December 14th, 2019

звезда

Книга непокоя

Ф. Пессоа

Переходить от призраков веры к привидениям разума – это всего лишь поменять одну тюремную камеру на другую. Искусство, если оно освобождает нас от идолов, мирных и абстрактных, нас освобождает также от благородных идей и социальной озабоченности – таких же идолов.

Все вокруг меня – обнаженный мир, абстрактный, сплетенный из ночных отрицаний. Я разделяюсь между состояниями усталости и беспокойства и постигаю каким-то ощущением моего тела метафизическое знание о мистерии всего сущего. Порой моя душа размягчается, и тогда бесформенные детали повседневной жизни колеблются на поверхности сознания, и я мечусь по этой поверхности, не имея возможности заснуть. А чаще, в согласии с тем полусном, в каком я пребываю, смутные изображения непроизвольного поэтического колорита просачиваются сквозь мое невнимание, представляя собой некое бесшумное зрелище. Мои глаза не закрыты полностью. То, что открывается ограниченному полузакрытыми веками зрению, озарено светом, идущим издали; это фонари, зажженные там, внизу, в конце пустынной улицы.

Перестать, заснуть, заменить это прерывистое сознание лучшими меланхоличными состояниями, сообщенными по секрету, о котором я еще не знаю!.. Перестать, проходить текучим и прибрежным, приливом-отливом широкого моря, на видимых берегах ночи, где спалось бы действительно!.. Перестать, быть неизвестным, чем-то внешним, движением ветвей в далеких аллеях, хрупким скольжением листьев, скорее звуком, чем падением, открытым морем, испещренным водными струями там, вдали, и всей бесконечностью ночных парков, потерянных среди постоянной путаницы, естественных лабиринтов тьмы!.. Перестать, окончательно закончиться, но остаться, как бы метафорически, быть страницей какой-то книги, прядью распущенных волос, колебанием вьющегося растения у полуоткрытого окна, никому не нужными шагами по мелкому щебню на повороте улицы, последним высоким дымком заснувшей деревни, оцепенением кнута ломового извозчика у края утренней дороги… Нелепость, путаница, угасание – все, что только не было бы жизнью…

И я дремлю, как умею, без сна и отдыха, растительная жизнь, жизнь фальшивая, и под моими веками беспокойно парит, как спокойная пена какого-то грязного моря, далекий отблеск немых уличных фонарей.

Сплю и не сплю.

С другой стороны от меня, там, позади моей постели, тишина дома прикасается к бесконечности. Я слышу ход времени, капля за каплей, ни одна капля не падает беззвучно. Память, сведенная на нет, о том, что было или чем я был, ощутимо сдавливает мое сердце. Чувствую, что моя голова лежит на подушке, превратившейся в холм. Ткань наволочки касается моей кожи, будто люди касаются друг друга в тени. А ушная раковина, прилегающая к подушке, с математической точностью впечатывается в мой мозг. Моргаю от усталости, и мои ресницы производят едва заметный шорох, неслышный на чувствительной белизне взбитой подушки. Дышу, вздыхая, и мое дыхание – так случается – становится уже не моим. Страдаю, не чувствуя и не думая. Часы в доме, в определенном месте, там, в бесконечности, бьют полчаса, сухое, обезличенное время. Вот и все – так, все – такое глубокое, все – такое черное и холодное!
звезда

Хочу развидеть

Вчера посмотрела фильм Ноя Баумбаха «Брачная история».



Шесть номинаций на премию «Золотой глобус».

Адам Драйвер и Скарлетт Йоханссон в ролях.Чарли и Николь в фильме.

Еле досмотрела, скорее из чувства протеста против фальшивой насквозь трагикомедии. Раздражало все - и американские стереотипы и тошнотворные адвокаты, особенно Нора (Лора Дерн). Семейка Николь - это не смешно!!! Это жалко, это убожество и кривлянье. Но видимо в Америке все такие - изображающие то счастье, то дружбу, то черт знает что и черт знает зачем и черт знает кому.
Даже ребенок и тот ненатуральный.
Но пиздец еще ждал меня впереди.
Типо, когда чувства уже были яростно выплеснуты друг на друга и проклятий не осталось - Николь и Чарли запели!!! О оооо не делайте этого больше никогда!!!

а сюжет-- обычный - надоели друг другу, она завидовала гению своего мужа, ей было мало роли матери и жены, хотелось актерской славы, ему тоже поднадоела семейная скука, изменил с той, кого не любил и т.д.
а потом развод - борьба за имущество и за сына - чуть ли не до суда..
извалялись в грязи по уши, не пожалели и ребенка - обычная сансара, когда имеем -не ценим, потерявши объект своей привязанности - плачем

Насколько тоньше, поэтичнее и интеллектуальнее был "Патерсон" Джармуша, насколько там тот же Адам Драйвер убедительнее и приятнее.

Надо заесть чем-то вкусным этот кошмарик))))

Короткие интервью с подонками

«Короткие интервью с подонками» — книга о человеческой подлости от автора «Бесконечной шутки» Дэвида Фостера Уоллеса. 

В издательстве «Астрель-СПб» выходит книга «Короткие интервью с подонками» Дэвида Фостера Уоллеса. В конце 2018 года на русском языке вышел его opus magnum — «Бесконечная шутка», объем и сложность которой вызвали волну мемов и обсуждений в рунете. В новой книге, провокационной и скандальной, Уоллес исследует границы: личные, эмпатии, тела, морали, смысла, этики, понимания мира. Заглавный текст не обманывает: перед нами не самые приятные люди. Но насколько мы уверены в этом? Имеет ли человек, сравнивший изнасилование с холокостом, право на свое мнение? Автор намекает, что границы — в голове у читателя. Esquire публикует фрагмент из части «Три-Стан» и сальдо: как несчастную Цисси Нар продали Эхо", где Уоллес изощренно играет со стилем и размышляет над индустрией красоты и телесностью.

Нечеткий джим-хенсоновский эпиклет Овидий Ограниченный, синдикационный 17 хроникер трансчеловеческих событий интертейнмента для дешевых органов страны, мифологизирует происхождение призрачного двойника, который всегда оттенял человеческие фигуры на дециметровых волнах, так:

Collapse )
звезда

о себе

я расскажу о себе
что мне было не в радость

у меня было чувство, что НВ меня использовал, использовал и Бездну и меня лично
мне это было неприятно
как будто меня натравливали на сиротку
решали за меня, как мне жить
ненавижу, когда мной манипулируют и жестко травят
звезда

НВ

Прости меня , Нв
я была к тебе несправедлива
и обижалась

Когда ты так был рад, что убил сироттку, я плакала.

Завтра у Коки..
давай опять будем вместе?