June 23rd, 2017

ушанка

Наступает решительный этап!

И он махнул рукой в направлении далекой размытой грязно-жел-той полоски. Не верилось, что издалека так выглядит огромная галдящая толпа.
— А они меня прогнали, — сказал Шестипалый.
— Да? Что — политика?
Шестипалый кивнул и показал на свои ноги. Затворник глянул и удивленно покачал головой.
— Они мне так сказали: «У нас Решительный этап приближается, а у тебя на ногах по шесть пальцев. В такое время...»
— Решительный этап? А, понятно. Эти решительные этапы в каждом социуме по-разному называются.
— Этапы? Почему же «этапы»? — удивился Шестипалый. — Ведь он впервые происходит.
— Конечно, впервые — он в каждом социуме происходит только один раз. Ну и как же у вас к нему готовятся?
— Да очень просто: бегают и орут, — ответил Шестипалый. — Прямо ужас какой-то. Лица у всех перекошенные, особенно у Двадцати ближайших. Я даже не очень расстроился, когда меня выгнали.
— Понятно, понятно, — сказал Затворник. Он тихо засмеялся, повернулся задом к далекому социуму, и стал с силой шаркать ногами. При этом он оглядывался, махал руками и что-то бормотал. Вскоре за его спиной повисло облако пыли.
— Чего это ты? Зачем ты это делаешь? — с некоторым испугом спросил Шестипалый, когда Затворник наконец остановился.
— Это жест, который я сделал за тебя, — ответил Затворник. — Читаешь про себя стихотворение и производишь соответствующее ему действие.
— А какое ты сейчас прочел стихотворение?
— А вот такое, — ответил Затворник и продекламировал:

Иногда я грущу,
глядя на тех, кого я покинул.
Иногда я смеюсь —
и тогда между нами
вздымается желтый туман.

В. Пелевин

На американских птицефермах построят газовые камеры для кур.

https://riafan.ru/835850-na-amerikanskih-pticefermah-postroyat-gazovye-kamery-dlya-kur?utm_source=rnews