Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Четыре ангела - четыре элемента

Бесконечные ужасы сансары,
Бесконечные прелести нирваны
Нарисованы умом.
Потому ум — величайший художник,
Кистью своих представлений
Изображающий всевозможные относительные истины.
Если мы не обманываемся
Разнообразными цветами природных элементов,
Предстающих в незамутнённом зеркале ума,
То природа — это всегда чистое пространство,
И нет никакого заблуждения.
Различные явления — юный царевич,
Вступивший в брак с неосязаемой пустотой —
Нежной и загадочной царевной.
В их счастливом нераздельном союзе
Непрерывной чередой
Взращиваются многие поколения явлений
На благо их достойных сострадания подданных.

Глава из книги Тинлей Норбу Ринпоче «Волшебный танец. Проявление внутренней природы пяти дакини мудрости»

В хрустальном зеркале — арене пробуждённого ума великий артист играет своё волшебное представление, но редко попадаются зрители с чистым взором, способные видеть эту мудрость.
Все произведения искусства слагаются из тонких и грубых элементов. Для художника не существует иного способа самовыражения, кроме как самовыражение с помощью элементов. Когда люди употребляют выражения «горячая голова», «холодное сердце», «сухое отношение» или «ветреный нрав», это показывает, что они безотчётно связывают тонкие элементы характера с проявлениями грубых элементов. Однако художникам необходимо выходить за пределы обычных способов внешнего выражения элементов, чтобы получить переживание тонких внутренних элементов — источников грубых внешних элементов. Только в этом случае возможно создать произведение искусства, которое затронет сердца жаждущих его почитателей.
В понятиях этого мира художники не ставят себе окончательной цели обрести просветление. Их цель носит временный характер — изучить внутренний мир человеческих эмоций, а затем выразить его вовне. Обычные художники, как правило, занимаются самовыражением, чтобы сказать что-то миру, снискать славу или получить власть. Ощущая свою отчуждённость, они стремятся посредством искусства установить связь с внешним миром для собственной пользы. Поскольку они не имеют связи с источником, лежащим за пределами их собственного ума или традиции, они не могут предложить другим людям глубокого объяснения того, в чём состоит смысл их творения. Художник просто творит, и его творчество приобретает власть над ним. Если художник не выражает себя с позиций мудрости, то последствиями этого станут непостоянство и потеря энергии, что, в конечном счёте, приведёт к страданию.
Согласно буддийскому воззрению художник должен быть движим состраданием. Художники-буддисты творят для того, чтобы посредством своих чистых внутренних элементов установить связь с чистыми внутренними элементами других существ и благодаря этой связи преобразить их обычные грубые внешние элементы в просветление. В системе тантры художники выражают на внешнем уровне качество чистой энергии внутренних элементов посредством картин и скульптур, отражающих форму; посредством проповедей, песен, поэм и музыкальных произведений, отражающих речь; посредством танцев, отражающих действия; посредством бесконечных художественных проявлений, отражающих ум. Благодаря связи со своим внутренним источником они всегда могут дать другим глубокое объяснение того, в чём состоит смысл их творения; они всегда хозяева своего творчества. Повинуясь возвышенным художникам, грубые внешние элементы, очищаясь, становятся тонкими внутренними элементами и воссоединяются с внутренними явлениями мудрости. На временном, мирском уровне это приносит удовлетворение, поскольку позволяет узнать внутренние качества, нашедшие своё выражение во внешнем — в произведениях искусства. На абсолютном же уровне достигается освобождение благодаря очищению бессущностной материи искусства в нематериальную сущность — просветление.
Ум-мудрость невозможно увидеть, если у нас отсутствует «око мудрости». Исходные естественные чистые цвета элементов незримы, однако они присутствуют в скрытом виде, пронизывая собой всё вокруг и пребывая в вечном движении. Благодаря этому движению различные элементы, соединяясь приобретают зримые форму и цвет. Исходные цвета: синий, белый, красный, жёлтый и зелёный. Точно так же, как каждый элемент содержит в себе все остальные элементы, каждый цвет содержит в себе все остальные цвета. Поэтому каждый исходный цвет обладает пятью производными цветами, зависящими от изменчивых дополнительных обстоятельств и связей каждого из элементов. Соединяясь и изменяясь элементы образуют бесчисленные новые производные цвета до тех пор, пока они не станут настолько тонкими, что их связь с исходными цветами станет практически неуловимой. Чистый естественный свет невозможно увидеть обычным зрением. Загрязнённое зрение способно увидеть лишь цвета, утратившие первозданность, бледные, блёклые по сравнению с изначально чистыми цветами. Но, обладая оком мудрости, возможно увидеть исходные естественные цвета. А благодаря соединению с коренными причинами чистых исходных цветов чистые явления при должных сопутствующих обстоятельствах естественным образом набирают силу.
