February 22nd, 2021

звезда

Притча

Как часто мы ошибаемся в людях, доверяя им всецело и безоговорочно? Но мир учит нас тому, что наивность и искренность — это разные вещи. Как же научиться разбираться в людях? Ответ в этой короткой, но очень мудрой притче.

Однажды ученик спросил Старца:
— Как мне научиться разбираться в людях, — кому мне доверять и кого опасаться?

— Скажу тебе вначале, кого нужно опасаться, — сказал Старец.

— Опасайся самого смиренного с виду! Когда увидишь, что кто-то кладет перед тобой поклоны, обнимает тебя и выказывает тебе свое необыкновенное расположение, того ты опасайся — больше всего!
— Как же так, Старче? — удивился ученик. — Объясни мне!
— Потому что он первый и предаст тебя! — ответил Старец со вздохом.

— А кому же мне доверять? — спросил ученик.
— Доверяй тем, кто прост с тобой и говорит тебе Правду, какая бы она ни была, эти люди первыми придут к тебе на помощь!

Сказал старый монах:
— Истинное смирение всегда — незаметно, поэтому его трудно найти; но когда найдешь его, оно тебя никогда не предаст.
звезда

Братья Карамазовы

Перечитываю роман Ф. Достоевского. Ужасаюсь тому, как я его читала раньше. Почему мне было интереснее следить за любовными сюжетами, а не за духовными поисками героев?
Вопрос риторический.
Доросла ли я сегодня, чтобы вдумчиво читать ФМД?
Не знаю, но оторваться от книги трудно. Она затягивает.
И, конечно, Татьяна Касаткина что-то сдвинула во мне.

Каждый герой романа пытается наиболее «отделить свое лицо», «испытать наибольшую полноту жизни в себе самом» — а вместо полноты получается самоубийство. Почему? Потому что у человека, ставящего для себя такие цели, словно искажено зрение, у него извращено представление о своей природе. Он видит себя как отдельное, изолированное существо в общем пространстве, которое утесняется другими, которое соревнуется с другими, претендующими на тот же ресурс, которое теряет, если выигрывает другой.

Но человек не так устроен, говорит Достоевский. Другой — это не существо, занимающее (отнимающее у нас) территорию, которая могла бы быть нашей. Другой — это существо, которое впервые предоставляет нам ту территорию, которой у нас и у мира без него не было бы — территорию своей личности. Потому что человеку нужна не голая земля, не мертвое пространство — а открытая для него человеческая душа — и открытая им обоим душа земли, душа мира.


Первая половина этой цитаты совершено мне понятна и я ее разделяю, это соотносится с учением о недвойственности, об адвайте и об иллюзорности нашего восприятия мира, когда мы принимаем свое воображаемое за Реальность.
А вторая часть цитаты Касаткиной мне пока не ясна. Как другой человек может предоставить мне территорию моей личности? Не понятно. Я бы поняла, что другой - это зеркало, в котором я увижу себя и свои недостатки, которые без другого незаметны и т.п.

И вот Т.К. продолжает мысль: "Мир — изобильный и неиссякаемый источник, когда каждый человек в нем — такой источник, когда каждый открыт и готов отдавать. Потому что отдавать себя — это самое большое человеческое счастье, и оно очевидно даже для нашего искаженного ныне зрения."

Ну это же утопия? Кто готов себя отдавать? Может быть прав как раз Иван в своей поэме об инквизиторе? Лишь И. Х. был готов всего себя отдать людям, так он же бог, а людишки просто его распяли.



Т.К.: "Собственно — это мне и дали «Братья Карамазовы» — поправленное зрение, умение увидеть за чертами, представлявшимися очевидными и безусловными (а оказавшимися искажениями), то, как мир и человечество на самом деле устроены."

А мне так пока не удалось - увидеть как здесь все устроено.



Хотя с этим выводом я соглашусь вполне: "Главное, на чем настаивал Достоевский, — не надо бояться своего собственного лица и лица своего ближнего. Попытка приукрасить или завесить себя, отгородиться от ближнего — то, что мешает нам отчетливо разглядеть, что мы из себя представляем и как между собой взаимодействуем; то, что позволяет нам жить в самообмане, видеть мир и человека не такими, какие они есть, порождает иллюзии, принимаемые сейчас большинством за реальность: прежде всего — иллюзию нашей отдельности." (Т.К.)

Здесь я вижу учение Будды о трех ядах сансары - в том числе и нашем иллюзорном восприятии своего Я - как отдельно существующего независимо от всех других людей , вещей - от других объектов.Имеено эта привязанность к своему Я порождает страдания и рождает два других сладких цукербрина - Гнев и Привязанность.

И разве не учили И.Х и Будда одному и тому же?