January 14th, 2020

звезда

В темноте у окна

В темноте у окна,
на краю темноты
полоса полотна
задевает цветы.
И, как моль, из угла
устремляется к ней
взгляд, острей, чем игла,
хлорофилла сильней.

Оба вздрогнут -- но пусть:
став движеньем одним,
не угроза, а грусть
устремляется к ним,
и от пут забытья
шорох век возвратит:
далеко до шитья
и до роста в кредит.

Страсть -- всегда впереди,
где пространство мельчит.
Сзади прялкой в груди
Ариадна стучит.
И в дыру от иглы,
притупив острие,
льются речки из мглы,
проглотившей ее.

Засвети же свечу
или в лампочке свет.
Темнота по плечу
тем, в ком памяти нет,
кто, к минувшему глух
и к грядущему прост,
устремляет свой дух
в преждевременный рост.

Как земля, как вода
под небесною мглой,
в каждом чувстве всегда
сила жизни с иглой.
И, невольным объят
страхом, вздрогнет, как мышь,
тот, в кого ты свой взгляд
из угла устремишь.

Засвети же свечу
на краю темноты.
Я увидеть хочу
то, что чувствуешь ты
в этом доме ночном,
где скрывает окно,
словно скатерть с пятном
темноты, полотно.

Ставь на скатерть стакан,
чтоб он вдруг не упал,
чтоб сквозь стол-истукан,
словно соль, проступал,
незаметный в окно,
ослепительный Путь --
будто льется вино
и вздымается грудь.

Ветер, ветер пришел,
шелестит у окна.
Укрывается ствол
за квадрат полотна.
И трепещут цветы
у него позади
на краю темноты,
словно сердце в груди.

Натуральная тьма
наступает опять,
как движенье ума
от метафоры вспять,
и сиянье звезды
на латуни осей
глушит звуки езды
по дистанции всей.



И. Бродский, 1961
звезда

Четыре цикла

Хорхе Луис Борхес
Четыре цикла


Историй всего четыре. Одна, самая старая — об укрепленном городе, который штурмуют и обороняют герои. Защитники знают, что город обречен мечу и огню, а сопротивление бесполезно; самый прославленный из завоевателей, Ахилл, знает, что обречен погибнуть, не дожив до победы. Века принесли в сюжет элементы волшебства. Так, стали считать, что Елена, ради которой погибали армии, была прекрасным облаком, виденьем; призраком был и громадный пустотелый конь, укрывший ахейцев. Гомеру доведется пересказать эту легенду не первым; от поэта четырнадцатого века останется строка, пришедшая мне на память: «The borgh brittened and brent to brondes and askes» *1; Данте Габриэль Россетти, вероятно, представит, что судьба Трои решилась уже в тот миг, когда Парис воспылал страстью к Елене; Йитс предпочтет мгновение, когда Леда сплетается с Богом, принявшим образ лебедя.
Вторая, связанная с первой, — о возвращении. Об Улиссе, после десяти лет скитаний по грозным морям и остановок на зачарованных островах приплывшем к родной Итаке, и о северных богах, вслед за уничтожением земли видящих, как она, зеленея и лучась, вновь восстает из моря, и находящих в траве шахматные фигуры, которыми сражались накануне.
Третья история — о поиске. Можно считать ее вариантом предыдущей. Это Ясон, плывущий за золотым руном, и тридцать персидских птиц, пересекающих горы и моря, чтобы увидеть лик своего бога — Симурга, который есть каждая из них и все они разом. В прошлом любое начинание завершалось удачей. Один герой похищал в итоге золотые яблоки, другому в итоге удавалось захватить Грааль. Теперь поиски обречены на провал. Капитан Ахав попадает в кита, но кит его все-таки уничтожает; героев Джеймса и Кафки может ждать только поражение. Мы так бедны отвагой и верой, что видим в счастливом конце лишь грубо сфабрикованное потворство массовым вкусам. Мы не способны верить в рай и еще меньше — в ад.
Последняя история — о самоубийстве бога. Атис во Фригии калечит и убивает себя; Один жертвует собой Одину, самому себе, девять дней вися на дереве, пригвожденный копьем; Христа распинают римские легионеры.
Историй всего четыре. И сколько бы времени нам ни осталось, мы будем пересказывать их — в том или ином виде.

--------------------------------------------------
Примечания
*1Эта строка на средневековом английском языке значит приблизительно следующее: «Крепость, павшая и стертая до пламени и пепла». Она — из замечательной аллитерационной поэмы «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь», которая сохраняет первобытную музыку саксонской речи, хотя и создана через несколько веков после завоевания Англии под предводительством Вильяльма Незаконнорожденного.

____________________

Если взять роман Пелевина "Искусство легких касаний", то к какой бы истории мы его отнесли?
Наверное к четвертой - убийству Бога, когда гаргульи , через которые в души лился свет от просветленных существ подменились химерами - нашим Разумом, и Рай или Нирвана разделилась на Рай и Ад, или на сансару и нирвану. Те, кто не убил в себе гаргульи, остался в верхних чистых мирах, а те, кто принял за божественное свою свинью - попал в наш мир.
звезда

О квартире №6

Эльжбета Моховая, белошвейка,
Искусная в раскидывании карт,
Живет себе на улице Бассейной,
На этаже меж третьим и четвертым,
В загадочной квартире номер шесть.

Заходят в двери разные собаки,
Ласкаются и трогают колени;
Эльжбета Моховая неприступна,
Но кормит их молочной колбасой.