Воображение обычных художников может иссякать по мере того, как чистый естественный источник цвета становится всё более сокрытым для их видения. Поскольку они не верят во внутреннюю, незримую чистую сущность цвета, в поисках источника своих художественных идей им приходится возвращаться к грубым внешним явлениям, которые они могут видеть собственными глазами, сформированными грубыми элементами. Однако из-за того, что художник принимает за основу лишь плотные грубые элементы формы и цвета, его ум становится косным и ограниченным. Его представления сбивчивы и туманны, а потому он не способен придать своим произведением ощущение простора и объёмности и они становятся тяжеловесными, перегруженными, застойными. Художники возвышенные, видя чистую незримую сущность элементов, понимают, что цвет естественного источника никогда не тускнеет, и в своих произведениях могут вновь и вновь извлекать из незримого свежие динамичные формы и цвета. Обладая всеобъемлющим незагрязнённым умом, они умеют создавать в своих произведениях широкое пространство, и им по силам сотворить любое явление
Таким образом, если художник понимает источник концепций и представлений, то, когда он их выражает, связь между представлением и его источником не нарушается, оставаясь чистой, свежей, лёгкой. Поскольку мастерство художников опирается на представление, а представление опирается на элементы, то, ocoзнавая источник всех представлений, художники могут понять сущность цвета. Например, если художник понимает, что такое гнев, он знает, что его источник - элемент огонь, и выразить его можно красным цветом. Если художник понимает, что такое страстное желание или повышенная возбудимость, то он знает, что их источник — элементы вода или воздух и что выразить их можно движением. Если в этом движении заключена подавленность или неудовлетворённость, то подходящим цветом будет приглушённый синий или зелёный; если же движение радостно, то его цвет ярок и чист. Если художник понимает, каков безразличный или затуманенный ум, он знает, что его источник — элемент земля, и может выразить присутствующие в человеке качества невозмутимости, медлительности или тяжеловесности бледно-жёлтым цветом. Цвет каждого элемента зависит от соотношения других элементов, которые присутствуют в нём в скрытом виде. Например, почва, в которой элементы в изобилии дополняют друг друга, а потому для поддержания плодородия ей не нужны удобрения, часто бывает тёмно-красного цвета.
Если художник не воспринимает чистых звуков, цветов и движений лёгких тонких элементов, неотъемлемо присутствующих во внешних грубых элементах, он неспособен постичь сущности того, что намеревается изобразить, воспеть или передать иным образом. Доверяя исключительно тому, что очевидно, и отрицая незримое, он не может выразить жизненной силы, источник которой — незримый свет. И поэтому его искусство будет оставаться застывшим и безжизненным. Величайшие художники, как и величайшие провидцы-созерцатели, смотрят на вещи возвышенно, с точки зрения подлинной относительной истины, в которой отсутствует разделение на тонкое и грубое, незримое и зримое. Художник подобен созерцателю, но в отличие от него использует материальные средства, чтобы сделать незримое явным; созерцатель же для той же цели использует тонкие средства.
Намереваясь изобразить что-либо, художник должен прежде всего изучить грубые зримые элементы внешней формы, чтобы показать незримые тонкие элементы изображаемого предмета. С уверенностью, проистекающей от опыта переживания тонких элементов, высочайшие художники могут, понимая суть грубых элементов, спонтанно импровизировать. Им нет нужды оценивать что-либо как истину или вымысел, потому что с возвышенной точки зрения подлинной относительной истины тонкий эфемерный вымысел и грубая материальная реальность, существующие лишь в заблуждающемся уме, в равной степени неистинны. Поэтому художникам не нужно беспокоиться о том, истинно то, что они изображают, или нет. Если они просто изображают всё что угодно, создавая произведение искусства, то изображение это непременно чему-то да будет соответствовать.
В буддийской традиции искусство может изображать как уродливое, так и прекрасное, как спокойное, так и бурное. Высочайшие художники, осознавая нужды других существ, могут сочетать тревожные и спокойные элементы, чтобы достичь соответствующего обстоятельствам результата. Если требуется противоядие от излишней восторженности, подлинный художник может изобразить нечто печальное или непривлекательное, чтобы напомнить о тяготах сансары, направив внимание на скорбные и нелицеприятные аспекты бытия. Они призваны стать для нас сострадательным предостережением, подобным оберегающему гневу родителей, дабы помочь нам ocознать то, каким может быть наше следующее рождение, явившееся кармическим результатом эмоции гнева и ненависти. Если требуется противоядие от подавленности, подлинный художник может изобразить нечто волшебное и прекрасное. Притягательные образы должны стать для нас позитивным примером, призванным отвратить людей от дурных намерений благодаря знакомству с совершенным.
В системе тантры существуют бесчисленные проявления, которые можно объединить в два аспекта: мирный и гневный. Их источник — дхармакая, или чистое пространство. С точки зрения ума-мудрости, мирный аспект возникает из исконно незамутнённой природы светоносной сущности чистых элементов земля и вода, нераздельных изначально. Эта чистая сущность мудрости обладает качеством незагрязнённого безграничного пространства.
