. Вся загрузка борта, выметенная наружу реактивной струей скособоченной турбины. Что-то в ней сгорало, но большая часть, освобождаясь от упаковки, разлетелась на огромной территории, словно безумный мерчандайзер решил завлечь аборигенов плодами прогресса. Чего тут только не было!
      - Хорошо. - сказал шаман. - Идешь, Джо Работа С Дерево. Твой день.
      Джо встал и начал спускаться к предметам.
      Взошедшее солнце осветило все вокруг.
     
     
      Вспыхнули огоньки на пластиковых и металлических поверхностях.
      Остров, которого нет на картах, опять дрожит в паутина [стремления].
     
     
     
      Его зовут Иннокентий.
      Друзья сокращают Кен. Отчасти потому, что он похож на культовую куклу.
      Кен молод и очень хорош собой. Живот покрывают "кубики". Пышная каштановая шевелюра в школе привлекает внимание девочек, а молодая учительница истории неоправданно часто задерживает на ней свою ладонь.
      Кен увлекается каратэ, классической литературой, антропологией. Невероятное сочетание.
      Но вуз выбирает технический.
      Без разницы. Все дается ему легко. Все интересно.
      Стремглав пролетает институт, соединяясь с романтическим флером надежд и горечью неизбежных разочарований.
      Происходят коррекции, в которых жизнь требует отнюдь не векторных интегралов, а скорее - практического ясновидения, умения различить змею в ворохе приложений к договору или льготной ипотеке.
     
     
      Кен встречает Варю.
      Варя встречает Кена.
      Это - Подлинная История Любви. Но без печальных финалов. Без душераздирающих мелодий Фрэнсиса Лэя.
      Дети. Прекрасные малютки. Мальчик и девочка. Лада и Толя.
      Мир безоблачен. Не смотря на дешевую нефть и издержки многополярности.
      Друг Кена, Петр, за чаркой, в приступе внезапной откровенности рассказывает о чудовищной корпоративной подставе и своей неблаговидной в ней роли. Он также признается, что Варвара и он любят друг друга и встречаются. Он также говорит, что сожалеет и что Кен - замечательный.
      Кен почему-то совсем не удручен. Он только сожалеет об отсутствии темных очков. Кен не носит их, ибо боится, что уши от подобного чуть более оттопырены. Единственный пунктик, который никак не портит его гармоничное эго.
     
     
      Кен видит, что волосы его седые, внуки - взрослые, а Варя по-прежнему любит его, столь артистично старящегося красавца (не в пример Петру - одышливому рыхлому маразматику, не способному отличить Лэя от Дассена).
     
     
      Все его сверстники мертвы, незнакомая жизнь обтекает Кена как ручей - массивный булыжник.
      Кен стар, очень стар. Возникают вопросы "зачем все это?" или "каковы альтернативы?".
      Он не помнит, что значит "альтернатива". Но очень хорошо помнит, что такое темные очки. Он сожалеет, что не носит их.
      "Чего-то еще не хватает" - постоянно думает Кен. "Чего же?" И догадка ослепительным сиянием освещает его мысли: "все происходит лишь в одном времени! Мир развернут лишь в одном измерении. Измерение Кена... В нем возможны простые стремления, простые радости, простые, не берущие за живое, печали!"
      "Но как такое вообще возможно, - что я в настоящем времени могу думать о чем-то не настоящем?!"
     
     
      И В ТОТ ЖЕ МИГ свет для Кена превращается в гигантского, размером с небо паука. Каждая щетинка чудовища видна с поразительной детальностью. И каждая щетинка, если пряглядеться, представляет собой щетинистый же, пушистый фрактал, уходящий в бесконечность. Огромные и многочисленные глаза паука блестят. В них отражается другой паук. Тот же самый, если быть точным, ибо все вокруг - только он и есть. Нет ничего иного. Паук видит Кена, и паук является Кеном. И не только Кеном. Варварой. Петром. Лэем и Дассеном. Возможны ли альтернативы? Конечно возможны! Мир в этом случае чуть-чуть сложнее, но паук получает больше удовольствия, ибо способен ПЕРЕМЕЩАТЬСЯ. Не в категориях сознания, а исключительно в выбираемом синтаксисе. Возникает паутина иллюзий, наполняющая фигурки чувством, чувственностью, страданием. Фигурки, разбросанные по камням, вперемешку с крикетными мячами, пластинками аспирина, mp3-плеерами. Множество Кенов и Барби. Коробочки с аксессуарами. Игрушечные яхты и форд-мустанги. Детские колясочки размером с сигаретную пачку. Джо смотрит на россыпи кукол и говорит по-английски:
      - Он все равно не двигается.
      Сколько же раз он спускается в равнину Кенов (так для себя Джо называет это место)? ВЕЧНО!
      - Получается! - кричит Джо шаману. - Я принимаю Свет!
      Шаман чуть заметно кивает.
      В этот момент Джо видит среди мусора темные очки. Они совершенно невредимы. Ни одной царапинки. И модель очень удачная.
      Джо поднимает очки и аккуратно водружает их на мохнатую восьмиглазую морду.
     
     
----------------------------------------------------------------
[1] Carpenter - плотник (англ.)
     
     
     
     
     
       

       
       
           

Subscribe

  • Ты меня держишь

    ты и только ты

  • Без страха и надежды

    Есть такие женщины, которые уже не боятся. Которым уже поздно бояться. Бояться не понравиться. Не соответствовать. Не знать. Не успеть. Не уметь печь…

  • В день поэзии

    Мне судьба — до последней черты, до креста Спорить до хрипоты (а за ней — немота), Убеждать и доказывать с пеной у рта, Что не то это вовсе, не тот и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • Ты меня держишь

    ты и только ты

  • Без страха и надежды

    Есть такие женщины, которые уже не боятся. Которым уже поздно бояться. Бояться не понравиться. Не соответствовать. Не знать. Не успеть. Не уметь печь…

  • В день поэзии

    Мне судьба — до последней черты, до креста Спорить до хрипоты (а за ней — немота), Убеждать и доказывать с пеной у рта, Что не то это вовсе, не тот и…