June 22nd, 2020

звезда

Знак огня

Борис Гребенщиков: «Отказываюсь верить сытым сволочам!»
Новый альбом БГ «Знак огня» — о том, как перестать бояться и выйти из Вавилона.

Материал НГ

БГ— Как только мы закончили «Время N» в начале 2018-го, сразу начали думать о продолжении банкета. Было ясно, что «Соль» и «Время N» — части трилогии, и должно последовать ее завершение. Собственно, «Знак огня» начал записываться в августе 2018-го. Пять песен написаны уже сейчас, большинство остальных — за последние два года, а одна ждала своей очереди аж с 2013-го. Какие-то песни выпадали, новые вставали на их место. И постепенно, как сквозь туман, начала проступать картина этого альбома. Я думаю, что каждый настоящий альбом — история того, как время испытывает и учит человека, рассказанная посредством песен. Любая песня — моя реакция на то, что происходит, поэтому там нет ничего «социального», все очень личное. Я был воспитан в то идеальное время, когда все знали, что государству верить нельзя. Ничего с тех пор не изменилось, так зачем тратить время на пустословие, когда и так все понятно?


У песни «Пошел вон, Вавилон!» — все признаки политической сатиры: минималистичные синтипоповые клавиши, издевательский голос, отчетливо произносящий слова, и почти фельетонный текст:

Чтобы уберечься от НАТО,
Положите каждому в постель солдата.
И мы будем ходить строем,
Всех остальных уроем.
И всем лагерем такое построим,
Что каждый хошь не хошь станет героем.

Гребенщиков поет о Вавилоне года с 1981-го; вернее, о том, что, если постараться, можно обойтись без него: «Я слышу голоса, они поют для всех нас, хотя вокруг нас Вавилон».

К 2011 году (альбом «Архангельск») тема претерпела изменения, но суть осталась той же: «Вавилон играет в футбол твоей головой…» И дальше: «Вавилон уже не властен над тобой, Вавилон никогда не был властен над тобой…»

Тема вечная. Тогда откуда все эти реалии, так хорошо узнаваемые? Реалии-то сегодняшние, как будто прямым ходом из новостей. Я спросил БГ об этом и получил ответ, по-гребенщиковски лаконичный, исчерпывающий: «Я не умею петь о том, чего нет, я пою только о том, что есть».

Еще детальнее он описан в индустриально-гитарной «Баста Раста», где слово «Вавилон» встречается уже в первой строчке, а дальше следует бешеный, не очень характерный для Гребенщикова агрессивный речитатив.

Вашей цивилизации не усидеть на двух стульях,
Потому что такие, как мы, предпочитают жить в ульях.
А здесь в каждом кабинете на столе пистолет.
В Наро-Фоминске по городу гуляет скелет.
Мы сохраним ваши души от вас самих там, где вас нет.


Неужели вы не слышите плесень в голосах?
Неужели не видите, как все идет нах?
Сто человек охраны — страх, страх, страх…

Это тот же «Пошел вон, Вавилон». Это и цветаевское «На твой безумный мир один ответ – отказ», только не такое трагичное. И концовка набоковского «Приглашения на казнь». Помните? «Все расползалось. Все падало. Винтовой вихрь забирал и крутил пыль, тряпки, крашеные щепки, мелкие обломки позлащенного гипса, картонные кирпичи, афиши; летела сухая мгла; и Цинциннат пошел среди пыли и падших вещей, и трепетавших полотен, направляясь в ту сторону, где, судя по голосам, стояли существа, подобные ему».


звезда

Пелевин и метафизика

СМИ указывали, что Пелевин часто бывает на Востоке: например, он был в Непале, Южной Корее, Китае и Японии. Отмечалось, что писатель не называет себя буддистом, однако занимается буддистскими практиками.

Как сказал сам писатель, Дхарма - лучший инструмент для обуздания ума.
Борис Гребенщиков писал, что Виктор занимается корейским буддизмом.

Что вы все думаете по этому поводу?
Что значит быть буддистом?

есть такое мнение в соцсетях (ВК)

Без сомнения, Виктор Пелевин - истинно буддистский писатель. Это даже обсуждать смешно, так как абсолютно очевидно любому буддисту. Особенно, его творчество перекликается с дзеном и ваджраяной (тибетским буддизмом). Не могут не радовать частые ссылки на великого учителя Ургьена Тулку (отца известного в России Чоки Ньима Ринпоче. И, действительно, практически в каждом произведении Виктор Пелевин говорит о необходимости выхода из порочного круга Сансары - колеса рождений и смертей в этом мире смерти (мритьялока). За что ему огромный поклон!!!

"Я русский бы выучил только за то, что им говорит ПЕЛЕВИН."


"Представления об иллюзорности мира давно стали расхожим местом в западной и российской массовой культуре, от нашумевшего фильма «Матрица» до романов В. Пелевина. Впрочем, даже в столь разбавленной и адаптированной форме эти взгляды часто встречают резкие возражения, иногда очень забавные для человека, знакомого с соответствующей традицией. Так, стандартные претензии к Пелевину, основанные на том, что он пишет «ни о чем», для буддиста прозвучали бы высшей похвалой. «Ничто», или «пустота» (шуньята), в учении Нагарджуны как раз и означает высшую реальность.

Шуньята означает всеобщую относительность и связь явлений (противопоставляемую причинно-следственной зависимости, столь важной в западной философской традиции), а не пустоту в буквальном смысле.
Нирвана, как и библейская суббота, также не означает всеобщего уничтожения. Это существование (или не-существование, или и то и другое, или ни то ни другое...) в некоей переливающейся «всеми красками» динамичной форме, не представимой через наглядные образы. В конечном счете утверждается, что нирвана тождественна сансаре — миру, где живут простые люди, а будда внешне не отличим от обычного человека. Постижение всех этих категорий дается тяжким духовным трудом, а не философскими определениями. Последние, впрочем, также разрабатывались в буддизме с большой тщательностью и изощренностью. Буддийские мыслители уже в древности достигли очень больших успехов в диалектике (пожалуй, больших, чем Гегель). Согласно знаменитому буддийскому логику Дхармакирти, существуют четыре уровня реальности: воображаемая реальность— понятия, диалектика; взаимозависимая реальность — причинные законы; абсолютная реальность — где уже нет субъекта и объекта; и, наконец, реальность как чистое ощущение — где познается вещь в себе и единичность.

Несмотря на свой, казалось бы, «субъективный» подход, буддийские тексты четко упоминают существование истинной реальности, которая вечно существует и воспроизводима на любом духовном пути. Нигилизм буддийских трактовок — только кажущийся. Будда — Татхагата воплощает Таковость, истинную реальность.
В духовной практике на первый план выходят этические соображения. Для буддиста человеческие страдания более реальны, чем окружающий мир (согласно тому же Нагарджуне, «сострадание выше пустоты»). Поскольку понимание истинной реальности недоступно обычному человеку, для ее описания в «прагматических» целях (избавление от тягот мира, освобождение и спасение) приходится действовать по этапам. Учителя прибегают к «уловкам» (техническим приемам, умелым средствам), чтобы сообщить каждому существу, встающему на Путь, Дхарму (Учение) в понятной лично для него форме."

из книги "Крылья Феникса. Введение в квантовую мифофизику"