С точки зрения обычного ума, оба элемента, земля и вода, в своём грубом аспекте имеют зримые и осязаемые качества, свойственные форме. Тем не менее, их наполняют неомрачённые безграничные качества пространства. Природа обычной формы — непостоянство. Когда грубые элементы слабеют и их форма распадается, следствием этого всегда бывает страдание. От страдания избавляет преображение грубых внешних элементов в их чистую светоносную сущность, которая неразрушима. Этому можно научиться, выполняя практику превращения знакомой формы внешних грубых образов, воспринимаемых органами чувств, в своё внутреннее явление, с сохранением в уме лишь их лёгкой сущности. С помощью этой практики грубые формы преображаются и очищаются до состояния света, всё более напоминая явления божества.
Художники-тантрики выражают форму в прекрас¬ных качествах желанных объектов. Эти качества они изображают в виде привлекательных мирных божеств, олицетворяющих всё то, что хотели бы получить живые существа. В сансаре это приносит обычное наслаждение, которое вследствие своего непостоянства и изменчивости всегда в итоге оказывается источником страдания. Но поскольку благодаря визуализации и медитации объект желания очищается и преображается, освобождаясь от материальной формы и превращаясь в свет и неосязаемую сущность тонких элементов, желание становится лишённым желания. Так движимый состраданием художник показывает путь к свободному от страсти блаженству, лежащему за пределами разрушения и страданий сансары.
С перспективы ума-мудрости, гневный аспект божеств порождается из исконно незамутнённой природы светоносной сущности чистых элементов огонь и воздух, изначально нераздельных. Эта чистая сущность-мудрость обладает свойством выражать себя ясно, беспрепятственно и без усилий, что характерно для чистого звука, сущность которого гармонична и легка.
С точки зрения обычного ума, оба элемента, огонь и воздух, имеют качества звука в его грубом аспекте. Тем не менее они наполнены неомрачёнными и неосязаемыми качествами чистого звука. Природа обычного звука — непостоянство. Будучи непостоянным, звук стремится к исчезновению, что приводит к страданию.
Как правило, гневу противоположно умиротворение, как пламени — вода. Но иногда встречаются неистовые существа, которых невозможно очистить мирными методами, поэтому требуются гневные формы. Так железо можно разрубить только ещё более твёрдым металлом — закалённой сталью. Выражая чистую энергию незамутнённых качеств мудрости в форме гневных образов, звуков и действий, художники-тантрики могут создать противоядие от неистовой энергии таких существ. Даже в том случае, когда возникает обычный гнев, основанный на неприязни, можно, поскольку гнев связан с элементом огонь, сущность которого — ясность, сжечь этой ясностью нечистые тревожные явления, свойственные дебрям наших рассудочных представлений, в результате чего останутся лишь нераздельные и исполненные чистой мудрости элементы огонь и воздух, обнажая ясность мудрости.
Согласно учению Великой колесницы возвышенное искусство устраняет препятствия, разрушая инертные, отжившие традиции сансары, чтобы благодаря чистой традиции создать незамутнённое, свободное от традиций пространство божеств. Так создаются бесчисленные качества, ясно отражающие всеобъемлющее пространство мудрости Будды.
Возвышенные художники своим искусством всегда передают энергию другим. Умирая, они оставляют после себя не безжизненные останки своих творений из заурядной инертной материи: их чистая духовная сила живёт в их искусстве на благо всех существ. Даже одна такая деталь, как вода или дерево, созданная возвышенным художником, может помочь тем, кто её видит, и даровать им благословение. Именно это подразумевал Будда, когда сказал: «Я проявляю бесчисленное множество образов на благо всех живых существ». Конечно же, мы не можем судить, кто из художников величайший. Но тот, кто передаёт свою энергию другим посредством своего искусства, и есть великий художник.
По сути, все художники, обычные или возвышенные, устроены одинаково. Искусство проистекает от внутренних элементов и выражается внешне, с той целью, чтобы существа вновь впитали его внутренним умом, дабы оно вновь расцветало вовне в бесконечном круговороте. Различие между обычным и возвышенным художником заключается в воззрении.
Для художников с обыденным воззрением бесконечный круговорот — это замкнутый круг страдания в сансаре. Для тех, кто разделяет исполненное мудрости возвышенное воззрение, чистый свет духовной энергии движется в бесконечном круге мудрости — в мандале божества. Этот круг неисчерпаем, он никогда не пресекается и никогда не омрачается. Поскольку энергия чиста, любой из проявляемых вовне аспектов всегда чист. Этот круг бесконечен, потому что рождение и смерть существ не прекратятся, пока все они не обретут просветление.


источник : https://www.facebook.com/oleg.ganchenko/posts/1178993748830359
Tags: буддизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments