August 4th, 2016

звезда

Красный дом

Путешествие по пелевинским мирам (по мотивам романа «Смотритель).

Проделав магический перелет в карете, наш герой Алекс попадает в Идиллиум и поселяется в своем доме.
Официально новое жилище Алекса называлось «летняя резиденция номер три», а неофициально это место называли «Красным Домом». Было две версии, откуда взялось это название. Первая - связана с древнекитайским романом «Сон в Красном Тереме», а вторая – с тем, что в саду дома выращивали мак.
Познакомимся с этими двумя версиями поближе.
В книге «Сон в Красном Тереме» Цао Сюэциня основная идея повествования – это сны и грезы, что должно навести читателя на глубокие размышления о смысле жизни, а многократное упоминание красного цвета оттенка дахун — о печали, которая вызвана быстротечностью жизни.
По сюжету романа, богиня Нюйва заделывала трещину в небе камнями, но один камень оказался лишним.
Камень загрустил, но тут его подобрал буддисткий монах. «С виду ты очень красив, но пользы от тебя никакой. Сделаю-ка я надпись, чтобы тот, кто заметит тебя, оценил по достоинству и унес в прекрасную страну, где тебе предстоит вести жизнь, полную удовольствий и наслаждений, в образованной и знатной семье, среди богатства и почестей» - сказал монах.
И вырезал на камне иероглифы: с одной стороны камня — слова: "Одушевленная яшма", а с другой стих

"Хотя особым даром не отмечен,
я избран был закрыть небес просвет.
Но бросили меня, предав презренью,
и вот лежу, забытый, много лет.
Храню один секрет — что есть рожденье.
А после жизни что еще грядет?
Но кто создаст чудесное сказанье,
начертанный на мне прочтя завет?"

Монах собрал свои вещи и ушёл под каменную арку, на которой сверху было написано: "Беспредельная страна грёз", а по бокам арки были две парные надписи:

Когда за правду выдается ложь, —
тогда за ложь и правда выдается


Когда ничто трактуется как нечто, —
тогда и нечто — то же, что ничто!


Вскоре Алекса посетил монах из Железной Бездны и объяснил, что две застекленные латинские каллиграфии в его кабинете очень ценные.
Это была парная надпись :
на одной стене:
SCIA ME NIHIL SCIRE - я знаю, что ничего не знаю
И на другой:
SCIRE OMNIA EST NIHIL SCIRE - кто знает всё, тот не знает ничего


