June 21st, 2021

звезда

Склоны Фудзи

Они разные, но Бог то один для всех. Или Абсолютная Истина - одна и та же, во что бы каждый человек не верил.

Суфизм часто называют «мистической частью Ислама». Суфии считают, что единственный, кто истинно есть в мире – это Бог, поэтому путь – это любовь к Богу, а цель жизни – познание Его как абсолютной истины. И такие мистики существовали во все времена. По Ибн Араби, «Бог необходим нам, чтобы мы могли существовать; мы необходимы Ему, чтобы Он мог явить Себя Самому Себе; я также даю Ему жизнь, познавая Его в своем сердце».
И лучше уже не скажешь.

БГ


В последнем романе Пелевина "НС" он упоминает поэта суфия Руми

Collapse )
звезда

Летнее солнцестояние

21 июня - «День Летнего Солнцестояния»!!!
Сакральная точка в Мандале Колеса Времени Калачакры.
День, когда кармические последствия от совершённых действий увеличиваются в 1 млн. раз!
«ЛЕТНЕЕ СОЛНЦЕСТОЯНИЕ» - это начало т.н. «Ночи Богов», когда в течение шести месяцев точка Восхода Солнца на горизонте будет смещаться в сторону Юга, сокращая тем самым светлую половину суток, увеличивая продолжительность тёмного времени и «тёмных сил», соответственно. В Пространстве и Времени начинают преобладать «подавляющая» и «разрушающая» активности.
День Летнего Солнцестояния приходится на 21 июня и самым сакральным периодом этого дня является полдень. Именно Полдень 21 июня – одна из важнейших точек Сакрального Времени – так как это пик максимальной активности элемента «Огонь» во всём Времени и Пространстве текущего года.
В полдень, повернувшись лицом на юг, рекомендуется пребывать в медитативном состоянии ума или, как минимум, зародить какое-либо благопожелание, и чем большее количество живых существ будет охвачено этим благопожеланием, тем более результативными будут наши кармические заслуги.

Лист дерева бодхи

звезда

О молчании

Почему я молчу?
Как и большинство людей, к сорока годам я наговорился. B двадцать пять мне очень нравилось общаться, у меня было много друзей. Они и сейчас есть — на ментальном уровне: я знаю, что всегда могу к ним обратиться в трудную минуту. Я этих людей по-прежнему люблю, и они меня тоже, но словесного общения между нами почти нет. То же — c самым близким человеком, с женой: мы говорим очень мало. Не потому что нам нечего сказать друг другу, а потому что мы так хорошо друг друга знаем, что можем обходиться минимумом слов. За каждым ее словом — для меня цепочка смыслов. Многие слова имеют семейное значение, отличающееся от общепринятого. Даже когда мы что-нибудь подробно обсуждаем, нам требуется значительно меньше слов, чем если бы это обсуждалось c другими. C ней мне хватает трех-пяти слов там, где надо было бы сказать пятьдесят человеку постороннему.
Я очень много молчу. Почти ни с кем не общаюсь. He хожу ни на какие тусовки, кроме тех случаев, когда обязан где-то быть — на презентациях, премьерах. И это не угрюмое бегство от мира, причина моей необщительности — не в неприятии окружающего. Человек ведь когда много общается? Когда активно интересуется окружающим миром. A к определенному возрасту человек настолько наполнен миром, что может рассматривать мир внутри себя. Он больше не нуждается в дополнительных вопросах к тексту.
Кроме возраста есть еще один важный фактор, влияющий на мое отношение к общению и молчанию. Вся моя работа — научная и писательская — связана co словами. Молчание — неизменное условие существования слова. По моим наблюдениям, слова тех, кто не умеет молчать, очень немного весят. Чтобы слово было сильным, молчание необходимо.

©️ Евгений Водолазкин
звезда

Остановленный мир

Алексей Макушинский

Остановленный мир

Фрагмент романа

https://magazines.gorky.media/znamia/2018/2/ostanovlennyj-mir.html


Роман «Остановленный мир», имеет, так сказать, буддийскую подоплеку. С чем связан ваш интерес к философии буддизма, насколько вы ей сочувствуете и разделяете ее установки?

Историю своего «увлечения» дзен-буддизмом я рассказываю в романе. В этих частях он довольно автобиографичен (хотя и не вполне, конечно; я всегда мешаю «правду» и «вымысел» — «поэзию и правду», сказал бы Гете...). Не знаю, существует ли философия буддизма вообще? А философия христианства существует? Буддизм — это такое же огромное и разнообразное явление, как христианство, в нем есть и то, и другое, и третье. Хотя, конечно, есть и что-то общее, как есть общее и у всех направлений христианской мысли. Для меня важен вопрос о личности. Наверное, я могу сказать, что я убежденный персоналист, последователь Бердяева, оказавшего на меня в юности огромное влияние. Кажется, что персонализм не совместим с буддизмом. Но и у буддистских авторов бывает остро поставлен вопрос о личности, и бывает сознание ценности отдельного человека («единство без множественности — это дурное единство, а множественность без единства — дурная множественность», сказано в одном дзен-буддистском тексте). Наоборот, в христианстве встречается ярко выраженный антиперсонализм, отрицание отдельности и самостоятельности человека. То есть, это бесконечно сложные, противоречивые вещи. Во всяком случае, антиперсоналистическая направленность, похоже — доминирующая в буддизме, мне безусловно чужда. Но мне близок буддизм в других отношениях, в том, что это — религия опыта, не заставляющая тебя ни во что верить, но предлагающая самому во всем убедиться. И мне очень нравится, конечно, что дзен, как и даосизм, может смеяться над собой. В общем, мне там многое нравится, всего сразу не перечислишь.

Принадлежите ли вы к какой-либо религиозной конфессии? Возможен ли, на ваш взгляд, диалог в режиме дополнения между религией и наукой или противоречия между ними невозможно преодолеть?

Нет, я не считаю себя принадлежащим к какой бы то ни было конфессии. Еще раз: проблемы «самоидентификации» для меня не существует. Я не «поэт», не «прозаик» и не «буддист». Я — это я. Да и то не всегда. Я — никто. Тоже не всегда... Буддизм, особенно дзен-буддизм, если я смею судить, лучше всего совместим с наукой, именно потому что это религия опыта и он не предполагает веры в такие вещи, в которые разумный человек верить все-таки не может. В каком-то смысле я — человек Просвещения (тоже не всегда...), и не могу всерьез верить в чудеса, святых, хождение по водам, и прочее тому подобное.

******
“Я ни в каком мире не чувствую себя дома; вообще в мире не чувствую себя дома (вполне по-бердяевски)”.
Давно живущий в Германии Макушинский пишет: “Здесь, на так называемом Западе, мир все-таки - лакированная поверхность (во Франции менее, чем в Германии); там, в России … есть, в самом деле, промельки иного, проблески и просветы - Бог знает (или черт знает) чего. Там ткань бытия вдруг рвется… поэтому, может быть, там так трудно, временами так страшно жить. Там страшно жить, здесь нечем дышать. ...Здесь иногда мне кажется, все крышки закрыты, все люки задраены…”