July 16th, 2021

звезда

Весь Набоков

Издательство Corpus в сотрудничестве с Фондом Набокова выпустило новые издания "Лолиты" и "Камеры обскура", первые два романа из серии "Весь Набоков", в рамках которой планируется переиздание всех книг легендарного двуязычного писателя. Подготовкой новых изданий занимается эксперт Фонда, исследователь, переводчик и составитель полного собрания драматургии и рассказов писателя Андрей Бабиков. Благодаря его усилиям определяются источники, заново сверяются тексты, вносятся уточнения, исправляются ошибки, появляются новые комментарии и примечания.



"Лолита"

К созданию своего самого известного романа Набоков приступил в 1947 году. Первое рабочее название "Королевство у моря", отсылающее к одному из важных источников романа, стихотворению Эдгара По "Аннабель Ли", вскоре было заменено на лаконичное "Лолита". В конце 1953 года Набоков закончил книгу, но ни одно американское издательство, в которое он обратился, не рискнуло ее напечатать, опасаясь судебного преследования. Отчаявшись найти издателя в США, Набоков предложил роман малоизвестному парижскому издательству "Olympia Press", опубликовавшему "Лолиту" в 1955 году. Американское издание увидело свет лишь в 1958 году, после долгих дебатов в судах и цензурных комитетах. В 1962 году на экраны вышла картина Стэнли Кубрика, взявшего за основу сценарий, специально написанный Набоковым в Голливуде. В 1963-1965 годах Набоков в сотрудничестве с женой перевел роман на русский язык.Русский перевод "Лолиты" вышел в сентябре 1967 г. Несмотря на обилие опечаток и разного рода неисправностей, в 1976 г. Набоков дал согласие издательству "Ардис" перепечатать текст русской "Лолиты" без изменений. Печатается по первому изданию с исправлением замеченных опечаток и сохранением некоторых особенностей орфографии, транслитерации и пунктуации Набокова. Пропущенный при переводе гл. 3 части II фрагмент текста (от слов "Еще одна встряска" и до слов "полное изнеможение") восстановлен в переводе, подготовленном Д. В. Набоковым в 2007 г.

— Андрей Бабиков, редактор издания

Collapse )

"Камера обскура"

Самый кинематографический, по мнению критиков, роман Набокова был написан в 1933 году на русском языке в Берлине и опубликован под псевдонимом В. Сирин.

В феврале 1931 г. Владимир Набоков закончил первую редакцию нового романа под названием "Райская птица", охарактеризовав его в письме к матери как "чрезвычайно занимательный" роман "из немецкой жизни", в котором "много живописного и похабного". В конце мая 1931 г., значительно отойдя от изначального замысла и дав роману новое латинское название "Camera obscura", Набоков начал готовить его к публикации. В 1931–1932 гг. отрывки из романа печатались в газетах "Русский инвалид" (Париж), "Наш век" (Берлин) и "Последние новости" (Париж); в 1932–1933 гг. он был опубликован частями (без двух глав и с некоторыми сокращениями) в парижском журнале "Современные записки". Отдельным изданием, под названием "Камера обскура", роман был выпущен в 1933 г. берлинским издательством "Парабола" в сотрудничестве с "Современными записками".

Изменив имена героев, внеся различные уточнения и дополнения, Набоков перевел роман на английский язык и опубликовал его в 1938 г. в американском издательстве "The Bobbs-Merrill Company" под названием "Laughter in the Dark" ("Смех во тьме").

Печатается по изданию 1933 г. с восстановлением двух выпавших фрагментов по тексту указанных газетных и журнальных публикаций.

— Андрей Бабиков, редактор издания
звезда

Записные книжки

Всякий раз, когда человек («я») уступает своему тщеславию, всякий раз, когда человек думает и живет, чтобы «казаться», он совершает предательство. Желание «казаться» – это большое несчастье, которое всегда принижало меня перед лицом истины. Нет необходимости открывать душу всем, откроем ее лишь тем, кого мы любим. Ибо в этом случае мы желаем не казаться, а лишь дарить. Сильный человек – тот, кто умеет казаться только тогда, когда надо. Идти до конца – значит уметь хранить свою тайну. Я страдал от одиночества, но, чтобы сохранить свою тайну, я преодолел страдание, причиняемое одиночеством. И сегодня я убежден, что самая большая заслуга человека в том, чтобы жить в одиночестве и безвестности.

Писать – вот что приносит мне глубокую радость! Жить в согласии с миром и наслаждаться – но только быть при этом голым и босым. Я не был бы достоин любить наготу пляжей, если бы не умел оставаться нагим перед самим собой.

Впервые слово «счастье» не кажется мне двусмысленным. Пожалуй, я понимаю под ним не совсем то, что обычно имеют в виду люди, говорящие: «Я счастлив». Некоторое постоянство в отчаянии рано или поздно рождает радость. И у каждого из тех, кто в монастыре Сан Франческо окружили себя красными цветами, стоит в келье череп, дающий пищу для размышлений. За окном Флоренция, а на столе смерть. Что до меня, то если я чувствую, что в моей жизни происходит перелом, то не благодаря тому, что я приобрел, а благодаря тому, что утратил. Я чувствую в себе необъятные, глубокие силы. Именно они позволяют мне жить так, как я считаю нужным. Если сегодня я так далек от всего, то вот почему: у меня есть силы только на любовь и восхищение. Мне кажется, я готов приложить все силы любви и отчаяния, чтобы лелеять жизнь с ее залитым слезами или сияющим лицом, жизнь среди соленых волн и раскаленных камней, жизнь, как я ее люблю и понимаю. Сегодня не похоже на перевалочный пункт между «да» и «нет». Оно – и «да», и «нет». «Нет» – и бунт против всего, что не есть слезы и солнце. «Да» – моей жизни, которая впервые сулит мне что-то хорошее впереди. Кончаются бурный, мятежный год и Италия; грядущее неопределенно, но я совершенно свободен по отношению к прошлому и к себе самому. Вот моя бедность и мое единственное богатство. Я как бы начинаю все сначала – не более и не менее. Но с сознанием собственных сил, с презрением к собственному тщеславию, с ясным, хоть и возбужденным умом, который торопит меня навстречу судьбе.

Альбер Камю