Наставник Алекса объяснил, что Павел и его соратники понимали эти две максимы иначе: «знаю, что я знаю ничто» и «познать все — это познать ничто». Что радикально трансформирует смысл обоих изречений: речь идет о постижении ноумена, непроявленного Абсолюта, где скрыты все потенции… Будущему Смотрителю, добавил он, такие вещи следует понимать сразу.
Оставим ненадолго Алекса возле каллиграфий, а сами перенесёмся в сад Красного дома, где раньше выращивали маки.
Мак снотворный или опиумный, Papaver somniferum. В греческих мифах мак — эмблема Гипноса, бога сна, и Морфея, бога сновидений, а также бога смерти Танатоса.
Овидий в своих «Метаморфозах» описывает это царство сна Морфея так:
«Вход в жилище засажен маковыми цветами и множеством трав, доставляющих ночи усыпляющие соки, которые потом она разносит по всему погруженному во мрак миру... Здесь-то вокруг (Морфея) в тысячах различных видов покоятся там и сям легкие сны, столь же многочисленные, как колосья хлебных полей, как листья в лесах или как песчинки, которые море выбрасывает на берег».
Широко известна автобиографическая повесть де Квинси "Исповедь англичанина, употреблявшего опиум" с описанием грёз и галлюцинаций, порождаемых употреблением наркотика. (("Confessions of an English Opium-eater, Being an Extract from the Life of a Scholar"( "Исповедь английского опиомана, взятая из жизни ученого").
В имени Томаса де Квинси невольно слышится де Киже.
Опиум как ничто другое давал ощущение жизни между сном и явью, миром фантазии и миром реальности. Он приносил успокоение для мятущейся души и радостное забвение. Горькое чувство от несоответствия между мечтой и реальностью услащалось опием.
Лет через десять де Квинси окончательно понимает трагизм своего положения, опиум становится для де Квинси исключительно пыткой, недаром третью главу своего труда после главы «Наслаждение опиумом», он называет «Пытки опиумом».
"Что такое мозг человеческий, - пишет он, как не обширный и естественный палимпсест? Мой мозг - палимпсест, и ваш также, читатель. Бесчисленные наслоения мыслей, . образов, чувств, тихо, как свет, последовательно проникали в ваш мозг. Казалось, что каждое из этих наслоений погребало под собою предыдущее. Но в действительности ни одно из них не погибло".
Шарль Бодлер в дальнейшем пишет удивительное исследование о гашише и опиуме - сборник «Искусственный рай», где в третьей части пересказывает «Исповедь англичанина» и называет её «Опиоман».
Искусственный рай – вот что находили опиоманы и любители гашиша.
Но был еще один «Красный дом», которому суждено было стать памятником идеалам целой эпохи, рукотворной утопией. Дом был спроектирован Уильямом Моррисом и Филиппом Уэббом для самого Морриса и его молодой жены Джейн. Увлеченной своей любовью, Моррис решил построить особый, уникальный дом - кусочек утопии.
Именно в «Red House» Моррис организовал мастерскую по изготовлению предметов декоративно-прикладного искусства. Это объединение называлось "«Arts and Krafts» (Арт энд крафт) – "Искусство и ремесло". Они занимались производством мебели, посуды, тканей, гобеленов. Моррис находил старых мастеров, сам учился ткачеству.
Надо заметить, что некоторые исследователи утверждают, что термин «тантра» происходит от санскритского слова, обозначающего «ткань» или «гобелен», символизируя что-то, что вплетено в нашу жизнь. Поэтому термин «тантра» может означать «ткачество» (в прямом и переносном смысле), ибо, согласно Тантре, Вселенная есть бесконечное полотно (ткань), где всё имеет своё место и всё происходит под его покровом.
Вот что пишет Рамачандра Рао:
«Слово «тантра» подразумевает под собой процесс расширения или действия в виде растягивания ткани — особые техники, методы и практические приемы. Поэтому оно стало употребляться в качестве общего обозначения мастерства любого рода или определенной компетентности в овладении различными приемами и методами».
Моррис полагал, что своим трудом можно построить идеальный город–сад, где все буду счастливы, не будет голода, государства, классов и т.д.
Самому Моррису не удалось построить в Красном доме утопический мир и вскоре он покинул Ред-Хаус.
***
Итак, у нас есть кусочки мозаики. Теперь мы попробуем сложить их в цельную картину.

- Трактат «Сон в красном тереме
- Опиумный мак
- «Исповедь английского опиомана»
- Красный дом Мориса
- Ткачество как символ тантры

Взглянем глазами Пелевина:
В Красном доме Алекса нет маков, там избегают вообще красного цвета.
Страстные привязанности, зависимости, поначалу дающие ощущение счастья в дальнейшем оказываются ловушкой. Опиоман продолжает спать, он живет в мире грёз, это не выход из мира снов –сансары. Это искусственный рай. Иллюзия, самообман.
Различные утопии, попытки найти постоянное счастье в мире фантазий невозможно. Никакие Arts and Krafts, софт и хард, без благодати не позволят освободиться, пробудиться ото сна.
Алекс следует другому пути. Он выбрал Алмазную колесницу, он практикует различные визуализации – тантру. Познав Ничто, где сокрыто все, Абсолют и все потенции, соединив это постижение с великим состраданием, можно взобраться на вершину Лестницы, достигнуть Неба.