Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Дорога смотрителей

Нам нужно вспомнить роман ПВО "Смотритель".
********
— Я действительно де Киже?
— Фамилия «де Киже» позволяет ее носителю взяться из ниоткуда — их очень много. Но мы не лгали тебе. Ты действительно потомок Кижа. И одновременно ты потомок Павла. Это значит, что ты — тот самый поток Флюида. Киж сделан из Павла. И ты тоже, Алекс.
— То есть Алексей Николаевич сказал правду?
— Мы уже говорили об этом, — устало ответил Ангел. — Если ты захочешь увидеть ситуацию в этом мрачном и примитивном свете, никто не будет в силах тебе помешать.
— Я хочу только одного, — сказал я. — Знать правду.
— Правда в том, что ты поток Флюида, принявший эстафету долга. Смотритель — это слишком серьезная ответственность, чтобы мы играли в рулетку. В твоей личности, в твоих склонностях, в твоих детских воспоминаниях продумана каждая деталь.
— Меня тоже сделали в Оленьем Парке?
— Нет. Ты сделан не Желтым Флагом, а Железной Бездной. Но орден и Ангелы всего лишь создают новую оболочку Смотрителя. Ее форму затем принимает поток Флюида, бывший прежде Павлом. Это происходит на дороге Смотрителей.
— То есть я на самом деле ничем не отличаюсь от Юки?
Ангел засмеялся.
— Хватит об этом, хорошо? Какая разница, откуда ты взялся, если ты есть прямо здесь и сейчас? Ни тебе, ни другому человеку никогда не узнать наверняка ничего кроме этого. Ничего вообще. Менелай объяснял почему.
— Возможно, — сказал я. — Но все-таки я хотел бы кое-что для себя понять. Если я действительно происхожу от кареты, то хотя бы эта карета реальна?
— Да, — терпеливо ответил Ангел.
— И где она находится?
— В Железной Бездне.
— Это связано с храмом и зеркалом, о которых говорил Киж?
— Нет, — ответил Ангел. — Карета Смотрителей не имеет к ним никакого касательства. Она находится в Железной Бездне, потому что это безопасное место, где не бывает случайных людей.
— А что это за Храм Последнего Поворота?
— То, о чем говорил Киж, относится к числу небесных тайн. Их может открыть только сам Павел Алхимик, — ответил Ангел.
— Но ведь он…
— Потому эти тайны и называют небесными, — сказал Ангел. — Из-за чего они вызывают у тебя интерес? Мы не создавали для этого никаких причин в структуре твоей личности.
— Они не вызывают у меня интереса. Они вызывают интерес у Юки.
— Понятно, — сказал Ангел. — Тогда давай про это забудем. У нас есть дела важнее, чем удовлетворять любопытство твоей подруги. С твоего позволения, я перейду к ним прямо сейчас. Ты знаешь, в чем заключается главная функция Смотрителя во время Saint Rapport?
— Знаю, — ответил я. — Выехать на мост перед дворцом и застыть в красивой позе. Со шпагой, поднятой к небесам. Так, во всяком случае, говорили у нас в фаланстере…
Я полагал, Ангел улыбнется этой шутке (я действительно слышал ее много раз) — но он энергично кивнул.
— Именно так, — сказал он. — Если рассматривать внешнюю сторону происходящего. Но какой в этом действии смысл?
— Я не знаю, — ответил я.
— У тебя есть какие-нибудь предположения?
— Единственное, что мне вспоминается, — сказал я, подумав, — это одно место из дневника Павла. Где он выезжает на мост и замирает с поднятым над головой жезлом. Я, когда читал, сразу понял, что все Смотрители копируют это движение.
— Зачем? — спросил Ангел.
— Своего рода символический жест, наверное. Как бы подчеркивает преемственность… Связь Земли и Неба.
— Ты думаешь, это просто жест?
На самом деле я действительно так считал: какова бы ни была природа моей памяти о детстве, мне хорошо запомнились дышащие весенним вольнолюбием лекции, прочитанные в фаланстере «Птица» молодым теологом, благочестиво склонявшимся перед величием догм Единого Культа, чтобы из этой безупречной позиции высмеивать делишки его погрязших в пороке служителей.
