Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Category:

Брайан Финнеган

Брайан Финнеган, ирланский флейтист, выступает вместе с БГ в Аквариуме.

Из интервью

– Переходим к «аквариумной» истории Брайана Финнегана. Как вы восприняли предложение играть в русской группе?

– Около десяти лет назад я и барабанщик из Flook были в Нью-Йорке, выступали в Международном институте музыки. После концерта два чувака подошли к нам и сказали: «Мы из центра Шри Чинмоя (проповедник и общественный деятель. – Авт.), хотели бы пригласить вас на большую церемонию, которую Шри Чинмой желает посвятить вам». Но мы были заняты, нам нужно было уезжать. Через три месяца Шри Чинмой умер, мне позвонили из Лондона и пригласили на большой концерт в его честь. Сказали, что на концерте будет выступать и русская группа. Я не знал Бориса Гребенщикова до этого. Мы приехали в Альберт-холл, нас с Борисом представили друг другу. И когда Борис узнал, что мы играем в Flook, он воскликнул: «О, у меня был выпуск про вашу группу в «Аэростате». Так организатор концерта памяти Шри Чинмоя всё свёл в одну точку, сделал так, что мы познакомились. С этого момента у меня в жизни началась новая история. Я не знал, что из этого получится. Борис просто сказал: поехали в Россию. «Ну, ладно, поехали», – ответил я. В музыке в некоторых моментах ты должен доверяться, а не задавать вопросы. Так я поехал в Россию: «Ну, классно! Смогу внукам рассказать про Россию». Я был уверен, что это будет просто один тур и всё. Потом Борис сказал: «Ты увидел маленькую часть России. Нужно ещё увидеть Урал, Сибирь, Волгу...». Так я уже десять лет играю в «Аквариуме».

– Камчатка, Дальний Восток, Бурятия – вы проехали всю страну от начала до конца. Совпало ли увиденное с ожиданиями?

– Никаких ожиданий у меня не было. Когда я в детстве занимался спортом, несколько атлетических команд из России приезжали на соревнования в мой родной город. И мои первые впечатления о русских людях были такие: толстокожие, непробиваемые, сильные, как будто в доспехах. Но при этом с глубокой жизнью внутри. Снаружи доспехи, а внутри происходит много всего интересного.

Когда на концерте играет музыка, люди открываются и я вижу, что они распускаются, как цветы, их лица озаряются светом. Это одна из моих любимых вещей в России: после концерта «Аквариума» мы садимся в автобус и видим зрителей, которые выходят с концерта, это просто потрясающе. И ты невольно сравниваешь их с теми людьми, что на концерте не были: «Вот это ничего себе!» Люди светятся как солнца. Цель музыки – размягчать жёсткие углы в сердцах людей. Поэтому я очень люблю играть в этой группе.

– А с чего началось сотрудничество? Вам сказали: «Давай ты сыграешь эту песню»? Или просто дали послушать альбомы? Над какой песней вы впервые работали и как вливались в «Аквариум»?

– Я не помню первую песню. Перед тем как я приехал в Россию, в «Аквариуме» на флейте играл один из моих друзей. Борис отправил мне песни с уже записанной флейтой: «Послушай, как это звучит». Я услышал уникальные мелодии, очень гармоничные, похожие на традиционную ирландскую музыку. И в песнях было много пространства для флейты.

– Группа «Аквариум» – это огромная не только музыкальная, но и языковая культура. Вам важно понимать смысл песен? Вам их переводят или вы ориентируетесь только на музыку?

– Я прошу перевести каждую новую песню. Не потому, что мне надо знать, а потому, что мне интересно. Ориентируюсь я прежде всего на музыку.

– Среди многомиллионной армии поклонников БГ идут жуткие, до драки, споры о том, что значит та или иная строчка. Вы может привести пример конкретной песни, как вам Борис объяснил, про что она?

– Нет. Песни Бориса нельзя так трактовать. Ты слушаешь и понимаешь то, что тебе надо в твоей жизни.

– Споры возникают только на уровне отдельных строчек.

– Когда Борис пишет песню, он не думает, что это значит для него. Он думает о том, что это значит для всех. Борис больше, чем все его песни.

– Брайан, вы очень органично вмонтировались со своими флейтами и вистлами в «Аквариум», в песни, написанные в том числе сорок лет назад. Вы долго репетировали, сверялись? Или Борис абсолютно доверял вам в вашей музыкальной импровизации?

