January 1st, 2021

звезда

1 января

На утре дней всё ярче и чудесней
Мечты и сны в груди моей росли,
И песен рой вослед за первой песней
Мой тайный пыл на волю понесли.

И трепетным от счастия и муки
Хотелось птичкам божиим моим,
Чтоб где-нибудь их налетели звуки
На чуткий слух, внимать готовый им.

Полвека ждал друзей я этих песен,
Гадал о тех, кто им живой приют;
О, как мой день сегодняшний чудесен! —
Со всех сторон те песни мне несут.

Тут нет чужих, тут всё родной и кровный!
Тут нет врагов, кругом одни друзья! —
И всей душой за ваш привет любовный
К своей груди вас прижимаю я!..


Афанасий Фет
звезда

Пятница . Первый астринг

Звёзды и числа
(Рождественский фельетон)

М. Меньшиков

Я вышел в сумерки. Уже зажигались звёзды, и та таинственная Вифлеемская звезда, которую высматривают миллионы детских глаз, может быть, уже взошла на небе. Разглядывая эти далёкие огни небесные, «престолы», «начала», «власти», я вспомнил сказание о том, что всё это — покинутые троны духов после великого восстания Сатаниила. Целая треть небесного воинства была низринута с эфирных высей. В одной отреченной книге я прочёл, что эти падшие духи и дали начало человеческому роду.

Collapse )

звезда

Поговорить по телефону с Пелевиным!!

Сегодня день рождения Джерома Сэлинджера!
«А увлекают меня такие книжки, что как их дочитаешь до конца – так сразу подумаешь: хорошо бы если бы этот писатель стал твоим лучшим другом и чтоб с ним можно было поговорить по телефону, когда захочешь».


Джером Сэлинджер стал одним из самых влиятельных авторов XX века. Первая известность пришла к писателю после публикации рассказа «Хорошо ловится рыбка-бананка».
Спустя 11 лет вышел единственный роман Сэлинджера – «Над пропастью во ржи». Над этой историей автор работал 10 лет и после её публикации стал настолько популярным, что начал вести затворнический образ жизни. Он отказывался давать интервью, а после 1965 года сочинял только для себя, наложив запрет на переиздание ранних сочинений.
В последние годы жизни Сэлинджер практически полностью оборвал связь с внешним миром, живя за высокой оградой и занимаясь различными духовными практиками. Даже сам факт публикации своих произведений писатель однажды назвал «жутким вторжением» в личную жизнь.