January 4th, 2020

звезда

Препятствие на пути

Однажды ученики спросили Будду, какой из человеческих недостатков он считает главным препятствием на пути практикующего. Будда ответил, что они сами смогут определить это, если внимательно посмотрят вокруг. Ведь если этот недостаток — реальное препятствие для идущего к идеалу бодхисатвы, то в общине не будет человека, обладающего им. Значит, нужно найти недостаток, которого ни у кого из монахов нет.

Что же это? Лень? Но среди монахов было немало тех, кто по неуважительной причине пропускал практики. Алчность? И от этого порока, как выяснилось, мало кому удалось окончательно освободиться. Глупость? Так и умственные способности бхикшу разнились очень и очень сильно.

Что же тогда? Ревность? Небрежность? Вспыльчивость? Тщеславие? Упрямство? Гордыня? Обидчивость? Нет, нет, нет и в очередной раз нет. Что бы ни приходило на ум нашим монахам, они обязательно замечали присутствие этого недостатка в самих себе или в ком-то из братьев.

Обескураженные, они вернулись к Будде и признали, что им не удалось выполнить его задание. Они не обнаружили порока, которого не было бы хотя бы у одного из бхикшу.

— Это очень хорошо, — ответил Будда, — я очень рад! Вы даже не знаете его названия, ведь обладающему этим пороком почти невозможно вступить на путь и оказаться среди вас. Это чёрствость, или равнодушие к другим. Все остальные пороки можно рано или поздно преодолеть на пути. Но обладая этим, ты просто не сможешь начать сам путь.
ушанка
  • daosden

Басня про свинью, которая думала, что она орёл

Свинья под Бездной вековой
Наелась желудей досыта, до отвала;
Наевшись, выспалась под ней;
Потом, глаза продравши, встала
И рылом подрывать у Бездны корни стала.

«Ведь это Виктору вредит, —
Ей с Бездны даос говорит, —
Коль корни все объешь, засохнуть Витя может».
«Пусть сохнет, — говорит Свинья, —
Ничуть меня то не тревожит,
В нем проку мало вижу я;
Хоть век его не будь, ничуть не пожалею;
Лишь были б желуди: ведь я от них жирею».

«Неблагодарная! — промолвил Ден ей тут, —
Когда бы вверх могла поднять ты рыло,
Тебе бы видно было,
Что эти желуди на Вите и растут».