– Борис всегда доверял мне. А если кто-то тебе доверяет, это тебя вдохновляет как музыканта. После каждого концерта Борис, хотя это невероятно для такой большой звезды, для такого человека, говорит: «Я написал эту песню сорок лет назад, но она сегодня прозвучала совершенно по-новому». На сцене иногда делаешь то, что никогда не делал до этого. И я как будто становлюсь ребёнком. Если я ошибаюсь, Борис поворачивается ко мне и делает вот так (показывает гримасу из разряда «рок без лажи не бывает», никто не виноват. – Авт.). Он думает, что не бывает ошибок в мире, он говорит: «Это было интересно!» Я играл со многими музыкантами, большими звёздами. И если что-то шло не по сценарию, они смотрели грозно. Борис – абсолютная противоположность им.

– Но при этом в своих интервью БГ подчёркивал, что диктатор в том, что касается музыки.

– Наверное, он просто хотел выглядеть суровым. Он никогда за десять лет не говорил мне, что делать, не приказывал.

– Когда вы начинали играть с «Аквариумом», то ничего не слышали об этой группе. А сейчас вы знаете, что «Аквариум» – это не просто музыкальный коллектив, это совершенно культовое явление, как в Англии «Битлз», например?

– Когда я смотрю на лица людей на концертах, это для меня уникальное окно в русскую жизнь, в отношения между Борисом и всеми остальными людьми. Я вижу, как он влияет на людей. Три дня назад в Красноярске мы играли с оркестром в театре. Много людей танцевало по сторонам партера, но охранники не давали танцевать перед сценой, потому что богатые люди купили билеты на первые ряды, им нельзя было мешать. И внезапно среди концерта маленький мальчик, лет девяти, встал прямо перед сценой. Он три песни стоял и неотрывно смотрел на Бориса. А после третьей песни, когда люди хлопали, прыгнул на сцену и побежал прямо на Бориса. И полминуты обнимал его. У меня растёт шестилетний внук, я смотрел на эту сцену и пытался не заплакать. Когда мальчик спустился в зал, он не хотел, чтобы кто-нибудь видел, что и он плачет. Мальчик сел на своё место, я видел, что он знает слова песен и подпевает Борису. Я думал: «Как? Ему же всего девять лет!» Как этот человек, который уже 45 лет пишет песни, знает, как попасть точно в сердце? Когда после концерта мы стали в линию для поклонов, я вытащил этого мальчишку на сцену. И мы кланялись все вместе.

Это было очень трогательно. Для многих людей это было как звоночек, пробуждающий к жизни. И мне не очень нужно быть запомненным в этой музыке, в этих отношениях между Борисом и людьми, которых он пробуждает к жизни, к тому, чтобы быть самим собой и быть правдивым с собой. Сообщения, которые передают песни Бориса, не стареют. Мы живём в странное время, и мир – не самое счастливое место. Но сообщения в песнях Бориса – мы не должны, не обязаны страдать. Девятилетний мальчишка смог это понять.
Миру нужно больше хороших вибраций и посланий

– Брайан, уже час хочется спросить, что означают красные вязочки у вас на запястье.

– Их повязал Далай-лама. Он делал это дважды. В мае этого года мы играли на его дне рождения в Риге. Он пригласил меня и Бориса сыграть песню «День радости».

– У вас есть любимое высказывание от Далай-ламы?

– Я люблю не конкретное высказывание, а его чувство юмора, когда он превращается в ребёнка. Далай-лама думает, что смысл великой мудрости в том, чтобы человек мог становиться ребёнком, умел видеть мир глазами ребёнка. Когда ты с ним рядом, ему не надо ничего говорить, ты просто чувствуешь эту потрясающую энергию. В первый раз мы встретились с Далай-ламой в Эдинбурге. Я был приглашён писать музыку, исполнять её должны были дети. Четыре недели мы провели, работая над этим. Далай-лама прилетел в марте, март в Шотландии – это невероятно холодно. Все дети были на сцене под открытым небом. И когда приехал Далай-лама, начался дождь. Дети все были мокрые и замёрзшие. И наш маленький гитарист заболел. 30 монахов держали зонтики вокруг Далай-ламы. Когда концерт закончился, Далай-лама увидел этого маленького больного мальчика. Он отошёл от всех монахов, обнял мальчишку, положил руку на его голову. Это было так просто. Но это было важнее, чем музыка, чем четыре недели наших репетиций. За пять секунд именно это стало более важным.

– Брайан, у вас скоро саунд-чек и концерт. Мы разговариваем накануне Рождества и Нового года – праздников, которые любят все. И мы говорили о посланиях, которые Борис несёт в своих песнях. А можно послание Брайана Финнегана нашим читателям, которые прочитают это интервью?

– Я желаю вам того, что вы сами в этот день пожелаете себе. Миру нужно больше хороших вибраций, посланий. Единственная вещь, которую я наверняка знаю в своей жизни, – если ты хорошо обращаешься с людьми, жизнь в ответ тоже обращается с тобой хорошо.

http://www.vsp.ru/social/2016/12/20/567129

Tags: Аквариум, интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments