December 12th, 2020

Развесёлый наркоман с буддисткими интересами

Первые рассказы Пелевина появились на страницах научно-популярных журналов в разделах фантастики. Несколько лет он даже принимал участие в московском семинаре писателей-фантастов. Однако причислить его прозу ни к этому, ни к какому бы то ни было другому жанру нельзя. Его тексты — коктейль из самых актуальных тем и пугающе точных пророчеств, сурового реализма и абсурдной эзотерики, мифологии и поп-культуры.

Оригинальный термин для определения «пелевинской школы» предложил Сергей Корнев: русский классический пострефлективный постмодернизм. По словам Галины Юзефович, «Пелевин берет на себя функции такого писателя, который раз в пару-тройку лет выходит и говорит: «Так, ребята, я все понял, «щас» я вам все объясню, что у нас происходит на самом деле»...». Юзефович сравнивает Пелевина с Джонатаном Франзеном, выполняющим ту же функцию в американской литературе, только Франзен пишет свои романы раз в десять лет, и это семейные саги: «В Америке главный «объяснятель» всего — это такой занудливый писатель-реалист, а у нас — развеселый наркоман с буддистскими интересами. Это многое сообщает о разнице между российской и американской культурой».

Collapse )