September 7th, 2021

звезда

Странные книги

Михаил Куртов
философ

Есть тексты, которые иначе, кроме как «странными», назвать нельзя. Это, например, «Роза Мира» Даниила Андреева, серия книг Карлоса Кастанеды, «историческая» эпопея Фоменко — Носовского, недавняя «Циклонопедия» Резы Негарестани или последние книги психоаналитика, ученика Фрейда Вильгельма Райха, посвященные описанию борьбы с инопланетными захватчиками.

Collapse )

Такие же странные тексты как мне кажется у В. Пелевина. Их также трудно интерпретировать, читатель читает, перечитывает и чувствует, что он не понимает чего-то. Неудивительно что разные читатели видят, находят совершенно разное в книгах ПВО.
Как же быть?
Хотя бы с последним романом Трансгуманизм инк?

Поразмышлять хотя бы о летунах - архонтах Кастанеды.

Кастанеда пишет о субъекте. Кастанеда не пишет о мире. Кастанеда стартует, наоборот, с ситуации изолированности от мира и замкнутости человека в шизофренической колбе: шизоидности (говнистости характера) и шизотипии (внедрённых внешних идей). Человек <уже> находится в ситуации, где вверху пожиратели (идеи, ангелы), внизу энергетические губки (поработители), а посередине одни мудаки. Это ситуация индивида, а не окружающей реальности.
<...> Окружающий мир на самом деле нейтрален. Богам, ангелам и демонам на вас начхать. Кто вы такой, чтобы вами интересоваться среди семи миллиардов людей? На уровне индивида все проблемы от того, что у вас вместо головы жопа.
<Если построить параллель с буддизмом>, смотрите: есть ситуация страдания, есть причина страдания (это вы), есть ситуация альтернативная (сдвиг точки сборки) есть способ сдвигать точку сборки.

То есть демоны, флаеры, неорганические существа — они не снаружи. Это состояния вашего сознания. Вы находитесь в состоянии фиксированной точки сборки, безысходности — изнутри в виде вашего характера и идеологического обмана извне.

— Relictum/Радио_POST-NAGUALISM/2017-11-12
звезда

Как читать В. Пелевина

Автор: Чернов А.В.

Еще со времен первых своих серьезных произведений Виктор Пелевин, вероятно, понял , что популярность книг дает не только личный заработок, но и возможность донести идею до максимально широкого круга читателей. Также наверняка Виктор Пелевин обратил внимание, что остаются в веках только те работы, которые заставляют читателя думать, меняют его, становятся частью его опыта и насыщают его видимостью понимания происходящего хаоса и тайн бытия. Особенно если это понимание неразрывно связано с настоящим миром и тем местом или путем, который каждый любопытный или просто интересующийся человек вынужден время от времени искать.

Поместить сложные мысли и выводы о мире и существовании в обрамление из простого, но резонирующего с сердцами рядовых читателей сюжета – вот формула, едва ли не единственная достойная внимания для серьезного литератора. По большому счету, это заявка на увековечивание своей работы не только в литературе, но и любом другом искусстве.

Удивительной и недоступной современным писателям по своей простоте является попытка соединить в тексте два вышеперечисленных намерения. С одной стороны, сохранить интерес читателя, а с другой — дать сложную пищу для ума. Кроме всего прочего, Пелевин умудряется почти в каждом произведении экспериментировать с жанром, создавать что-то новое в литературе, пусть и не всегда удачное, по словам самого же автора, но это точно на порядок лучше, нежели самокопирование.

Непростая формула — соединить интересный сюжет и «пищу для ума» в одном произведении — не гарантирует популярности, но при удачном стечении жизненных обстоятельств и наличии таланта она конвертируется в успешно занимаемые центральные полки книжных магазинов, уважение читателей, огромные тиражи , а о выходе книг автора (с нетерпением ожидаемых) сообщают первые полосы СМИ.

Пелевин всегда пишет о жизни и всегда, как нам кажется, о ее наиболее достоверных формах. С нами наверняка не согласятся многие, имея на это свои причины. Часто нам приходится сталкиваться с неадекватной критикой произведений Виктора Пелевина. В основном, критика связана с непониманием главной иносказательной линии произведений, или вообще с упущением наличия таковой. Представьте, что вы пытаетесь раскрыть через историю какую-либо идею, но люди, которые вас слушают, вместо обсуждения вашего «месседжа» высказывают свое отношение к вскользь упомянутым вами малозначимым вещам.

Иносказательное повествование от писателя-постмодерниста должно было бы восприниматься в порядке вещей, но увы. Многочисленные комментаторы замечают и понимают аллегории и метафоры автора только в отношении довольно малозначимых идей. Общий смысл, завуалированный за, казалось бы, тонкой пелевной пеленой простого сюжета и юмористических отступлений, остается невидимым, незамеченным со стороны неподготовленного читателя.

