December 3rd, 2017

звезда

Как я читал святого Исаака Сирина

В домашней студии, которая расположена в подвале дома, Пётр Мамонов готовит новый спектакль «Как я читал святого Исаака Сирина» и планирует первый раз показать его 7 декабря. Это будут философские размышления по прочтению книги с высказываниями христианского святого. Впрочем, не стоит ждать нравоучительности и назидательности — об опыте переживания и осмысления прочитанной религиозной литературы Мамонов расскажет по-своему.
«Многие думают, что я выйду и с благостным видом стану Исаака Сирина читать, — делится Петр Николаевич. — Нет. Я выйду и буду говорить, как меня колбасит. Буду говорить о том, где свет, который я увидел. Вот он, Исаак Сирин, и вот он я, грешный, который опять упал и кричит: «Помоги, Господи!»
«Мне открылся Господь лет в 45, когда у меня смысл жизни совсем пропал, — говорит Мамонов. — У меня были деньги, жена, дети, работа и слава. Но мне стало совсем незачем вставать утром, незачем стало жить. Все «кайфы» я перепробовал, но — тупик. И вот, когда так стало надо, Господь сказал: «Вот он я, здравствуй!» И 20 с лишним лет я в этой жизни нахожусь».
В домашней студии, где, кстати, деревянная мебель сделана своими руками, рядом с дисками и виниловыми пластинками лежат религиозные книги. О длинном пути, о том, как обрел веру, Мамонов говорит много, с удовольствием и в то же время весьма эмоционально, образно.
«Когда мне попалась эта книга Исаака Сирина, я обалдел, — рассказывает он. — Я тогда стал исполнять какие-то правила, жить по-христиански. Но я не знал, что это такая любовь всепобеждающая Бога к нам. Я понял, что невозможно рядом с этим жить так, как я жил. Это очень стыдно. Ведь третьего стула нет: или с Богом, или с чертями. Нет такого «я не готов», это все туфта. Открылся мне этот удивительный мир — Исаак Сирин, его слова, как будто все он обо мне знает, все обо мне понял в VII веке, а сидел он где-то в сирийской пустыне, в пещере».
Мамонов говорит, что перечитывает эту книгу постоянно. И дальше уточняет: «Художественную литературу уже не читаю. Духовную литературу — я с этим живу».

«Я совершенно спокойно беру разные «кубики»: то это Чехов, то Ионеску, то это техно-ребята… Мне все равно, я из этих "кубиков" складываю свой спектакль», — рассказывает Петр Николаевич.
«Так обычно и живет поэт: этот мир и ты. И вот что у тебя внутри, то и искрит».

https://ria.ru/culture/20171106/1507844968.html