September 28th, 2019

звезда

Любовь - это Смерть

Почему есть такое ощущение, что умираешь, когда влюблен? Неужели любить означает желание совершить суицид? Или это просто инстинкт саморазрушения, подобно мотыльку, летящему на свет? Это странно.

Ошо: Любовь – это смерть, но тот, кто умирает в любви, на самом деле никогда не существовал. Это ненастоящая ваша часть, умирает идея эго.

Поэтому любовь – это смерть, она суицидальная, она опасная. Именно поэтому миллионы людей против любви. Они живут без любви. Они решили в пользу эго, но эго фальшивое.

А вы продолжаете цепляться за фальшивое, а оно никогда не станет настоящим. Поэтому любовь эгоиста всегда остается небезопасной.

Как вы можете сделать что-то нереальное реальным? Оно всегда исчезает. Вам приходится за него цепляться, вам приходится снова и снова его воссоздавать. Это самообман. И это создает страдания.


Любовь — это как смерть. Ты как бы теряешь, отдаешь себя. Ты словно гибнешь, но не умираешь. Ты перерождаешься для новой жизни. Любовь — это опыт смерти и воскрешения. Так должно быть, но так не случается. Мы разучились любить. За любовью современного человека всегда стоит желание какой-то выгоды. Мы не любим другого человека, мы любим свою потребность в нем. Мы обманываем себя. Наша любовь лишена искренности, спонтанности. В ней нет ничего настоящего, только аллюзия, только изображение, подражание. Все, что мы называем любовью, превращается в обмен услугами. И это уже не любовь. Любовь — она как смерть. Это как перед смертью. Исповедоваться, омыться, одеться во все белое. Эго символы, конечно, но символы чистоты, внутренней очищенности, освобождения от своего «я», своего «эго». И без этой жертвы любви не может быть. Но это и не жертва вовсе, да и любовь — не узы. Подлинная любовь — это, напротив, освобождение.

Чтобы родиться заново, нужно умереть, а умирать страшно. Да и кто знает, будет ли после смерти новое рождение? Что там — пустота или новая жизнь? Неизвестно. И вот уже ты боишься, цепляешься за свою жизнь, за свою самостоятельность, за свое «эго». А в результате действительно умираешь. Как в сказке про Конька-Горбунка: царь испугался прыгать в котлы, послал Ивана. Иван переродился, а царь сварился.

Не курите, суки на балконах

Послесловие к  матерному стиху Сергея Шнура.


Газа у меня ведь нету,
Свет погас, я жгу свечу.
Инициативу эту,
На хую я поверчу.
В нашем городском посёлке
Жизнь течёт на лоджиях.
С мужиками курят тёлки,
Шашлыки свои жуя.
Нет другой тут развлекухи!
Как провесть нам свой досуг?
Я б спросил, разинув ухи,
Этих депутатских сук.


Кури на своей лоджии,  Сережа, только поставь пепельницу и кидай туда  свои бычки, а не выбрасывай их на газон. Пьяные бляди, вам все равно, вы свои окурки даже не гасите!

 Каждый день я нахожу незагашенные бычки на своем балконе, прилетевшие с верхних этажей, и они уже не раз прожигали дыры в моих вещах.

Суки ебанные! Шнуры и его телки! Духовные пидорасы, Собчаки и Шнуры, для вас ничего не свято! Гавнюки!!!

звезда

Финский нож

За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!

За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!

.......

Тут глаза гостя широко открылись, и он продолжал шептать, глядя на луну:

– Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы. Черт их знает, как их зовут, но они первые почему-то появляются в Москве. И эти цветы очень отчетливо выделялись на черном ее весеннем пальто. Она несла желтые цветы! Нехороший цвет. Она повернула с Тверской в переулок и тут обернулась. Ну, Тверскую вы знаете? По Тверской шли тысячи людей, но я вам ручаюсь, что увидела она меня одного и поглядела не то что тревожно, а даже как будто болезненно. И меня поразила не столько ее красота, сколько необыкновенное, никем не виданное одиночество в глазах!

Повинуясь этому желтому знаку, я тоже свернул в переулок и пошел по ее следам. Мы шли по кривому, скучному переулку безмолвно, я по одной стороне, а она по другой. И не было, вообразите, в переулке ни души. Я мучился, потому что мне показалось, что с нею необходимо говорить, и тревожился, что я не вымолвлю ни одного слова, а она уйдет, и я никогда ее более не увижу...

И, вообразите, внезапно заговорила она:

– Нравятся ли вам мои цветы?

Я отчетливо помню, как прозвучал ее голос, низкий довольно-таки, но со срывами, и, как это ни глупо, показалось, что эхо ударило в переулке и отразилось от желтой грязной стены. Я быстро перешел на ее сторону и, подходя к ней, ответил:

– Нет.

.....

Только правдивый ответ Мастера и мог быть. Только так и могла свершиться их любовь с Маргаритой. Если бы он соврал и сказал, что ему нравятся ее цветы - то такая любовь не была бы подлинной.

Возможно, что и весь роман Булгакова вовсе не о Воланде, не о добре и зле, а как раз об истине, о том, что в нашей сиюминутной жизни: вчера- завтра, может победить ложь, неправда, но в вечности, вне времени - побеждает всегда искренняя любовь и правда, а не ложь.