— Я думаю, что связь Земли и Неба настолько фундаментальна, — повторил я запавшие мне в память слова, — что не зависит от камлания забавно одетого человечка с блестящей железякой в руке.
— Она не просто зависит, — сказал Ангел Воды. — Она возникает исключительно благодаря этому камланию.
— Это почему?
— Давай вспомним все, чему ты научился. Ты можешь управлять Флюидом. Ты умеешь сгущать его в неживую материю, а потом снова растворять ее во Флюиде. Вызвав к жизни Кижа — я уже не говорю о кошках, которыми ты увлекся после этого, — ты научился создавать живых существ…
Я обратил внимание на то, что он упомянул о кошках во множественном числе, хотя я вызвал к жизни только одну. Возможно, он имел в виду Юку? У Ангелов было своеобразное чувство юмора.
— И наконец, — как ни в чем не бывало продолжал Ангел, — ты научился создавать пространство. Бесконечное, самодостаточное, не опирающееся ни на что, кроме себя самого. Так, во всяком случае, его мог бы охарактеризовать Киж, если б нашел достойного собеседника среди сибирских сугробов. Алекс, ты понимаешь, что будет, если собрать все твои навыки в единый фокус?
— Нет, — сказал я.
— Ты можешь создать новый мир. Новое пространство. Новую вселенную.
— Зачем? — спросил я. — Разве старая плоха?
— Она ни плоха, ни хороша, — сказал Ангел. — Дело не в этом. Дело в том, что мы тень Ветхой Земли. Мы подвержены действующим там законам. Главный из них в том, что все непостоянно. Все изменяется и приходит в упадок. В том числе и мир. Его надо обновлять.
— Вы хотите, чтобы я заново создал Идиллиум?
Ангел засмеялся.
— Боюсь, — сказал он, — что тебе это будет не под силу. Даже с твоими навыками памяти. Твоя задача проще. Тебе нужно создать Небо.
— Небо? — повторил я. — Разве это возможно?
— Конечно, — ответил Ангел. — Наше Небо было сотворено. Оно подвержено гибели и возникновению точно так же, как и все остальное.
— Но для этого нужно уничтожить старое?
— Старое Небо уже практически догорело, — сказал Ангел. — Ты смахнешь его остатки в небытие, просто сделав новое. Для этого не нужно никаких отдельных усилий.
— Но ведь при этом исчезнут Ангелы…
— Они возродятся. И все на Небе будет в точности воспроизведено. Это происходило уже много раз, Алекс.
— Но кто я такой, чтобы создавать Небо?
— Для этого не надо быть кем-то особенным. Существа и вещи не обладают самостоятельным бытием — они зависят друг от друга. Но все равно они воспроизводят и себя, и мир. Цепь причин и следствий бесконечна, и все ее звенья одинаково важны.

********
Tags: В. Пелевин, Смотритель
Subscribe

  • Волки и вороны

    Борис Гребенщиков представил архивную версию песни «Волки и вороны». В архивной версии композиция длиннее на 30 секунд и содержит на 2 куплета…

  • Сыну космосвину

    Не знаю, понял ты или нет, но тот путь, который выбрал Нв - ведет в тупик. Там нет ни любви ни дружбы. Он ничего не может дать ни тебе , ни Лене.…

  • Дегустация в Бездне

    Святое вино! Кагор с горы \\Афон монастырское и т.д. Греческое не понравилось

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Волки и вороны

    Борис Гребенщиков представил архивную версию песни «Волки и вороны». В архивной версии композиция длиннее на 30 секунд и содержит на 2 куплета…

  • Сыну космосвину

    Не знаю, понял ты или нет, но тот путь, который выбрал Нв - ведет в тупик. Там нет ни любви ни дружбы. Он ничего не может дать ни тебе , ни Лене.…

  • Дегустация в Бездне

    Святое вино! Кагор с горы \\Афон монастырское и т.д. Греческое не понравилось