Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Categories:

Сожжённые корабли ( 3 )

Оригинал взят у k0ka в Сожжённые корабли ( 3 )




Часть третья



В тот самый момент, когда Константин вступал под сень переплетённых ветвей и увядших листьев, окунаясь с головой в Неизведанное, его компаньон Боб Дилан так же решительно входил в редакцию журнала "Нью-Поркер" с намерением продать несколько своих лирических стихов (перекроенных писем Эди Седжвик), а заодно и песню о сожжённых кораблях (чем чаще он перечитывал её, тем больше убеждал себя, что хорёк лишь слегка изменил его идею, вскрыл второе дно, которое и так было заложено в первоначальном варианте, поэтому смешно в данном случае упоминать о каком-то соавторстве (а вот когда хорёк начнёт писать новые тексты, тогда уже, конечно, все они будут снабжены пометкой "Боб Дилан в соавторстве с К.")). В редакции журнала всё, как обычно, стояло на ушах: грохотали печатные машинки, звенели телефоны, скакали туда-сюда курьеры, щёлкали латунные застёжки их кожаных портфелей, хлопали двери, шелестели бумажные листы, перелетая со стола на стол, галдел многочисленный народ, патетично размахивая различными предметами или в крайнем случае пустыми руками...

— Что там у вас сегодня? — нетерпеливо похлопал ладонью по столу редактор, заметив над собою мнущегося Дилана, и выхватив у него листки с текстами, молниеносно перебрал их, комкая и бросая в корзину:
— Чушь... Бред... Бред сивого мерина... Стоп, а вот это интересно (в руках его оставался последний листок с песней о кораблях) хм... Только вот эту последнюю фразу надо переделать — "замёрзшие пальцы ломают спички... время сжигать корабли..." — нам не нужны обвинения в призывах к терроризму. Закончите лучше так... э-э... замёрзшие руки держат чемоданы, готовы к отплытию корабли... ну или что-нибудь в этом роде. Не сочтите за антисемитский намёк.
— Что вы, какой терроризм! — испуганно воскликнул Боб Дилан, — Вы же знаете, мы, хиппи, против насилия в любой форме. Это просто философская зарисовка по мотивам известного исторического эпизода. Когда троянцы готовы были бежать на своих кораблях, оставив город без боя, один из солдат поджёг корабли, принудив соплеменников к сражению.
— Нехорошо, — осуждающе взглянул поверх очков редактор, — Нехорошо идти против всего коллектива. К тому же всё равно сражение было бессмысленным — ведь Кассандра изначально предсказала падение Трои... В общем, ладно. Переделайте в том духе, что это как бы греки после одержанной победы спокойно возвращаются домой. (Редактор быстро черкнул несколько слов на розовом бланке и сунул Дилану) Аванс можете получить в кассе, остальное после продажи тиража.
Дилан радостно схватил левою рукой вожделенный бланк, а правою уже вписывал на своём листочке поверх зачёркнутых строк — "замёрзшие руки держат чемоданы..."

Тем временем Константин пробирался в заросшие глубины садика, любуясь причудливыми играми теней и солнечных пятен, вдыхая весенние ароматы и ловя подвижными ушами окружающие звуки (низкие гудки барж, доносившиеся с Гудзона, пересвист птиц, шуршание ветра). Собственно говоря, Константин всегда был домашним ручным зверем, не знающим ни ужасов, ни прелестей дикой природы. Все сведения о мире черпал он в книгах, окнах и обрывках разговоров. Он знал, что во время своей вылазки может с большой долей вероятности повстречать какое-нибудь живое существо из семейства выдровых или мышиных, но никак не ожидал увидеть то, что вдруг выступило ему навстречу из тени лопухов... Это была большая морская свинка. Антрацитово-чёрная шерсть её лоснилась, хрустально-голубые глаза жизнерадостно сияли, макушку украшал голубой бантик, в который каким-то образом были вплетены клочки серебряной фольги и фантик с изображением восходящего солнца (что придавало образу свинки легкий оттенок японского шарма).