Неподготовленность здесь, возможно, связана отнюдь не с узким кругозором читателей или критиков, а с тем семантическим полем, к которому апеллирует Пелевин, и теми идеями, которые он считает достойными для изложения, как в своей литературе, так и в литературе в целом. Вот что автор, например, отвечает на критику об однообразии его произведений:

Я бы сказал, что это противостоящий мне литературный мэйнстрим коллективно пишет одну ничтожную книгу. Все появляющиеся там тексты, в сущности, об одном – они описывают омраченное состояние неразвитого ума, движущегося от одного инфернального пароксизма к другому, причем этот заблуждающийся воспаленный ум описан в качестве всей наблюдаемой вселенной, и без всякой альтернативы подобному состоянию… Иногда ценность такой продукции пытаются поднять утверждением, что автор «стилист и мастер языка», то есть имеет привычку обильно расставлять на своих виртуальных комодах кунгурских слоников, от вида которых открывается течка у безмозглых филологических кумушек, считающих себя кураторами литпроцесса. Но «звенение лиры» не добавляет подобным текстам ценности. Оно просто переводит их авторов из мудаков в мудозвоны.

«Неразвитый ум» и «движение от одного инфернального пароксизма к другому» здесь — не просто красивая метафора, это в какой-то степени вполне достоверная и безэмоциональная характеристика для сложившейся ситуации. Развитость или неразвитость ума определяются состоянием самосознания и способностью глубоко проанализировать каждый аспект себя, управлять своей волей, мыслить и совершать сознательные действия. Люди, обремененные неразвитым умом, скорее всего, будут вынуждены жить в «инфернальном» состоянии. Другими словами, раздираемыми внутренними «демонами». Исторически так сложилось, что порочные стремления безвольных, недалеких или сумасшедших людей списывают на нечистую силу. Эти люди подвержены «демонической» склонности вести себя подобно автоматам, всецело подчиняться инстинктам, отрабатывать клише подобно механическим роботам, везде выпячивать собственное «я» или другими способами «осквернять» окружающую реальность.

Так, использование образа «демона» в романах и термина «демон» совсем не подразумевает под собой наличие реальной сущности. Под «демоном» с тем же успехом может аллегорически подразумеваться вполне материалистический источник страдания, образ мыслей, определенный узор нейронов у человека в голове, напрочь лишенный какого-либо мистицизма.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что упрек в однообразии не всегда можно воспринимать как хороший аргумент, особенно если темы, к которым апеллирует автор, являются вечными, глубокими и лежащими за пределами возможности «быть описанными языком».

Следует еще раз подчеркнуть важный, на наш взгляд, нюанс — литература Пелевина, как правило, критикуется по трем причинам:

- философия, мировосприятие и ценности читателя не совпадают с философией автора;

- в силу субъективного опыта

- в силу непонимания смыслов, вкладываемых в работу, непонимания отсылок и метафор автора в объеме, достаточном чтобы сложить целостную картину произведения.

Если первые две причины лежат в недосягаемой плоскости, то третья проблема решаема для читателя.

Загадки, недомолвки, намеки и отсылки добавляют всем книгам Пелевина приятный интеллектуальный оттенок и покупают билет в вечную память поколений. В произведениях с двойной и тройной возможностью трактовки читатель всегда найдет возможность для игры ума, так ценимой автором.
звезда

Можно о грустном?

Не пришли обсуждать новую книгу ПВО два наших участника

Иван Иванов и Ребекка

видимо у них не все ок

последнее что написала Ребекка в своем журнале - что она USHLA NA XYU TAM ZHE I POGIBNU
И иванов жаловался на депресняк


Все пройдет, и это пройдет!

Возвращайтесь!
звезда

Местные дрязги если нет срачей - то тоска))

Из журнала Джокера

astidora August 24th, 2021, 09:02 pm
Письмо Соне
удивительно так совпало, милая Соня, что ваш пост как бы был ответом моему другу доктору канселу, который укорял меня, что я забанила джокера
и тут вы..
нет, дело, конечно, не в том, что джокер отменный хам, все дело в другом
он болен и инвалид
и как быть с такими?
сумасшедший что возьмешь??
а если этот сумасшедший везде врет обо мне? что я такая сякая?
Где предел того, что можно терпеть?
а ведь в этот сайт могут зайти мои дети и прочитать, что Джокер написал - Астра- старая шлюха и блядь

все это надо терпеть? так люди понимают буддизм?
Нет. Я не терпила. И за хамство каждый ответит.

Особенно директ машина - у которого грязная душа и грязный рот и которому отчего-то так способствует НВ, зачем то????????
и зачем-то им всем потворствует доктор


суть проблемы
Доктор Кансел решил быть канализацией - где все будут гадить и гадить Астре в душу
любые поносы д. Кансел публикует в своем жж, еще и придавая им вид правды

так он впарил всем что Астра - это надутая кукла Старого Лиса, а никакой умной женщины с яйцами как Астра нет
и тут же прихватились все тролли - от ДМ до НВ и заверещали - Астра- проект
и такое дальше понеслось что жуть
и что же Доктор?
а ему хотедлсь лишь упиваться тем, как он будет вырезать соски из грудей женщин и тогда у него м.б встанет- это ведь оправдывает весь садизм? не так ли?? чтобы Хуй встал???
Но надо еще и Астру заебенить по уши - и тут как раз кстати пришлись хуемрази ДМ И НВ. И Док- начал шантажировать Астру. Или я в твоей Бездне пишу - или тут будет пусто.


АгА. Иди, Док,отсюда. НАХУЙ
Лучше я буду одна.