November 13th, 2020

звезда

Роман "Смотритель"




Трансцендентальный буддреализм Виктора Пелевина: размышления о «Смотрителе»




Чем больше я наблюдаю спектр разнообразных откликов на произведения искусства — в том числе, или даже особенно, «массовой», «популярной» культуры, — тем большим я становлюсь приверженцем концепции зрительской реакции как одного из важных столпов понимания работы творца. Согласно идее зрительской реакции, автор, выпуская произведение на свет, не способен полностью контролировать его смыслы: эти смыслы рождаются уже теперь из диалога читателей или зрителей с текстом, отныне живущим своей жизнью.

Текст или произведение становится зеркалом, в которое глядит смотритель, находя в отражении самые разные гештальты, выделяя самые разные фигуры из фона. Это происходило, например, с эволюционным эпосом Люка Бессона «Люси», который меня лично вдохновил, и я увидел в нём невинную чистоту и указание на наши потенциалы — к самотрансценденции и самопожертвованию, связанному с великим состраданием и духовидческой мудростью. Тогда как кто-то другой увидел, в первую очередь, убийства, то, как главная героиня поедает фастфуд, «дегуманизируется» и так далее. Становится ясно, что эти гештальты восприятия кристаллизуются из сплава интеллектуальной интерпретации и служащей ей фоном эмоциональной реакции, причём во многом именно эмоциональная реакция выделяет значимые для того или иного человека смыслы и образы. (Более того, эмоциональная реакция — не реакция вовсе, а тоже активная интерпретация событий.)

Collapse )



Это не я написала)))
звезда

Два стихотворения

Федор Сологуб
Всё, во всём

Если кто-нибудь страдает,
Если кто-нибудь жесток,
Если в полдень увядает
Зноем сгубленный цветок, -

В сердце болью отзовется
Их погибель и позор,
И страданием зажжется
Опечаленный мой взор:

Потому что нет иного
Бытия, как только я;
Радость счастья голубого
И печаль томленья злого,
Всё, во всём душа моя.




Давид Самойлов

Всё реже думаю о том,
Кому понравлюсь, как
понравлюсь.
Всё чаще думаю о том,
Куда пойду, куда направлюсь.

Пусть те, кто каменно-тверды,
Своим всезнанием гордятся.
Стою. Потеряны следы.
Куда пойти? Куда податься?

Где путь меж добротой и
злобой?
И где граничат свет и тьма?
И где он, этот мир особый
Успокоенья и ума?

Когда обманчивая внешность
Обескураживает всех,
Где эти мужество и нежность,
Вернейшие из наших вех?

И нет священной злобы, нет,
Не может быть священной
злобы.
Зачем, губительный стилет,
Тебе уподобляют слово!

Кто прикасается к словам,
Не должен прикасаться
к стали.
На верность добрым
божествам
Не надо клясться на кинжале!

Отдай кинжал тому, кто слаб,
Чьё слово лживо или слабо.
У нас иной и лад, и склад.
И всё. И большего не надо.
звезда

У Нимфадоры падает из рук

Нимфадора Люпин (урождённая Тонкс) (англ. Nymphadora Lupin(née Tonks)) — сотрудница Министерства Магии, мракоборец, член Ордена Феникса, обладает способностями метаморфа, то есть может с легкостью магическим образом изменять свою внешность, не прибегая к заклинаниям или зельям. Жена Римуса Люпина, мать Тедди.

Политрук - доктор Кансел