May 5th, 2017

ушанка

(no subject)

Когда солнце прячется за горизонт для кого-то наступает тьма и тревога, а для кого-то начинается время тишины, волшебства и сияющих звезд. Ночью разговоры становятся тише, объятья теплее, мысли яснее, это время загадывать желания, строить планы, любоваться спящим городом и небом.
Приятной и спокойной вам ночи.

звезда

Кока. Сожжённые корабли -1

По многочисленным просьбам влюбленных в Коку девушек Бездны, потерявших сон и аппетит, перепечатываю гениальную повесть, написанную незадолго до ухода Коки в семилетний затвор в Непале.

Оригинал взят у k0ka в Сожжённые корабли


Посвящается несравненной Эди Седжвик


"За ней тянулся длинный шлейф хаоса,
и она оставила после себя лишь надежду на лучшее."







Часть первая



Эта история произошла в несуществующей ныне Америке шестидесятых годов. У музыканта Боба Дилана жил тогда ручной хорёк по имени Константин. Попал этот хорёк к музыканту довольно извилистым путём. Началось всё с того, что будучи на гастролях в Париже русская певица Людмила Зыкина купила его у каких-то жуликов на набережной Сены, уверенная, что покупает щенка так называемой "французской бабочки" (потому что лоб и нос малютки были белыми, а уши — тёмными, большими и лохматыми). Через неделю, уже в Нью-Йорке, подружившись с музыкантами группы "Битлз", Людмила подарила хорька Джону Леннону, сказав, что это русская лайка, которая будет всегда рядом с ним как маленькая частичка огромной русской любви. Говоря это, Людмила Зыкина где-то в глубине души осознавала, что, возможно, слова её не совсем искренни, но она также осознавала, что искренность её душевного порыва искупает любую гипотетическую словесную ложь.
Collapse )

звезда

Сожжённые корабли ( 2 )

Оригинал взят у k0ka в Сожжённые корабли ( 2 )




Часть вторая



Боб Дилан снимал в те времена небольшую квартирку в Ривердейле, в старом четырёхэтажном доме, из окон которого открывался волшебный вид на пролив Гудзон и холмистый противоположный берег. Проём одного из этих окон и стал новым жилищем Константина. Расстелив на широком подоконнике шубу, отгородившись от комнаты книжными полками, хорёк погрузился в длительную медитацию (так называл он своё полусонное-полусозерцательное состояние). Боб Дилан, ходивший вокруг него, как кот вокруг сметаны, в ожидании новых стихов, видел его обычно либо спящим над какой-нибудь книгой, либо следящим рассеянным взором за полётами чаек над Гудзоном. Если же, набравшись храбрости, Дилан каким-нибудь образом ненавязчиво выводил разговор на тему творчества, хорёк только морщился и отмахивался:
— Я всего лишь почтальон, бро. Есть послания — я передаю их, нет — нет...
Collapse )

звезда

Сожжённые корабли ( 3 )

Оригинал взят у k0ka в Сожжённые корабли ( 3 )




Часть третья



В тот самый момент, когда Константин вступал под сень переплетённых ветвей и увядших листьев, окунаясь с головой в Неизведанное, его компаньон Боб Дилан так же решительно входил в редакцию журнала "Нью-Поркер" с намерением продать несколько своих лирических стихов (перекроенных писем Эди Седжвик), а заодно и песню о сожжённых кораблях (чем чаще он перечитывал её, тем больше убеждал себя, что хорёк лишь слегка изменил его идею, вскрыл второе дно, которое и так было заложено в первоначальном варианте, поэтому смешно в данном случае упоминать о каком-то соавторстве (а вот когда хорёк начнёт писать новые тексты, тогда уже, конечно, все они будут снабжены пометкой "Боб Дилан в соавторстве с К.")). В редакции журнала всё, как обычно, стояло на ушах: грохотали печатные машинки, звенели телефоны, скакали туда-сюда курьеры, щёлкали латунные застёжки их кожаных портфелей, хлопали двери, шелестели бумажные листы, перелетая со стола на стол, галдел многочисленный народ, патетично размахивая различными предметами или в крайнем случае пустыми руками...
Collapse )

ушанка

Поклонникам джаза

«Я знаю, что многие со мной не согласятся, но я считаю музыку самым великим искусством из всех, и точка. Знаю, что те, кто занимается кино или писательством, скажут: «Рэй, ты просто свихнулся!» Но я все равно считаю, что музыка — самое великое искусство. Музыка — чуть ли не единственное, что еще не стало для людей яблоком раздора», - это слова неподражаемого Рея Чарльза.