May 26th, 2017

звезда

Сегодня начинается "месяц стотысячекратного увеличения"

Оригинал взят у nandzed в Завтра начинается "месяц стотысячекратного увеличения"


26 мая наступает священный для буддистов месяц Сага Дава, когда любая духовная практика или благое действие, приносит духовную заслугу, сила которой в сто тысяч раз больше, чем в другие месяцы года. Этот месяц, на который приходятся главные события в жизни Будды Шакьямуни, называют "месяцем стотысячекратного увеличения".

Самым важным днем священного буддийского месяца является пятнадцатый лунный (в этом году он выпадает на 9 июня), когда Будда Шакьямуни родился, достиг просветления и ушел в паринирвану. В полнолуние четвертого лунного месяца заслуги увеличиваются в миллионы раз, поэтому в этот день буддисты особенно усердны в своей духовной практике. В храмах и монастырях проводятся большие молебны.

Существует традиция в дни священного буддийского месяца воздерживаться от употребления мяса и алкоголя. В том случае, если не удается соблюдать вегетарианство на протяжении всего месяца, буддисты, как правило, отказываются от мяса в первые 15 дней месяца.

В течение всего священного месяца буддисты применяют все методы накопления заслуг: уделяют больше времени духовным практикам, принимают обеты махаяны и обеты бодхисаттвы, совершают паломничество по святым местам, обхождения храмов, ступ, совершают подношения монашеской общине и неимущим. Месяц Сага Дава продолжится до 24 июня.

Вот как комментирует это лама Сопа Ринпоче:



звезда

Новые стихи

Варенье-зелье
Михаил Монастырев


Я варю варенье-зелье
и вздыхаю: - Ох-хо-хо.
Здравствуй вечное похмелье
неоконченных стихов.
Похмеляюсь снова словом,
что засело в голове -
это слово, хоть не ново,
но зовёт, как соловей
у меня на старой сливе:
- Полюби, да полюби,
я на свете всех красивей,
не моги меня срубить...
Как собака где-то рыскал,
всё вынюхивал, но зря.
Что-то маял, что-то тискал,
истоптал в округе грязь.
Нечем, в общем, похвалиться,
но ушла куда-то злость,
да к тому же похмелиться
кое-как, но удалось.
И чудной большою дурой,
как голландский крокодил,
кинетической скульптурой
я вдоль моря побродил.
Ни обнять его, ни бросить
и ни до смерти забить,
но, как слива, вечно просит:
- Полюби, да полюби...