Съев колбасу, собаки пляшут пляски,
Выкидывают разные коленца;
Одна из них вертится, как щелкунчик
Из оперы Чайковского "Щелкунчик",
Другая замерла по стойке смирно,
Как юный часовой пред генералом,
И так стоит недвижно на ушах.
Эльжбета же идет готовить чай.

Перенесемся мысленно на кухню,
Которая была колонным залом,
А ранее вмещала монастырь.
Под сводами - в предвечной темноте,
Так высоко, что глаз почти не внемлет,
Знамена, гербы, древки и щиты,
Следы побед, пожаров и сражений;
Окаменевшей гарпии крыла...
Эльжбета входит и - поражена
Готическою сумрачной красою -
Набрасывает кухонный ландшафт
В блокноте, что у ней всегда в руке:
Но, вдруг забыв искусство навсегда,
Вся опрометью к чайнику несется.
А чайник, своенравный люцифер,
Малиновою злобою налился,
Шипит, стрекочет, давится, хрипит
И плещет огнедышащею лавой;
Едва Эльжбета ближе подойдет -
Он ей кричит сквозь хохот сатанинский:
"Прощайся с миром, жалкий род людской,
Пришел конец твоей бесславной жизни,
Отныне я - начальник над землей!".

За сим следит старинный друг Эльжбеты,
Он притаился средь оконных рам.
Сей друг ей - не случайный джентльмен.
Он носит фрак на голом, стройном теле,
И волосы заплетены в косу;
А сам он по профессии индеец,
С таинственной фамилией Ваксмахер.

Как говорил однажды Нострадамус,
Придет конец горению конфорки
И всем другим бесовским западням;
Стоит индеец, как тотемный столб,
Недрогнувшей рукой снимает чайник
И рыцарски Эльжбете подает.

Меж тем собаки съели колбасу
И, острым чувством голода томимы,
Готовы перейти на интерьер;
Тут вносят чай Эльжбета и Ваксмахер.
Какое ликованье началось,
Какие там произносились тосты;
А поутру поехали к цыганам...
Но это - лишь вступление к поэме
Про чудо жизнь в квартире номер шесть.

(с)

О реальности

Самой главной причиной страданий существ в сансаре является неведение, которое заставляет цепляться за «истинное существование» и проецирует этот концепт независимого, самосущего способа существования на восприятие явлений. В нашем восприятии мы приписываем феноменам свойства, которые им не присущи, и затем различаем хорошее, плохое и тому подобное. На почве таких неправильно производимых оценок мы развиваем затем привязанность, ненависть и другие омрачения. Но эти, проецированные, приписанные феноменам качества, от которых возбуждаются эмоции, порождающие конфликты, не существуют в реальности.

17 января на сцене театра «Градский Холл» пройдет премьера спектакля по пьесе Ивана Вырыпаева «Интертеймент». Главные роли в нем исполняют сам драматург и его жена, актриса Каролина Грушка.

Режиссер проекта ― новый художественный руководитель «Современника» и главный режиссер пьес Вырыпаева Виктор Рыжаков. Именно он 18 лет назад поставил спектакль «Кислород», который стал культовым.

По сюжету два героя ― мужчина и женщина ― приходят смотреть спектакль, но то, что они видят на сцене, вдруг переворачивает их привычное представление о реальности.

Collapse )
звезда

Чем занимаются буддисты

🌀Парамита совершенного медитативного сосредоточения, или стабилизации, - это совершенство безмятежности (шаматха), достигаемой в результате особой практики Бодхисаттв по укрощению и умиротворению ума.

🌀Укрощение, или усмирение ума достигается упражнением в трех уровнях нравственности, а умиротворение и полное укрощение ума - через собственно медитацию: однонаправленного сосредоточения и основанного на концентрации глубокого постижения реальности (випашьяна) - Пустоты всех феноменов.

🌀Что касается вас, то ваш ум, может быть, уже немного укрощён, но он не умиротворён. Когда я впервые увидел большинство из вас, моих учеников, то ваши умы были ещё совершенно не укрощены, и у вас не было никакой нравственности, а слон ума, совершенно дикий и необузданный, скакал по опасным местам. А теперь вы не позволяете ему так много прыгать, как раньше. Иногда вы отклоняетесь куда-то, но очень быстро возвращаетесь, - до того, как попасть в мышеловку. Вы стали немного умнее, достигли какого-то уровня приручения своего ума, он стал немного более контролируемым вами, чем прежде, но этого недостаточно.

🌀На втором этапе вам нужно попытаться умиротворить свой ум - умиротворить то, что не умиротворено. Что здесь имеется в виду под неумиротворенным состоянием ума? Это состояния умственной вялости или возбуждения, блуждания.

🌀Умиротворение ума – это избавление от умственной вялости, а также от возбуждения, в результате чего в уме должна наступить ясность. Когда ум умиротворён, в нём присутствует как ясность, так и хорошее сосредоточение. И когда вы достигнете такого уровня изменений в себе, вам будет уже легко полностью укротить свой ум.

🌀Третий этап - окончательного укрощения ума - достигается с помощью “запредельной” мудрости, постигающей Пустоту: это уже упражнение в Праджняпарамите. С помощью практики шаматхи, результатом которой явится состояние безмятежного блаженства и податливости тела и ума, которое и называется шаматха, вы сможете постичь Пустоту напрямую, и это полностью умиротворит ваш ум и умиротворит так, что все омрачения бесследно исчезнут. Когда ум полностью свободен от омрачений, когда все клеши умиротворены, то это и называется Освобождением.

📗Из книги Досточтимого геше Джампа Тинлея "Бодхичитта и шесть парамит".