August 23rd, 2019

звезда

Пелевин без спойлеров

Еще одна литературная дама, критиком никак не поворачивается ее назвать язык) Анна Наринская прочитала ИЛК.

Вот что она пишет в Новой газете:

Как выкрутиться несчастному критику, которому надо опять писать про ежегодную книгу Пелевина? Уже вроде бы проделаны все попытки как-то встряхнуть жанр «осенняя статья о новом Пелевине»: ее писали в форме письма к Виктору Олеговичу, в стихах и в виде ответов на вопросы. Так что чуть ли не единственное, что остается, — рецензия в хрестоматийном, так сказать, смысле этого слова. О чем книга, как написана, как соотносится с прежними образцами творчества автора. Вот она.

Дальше вместо обещанной рецензии краткий пересказ содержания романа. Никакого осмысления нет и в помине.
И в конце вывод: годный Пелевин, надо брать.

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/08/22/81686-pelevin-bez-spoylerov

Уже очевидно, что вся роль таких критиков - посредники между издательством и покупателем товара.

Так что вся надежда на нахуйпохуя. Может быть он нам напишет настоящую годную рецензию. Я надеюсь на это.

Сама же я прочитала пока только треть книги, но уже ночью спала плохо, снились химеры.
Действительно, ведь разум не спит, когда я сплю? Где мое сознание во время глубокого сна, когда я проваливаюсь или вываливаюсь из этого нашего чудного мира?

Доктор знает, я не знаю.
звезда

Из Стругацких

– Как считаете, – спросил Тимофей, – Иисус так же больных исцелял?

– Видимо, да, – ответил Акинфий Иванович. – Верили в него сильно, потому и работало. Но я, конечно, Иисусом не был. Экстрасенс из меня вышел так себе, районного масштаба. В Москве или Петербурге такому делать было нечего – актерский уровень не катил. В столицах народ вострый. А на провинцию таланта хватало. И потянулись передо мной, как сказал древний поэт, глухие, кривые, окольные тропы…

– Откуда это? – спросил Тимофей. – Что-то знакомое.

– В какой-то фантастике было, не помню.

Пелевин ИЛК

____

Этот, едва ли не самый часто цитируемый фрагмент повести Стругацких “За миллиард лет до конца света”, принадлежит перу японской поэтессы Ёсано Акико.

Трусость

Сказали мне, что эта дорога
Меня приведет к океану смерти,
И я с полпути повернула вспять.
С тех пор все тянутся передо мною
Кривые, глухие окольные тропы…