— Рада приветствовать вас, сударь, в своих владениях. Вам понадобилось меньше полугода, чтобы спуститься с четвёртого этажа, — хихикнула свинка. Константин выдержал паузу и с достоинством произнёс:
— Да, действительно, мы с другом снимаем квартиру на четвёртом этаже... Но с кем я имею честь разговаривать, простите?
— Корделия Трассиолла Чапман, горная пума, в этом магическом месте общаюсь с духами, будучи потомственной шаманкой, — представилась свинка и протянула Константину засушенный букетик, — Тут кое-какие травы для обряда. Вот розмарин, он для памятливости. Возьмите, дружок, и помните...
— Благодарю, — поклонился Константин, принимая стебелёк и засовывая его за ухо, — Классное имя. Но никогда бы не подумал, что вы пума. Скорее, морская... эмм... пантера...
— Имя я только что придумала, так-то меня зовут просто Чёрная Лимба, — ответила Трассиолла, кокетливо поправляя бантик, — А насчёт морской пантеры вы угадали. Мой прадедушка по материнской линии был дельфином, а прабабушка пантерой.
— Хм... И это... вы тоже только что придумали? — проницательно прищуриваясь, осведомился Константин.
— Ага, — беззаботно улыбнулась Трассиолла.
— Ну а я Джонатан Кокха Третий, горностай, в этом безмятежном убежище залечиваю раны сердца от несчастливой любви и заодно помогаю другу в творческом становлении, — отрекомендовался Константин с церемонным поклоном.
— Знаете что, я буду называть вас сокращённо — Кокха, никогда не запоминаю фамилий и вообще ненавижу всякий официоз, — заявила Чёрная Лимба.
— Тогда, с вашего позволения, я буду звать вас Трасси, — кивнул Константин, — Итак... Могу ли я узнать, Трасси, что за шаманские обряды вы проводите, и можно ли принять в них участие? Ибо я энтузиаст всевозможных метафизических исследований.
— Расскажите сначала о своём разбитом сердце, — свинка устроилась поудобнее, готовясь слушать длинную историю, но Константин лишь коротко пожал плечами:
— Обычное житейское дело, Трасси. Я любил её, она любила меня. Но мы не могли быть вместе, потому что... она прекрасная дева, а я всего навсего обыкновенный хор... хорностай... Кхм-кха...(Фальшивым кашлем Константин ненавязчиво скрыл свою случайную оговорку)
— У меня была похожая история в жизни, — сказала свинка, — Я любила одного профессора (мы вместе работали в лаборатории), но он был женат, и я понимала, что семью он ради меня не бросит, хотя и пылает страстью (я постоянно получала от него тайные зашифрованные послания, которые для меня-то были совершенно ясны). В общем, разорвать эту цепь безумия помог случай. Мы куда-то ехали, и поезд сошёл с рельс. Бах-тарарах!.. Колбы, аквариумы, белые мыши, препараты, всё смешалось в жутком месиве... Я выбралась из-под обломков посреди бесконечного леса и пошла, куда глаза глядели... Тогда я и познала свою шаманскую сущность. Лес протянул мне руку помощи. Подсказал шёпотом, что можно есть, а что нельзя, научил строить временные жилища в дуплах деревьев, помог избавиться от эмоциональных зависимостей. А потом он обратился ко мне за помощью... Дело в том, что лес — это остатки первозданного Райского сада на Земле. С тех пор, как Земля была покинута Богом, он сильно эволюционировал, пытаясь приспособиться к неблагоприятным условиям, стал колючим, наполнился мошкарой и паутиной, заболотился, забуреломел, затаился. И люди (люди, которых он считал друзьями, которых он кормил и защищал) предательски вырубают его километр за километром, рассекают дорогами, выжигают пожарами. А всё дело в этом проклятом яблоке, затмившем их разум. Они не понимают, что уничтожая лес закрывают себе путь возвращения в Рай...

Свинка горестно замолчала, глядя перед собой. Через некоторое время Константин деликатно кашлянул:
— Простите, но о каком яблоке вы говорите? И я пока не понимаю, как вы можете помочь лесу... Разве что написать письмо от его имени в какую-нибудь газету... Но вряд ли такое письмо воспримут всерьёз и опубликуют.
— Никаких газет, — отмахнулась Трасси, — Лес дал мне знание о нужных травах и корешках, через употребление которых дух человека освобождается от навязанной дьяволом лжи и входит в общение с духами всех пяти природных стихий — леса, земли, огня, воды и воздуха. Я собираю эти травы, приготавливаю из них снадобья и передаю людям на том берегу... А про яблоко написано в главной книге, которая у всех есть, но почти никто её не читал. Хотя там описывается всё, что было, и всё, что будет.
— Ого, — удивился Константин, — А я никогда не видел этой книги. Как она называется?
Трасси пожала плечами:
— Там только одна буква на обложке... Буква "Т"...
Константин застыл с открытым ртом:
— ...Как вы сказали?! Буква "Т"?.. И там описано всё, что было и будет с этим миром?
— Да, — подтвердила Трасси, — Всё бытие мира.

На Константина нахлынула такая волна мыслей, что он пошатнулся.
— Мне нужно кое-что обдумать, — выдавил он, медленно поворачиваясь обратно к дому, — Извините... Увидимся в другой раз...
— Приходите завтра ночью! — крикнула ему вслед Чёрная Лимба, — Я покажу вам тот берег! Только если будете в темноте звать меня, придумайте другое имя, не будем афишировать наше знакомство...
— Тот берег? — ошарашенно переспросил Константин, — Ах, да, тот берег. Хорошо, я приду.


( Продолжение следует... )



Subscribe

  • Ты меня держишь

    ты и только ты

  • Без страха и надежды

    Есть такие женщины, которые уже не боятся. Которым уже поздно бояться. Бояться не понравиться. Не соответствовать. Не знать. Не успеть. Не уметь печь…

  • В день поэзии

    Мне судьба — до последней черты, до креста Спорить до хрипоты (а за ней — немота), Убеждать и доказывать с пеной у рта, Что не то это вовсе, не тот и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments