October 24th, 2018

звезда

Прямая трансляция

Сегодня в 14-00 по мск. времени состоится прямая трансляция литературного круглого стола, организованного редакцией ЭКСМО. Будет обсуждаться роман Виктора Пелевина "Тайные виды на гору Фудзи".
В обсуждении будет участвовать литературный редактор Пелевина Ольга Аминова и др. эксперты.

https://cbscao.ru/events/item/litmost-prezentaciya-novogo-romana-viktora-pelevina

Любой желающий сможет задать свой вопрос онлайн, в чате трансляции, в режиме реального времени:

YouTube-канал: https://www.youtube.com/watch?v=6HqrRfWWfXs

ВКонтакте: https://vk.com/cbscao

Facebook: https://facebook.com/cbscao

звезда

УЛИТКА НА СКЛОНЕ

Мир двойствен для человека...
двойственно также и Я человека
М. Бубер

Неужто никогда тебя не давит
тот факт, что ты и мир не суть одно?
Г. Бенн

Меж двумя огромными, солидными континентами литературной фантастики — научной и фэнтези — расположен куда более скромный архипелаг фантастики «гуманитарной», неопределённые очертания которого так никто толком на карту ещё не нанёс. Это и не наша задача. Но есть в том архипелаге весьма конкретный остров — и не просто остров, вулкан, всегда окутанный чёрными тучами. Грохот и огонь предупреждают читателя, что здесь идёт вечный бой, нерв оголён и вершится трагическое. Это фантастика абсурда и бунта. Бросим же поблизости якорь и поднимемся по склону — туда, где оставляет несмываемый след одна приметная улитка.

Есть некоторое недоразумение в том, что утопии и антиутопии часто рассматривают скопом. Утопия может быть упрощённой, небезупречной, но она по крайней мере не вызывает ощущения абсурда и желания бунтовать против. Собственно, наличие абсурда и бунта и разделяет эти два поджанра «гуманитарной» фантастики. По-хорошему утопичен «Хайнский цикл» Ле Гуин, описывающий общества, пусть не идеальные на века, но более человечные или стремящиеся к этому. Напротив, антиутопия вызывающе античеловечна; полагая человека не целью, а средством, она одинаково неприемлема и тогда, когда душит его цепями закона, и когда сметает вихрями хаоса. Но более всего она неприемлема своей ложью, неподлинностью и враждебностью к пониманию.

Любой вспомнит великие антиутопические романы XX века: «Мы», «О дивный новый мир», «1984», «451 по Фаренгейту». Все они в той или иной степени изображают абсурд, отчётливый уже на уровне лозунгов «Война это мир» и «Свобода это рабство». Но важно отметить, что в этих и многих других антиутопиях абсурдно и неприемлемо только общество, государство, социальный устрой. «За стеной» же, как у Замятина, непременно будет целительная природа, простая, честная жизнь, соратники и друзья. Лишь немногие произведения возвышаются до того, что Камю назвал «метафизическим бунтом» — неприятием порядка вещей как такового, «восстанием человека против своего удела и мироздания». Здесь нет выхода, разве что в смерть, нет надежды кроме иллюзии, а единственно возможная победа — это поражение. Впрочем, поражение — не капитуляция.

Яркими представителями этого направления были экзистенциалисты, к чьим текстам — художественным и философским — мы будем непрестанно обращаться. Но Камю и Сартр почти не писали фантастики — предвоенная и военная действительность позволяла ощущать абсурд и без дополнительных допущений; в более благополучные времена усилить эффект было, пожалуй, не лишне. Здесь можно назвать Кафку, Арто, в наши дни А. Володина. Особняком стоит не всё творчество, но отдельное произведение, которое, возможно, возникло в результате смутной интуиции и какого-то краткого влияния, но которое по праву занимает место рядом с «Замком» и «Тошнотой». Попытка разъяснения этого тезиса — перед вами. Она состоит из трёх частей. В первой столкнутся лбами два абсурдных универсума повести, во второй на передний план выйдут главные герои, в третьей улитка проползёт по литературному склону, раскрывая некоторые отсылки и параллели.

Collapse )

звезда

Тайные виды. Рецензия неизвестного буддиста




свинство, счастье, и техника безопасности



Uncategorized


Три дня назад вышел новый роман Виктора Пелевина – «Тайные виды на гору Фудзи». Естественно, литературные критики уже отозвались на него целой серией статей. Роман Пелевина читать всё ещё интересно (старый конь не испортил борозды), отзывы о нём – увы, нет. Поэтому сначала скажем кратко о критиках, впрочем, не выделяя никого из них поименно. Во-первых, люди-то они все, наверное, хорошие, и даже умеющие писать по-русски – так что зачем устраивать name & shame? Это не наш метод, Шурик.

Во-вторых, все встреченные нами отзывы критиков, без исключения, отличались тремя характеристиками:

1) чуть ли не главным содержанием романа они объявляют некий «антифеминизм», или «мизогинию» Пелевина. Которые не только не являются «главным содержанием», но, ИМХО, и вовсе отсутствуют в тексте.

2) Кто в большей, кто в меньшей степени, но все эти критики с готовностью ухватились за предложенную автором рифму «роза» … в смысле, отреагировали на очевидную, преднамеренную, где-то даже детскую провокацию автора, который со страниц романа в них походя плюнул (казалось бы, можно было и привыкнуть – старые читатели Пелевина наверняка сейчас вспомнили яркий образ критика Золопоносова, и печальную судьбу критика Б., на страницах одного из романов утопленного в нужнике).

3) Самое же главное – все они пишут о романе, в котором решительно ничего не поняли – не потому, что не умеют читать (читать они, конечно, умеют, не хуже, чем писать), а просто потому, что им совершенно чужды те вопросы, о которых роман написан. Отсюда и мифический «антифеминизм» – это, просто-напросто, попытка найти в тексте хоть какие-нибудь знакомые слова, и за них уцепиться. Вот про пресловутый MeToo они слышали – поэтому за него и ухватились, хотя это совершенно мимо цели.

Collapse )