Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Category:

Манифест

$Permanent: манифест о преодолении капиталистического отчуждения

Цветок и нищий
Я проходила мимо, уныло брела по равнине своих мыслей, как ненавязчиво вдруг заметила у черных прутьев дворцовой ограды мужчину. Нищего. Ему в простодушии кто-то в руку, забытую богом, протянутую к воротам, положил красный цветок.
На бедной ладони алеет красота, и жизнь, вскоре обернутая тленом, теплится едва-едва.
Разорвал нищий в клочья лепестки. Нищему блаженно в молчании красоты.
На языке денег стали люди понимать и означать реальность.
Этот язык такой соблазнительный в своей поверхностной доступности — большинству по сути сладостен и притягателен еще более от того, что недоступен. Деньги стали пристрастием. У всего есть цена — это так удобно, так понятно.
Как красавица в красном, жадного до красоты нищего, алчущего страсти мужчины, будет разорвана в клочья, к чертям, полетит в пучину ее платье, затем честь и достоинство, потом покатится и жизнь в землю, тело истлеет на радость ярким новым цветам.
Все прекрасное должно умереть.
Искусства вечны, а деньги — одно из них.
Я пройду мимо, и слезы мои, слезы Бога — каждая из них — галактика — нет, не пророню. Я ценно берегу все семена, боль рассаживать я не стану, болью страдания не буду удобрять. Нищий с цветком обойдется грубо. Мужчина предаст свою верную подругу. Это дребезжание проезжающих рядом машин, да, — одна из них могла бы и череп размозжить. Но ведь есть еще лес, там найду я птиц, птицы поранят меня правдой, растает лед на моих ресницах.
Красный цветок должен был умереть, красное платье должно истлеть, как истлела страсть увядшего юнца, как забыла мать твоего отца.
Но не забудут цифр и имен богачей — никогда. Это не слава тельцу, эта правда фактична, как вода и дважды два.
На языке денег
На языке денег все легко и просто, на языке цифр всем все будет ясно.
К чему излишние метания, напрасные слова — прислушайся к тому, что говорит тебе трава:
«У времени есть ценность, а ценность — это стоимость, за все приходится платить, за все заплатит каждый тут сполна».
Уйди, не заплатив, — сбеги. Долг в небе будет над тобой дамокловым мечом. Уйди пораньше, но следует расплата длинным счетом за тобой.
Травы шепчут, птицы щебечут. Какая им цена?
Ты все оценишь, когда себя применишь к ресурсам: им дана власть над тобой, хотя тебе хотелось думать наоборот.


$Permanent
Ресурс человека — код генетической расправы над временем вечности. Спираль ДНК закручивалась, и вот эта сперма — ты — на вершине пищевой цепи. Лови же момент, сжимай его в тиски высоких скоростей. Дерзай, с богами будь на ты. Посмейся над собой, ресурс, о, человек, ты падшее создание! Рожден ты во грехе любви беспечной, в нем ты погряз и будешь погребен, и нет другого пламени свеченья, кроме загнивания тебя во время поглощения‌.
Ресурс, ты всеобъемлющ, сперма, ты могуча. Тебя хвалю: ты мера мер и корень цифр квадратных.
Апокалиптический капитализм
Бог представляет традиционную формулу единства мира. Ветхий завет признавал золотого тельца главным его врагом, сегодня же капитализм интересует теологов.
Капитализм созвучен гуманизму в его первоосновах, даже если для антикапиталиста это звучит парадоксально. Да и кто он такой, этот антикапиталист, как не уязвленный своим бессилием писчинкоподобный, претендующий на власть, если каждый активист по определению — занимается политикой, неотделимой сегодня от экономики? Банальная, но неизбывная риторика: не будет человека — останется ли капитал? Признание капитала порождением человеческой жизнедеятельности не вызывает сомнений. Античная история искусств корнями сплетается с чеканкой золотых монет — любого антикапиталиста стоило бы в таком случае причислить к безумцам в среде приспешников теории заговора иллюминати.

Так плодородная почва, как цветущая мать, оказывается на торгах: рынок и базар, где можно подороже продать жизнь и подешевле купить смерть, где отчужденный от отца и от Бога человек становится человеческим ресурсом, социальным капиталом, а далее его трепыханиями торгуют на бирже больших данных. Так незамысловато закручивается спираль времени.
Самостоятельный индивид и гражданин государства чувствует себя товаром на рынке человеческих ресурсов. Он — носитель человеческих сил и способностей, необходимых обществу, экономике, и, в первую очередь, как будто бы и самому себе: так сцеплена социальность, от которой мы зависим, возможно, больше, чем от чувства безопасности и даже еды — именно социальность делает человека человеком, ради неё он жертвует своей дикой свободой и вседозволенностью. Отчужденная же личность, которая созрела для того, чтобы кормить себя, но не для того, чтобы успеть во всем разобраться, которую не успели научить, которой ничего не объяснили, — оказывается на рынке труда, входит в игру реальности и, объективируясь, теряет чувство собственного достоинства и Я, подобно проституированному объекту‌.

Не для всех это очевидно, так как концепция души‌ более спорна, нежели происхождение человеческого эмбриона от сперматозоида. Поэтому нормально усомниться в том, что у каждого человека вообще есть свое Я‌, — ведь его могло никогда и не быть — например, его просто не давали в кредит в качестве жизненной миссии на кармических небесах. В спорных условиях свободы вероисповедания вольно воображать самые разные опции Я-концепта. Представление о себе, как о существе единственном и неповторимом, укоренено тезисами об уникальности ДНК-кода; человек вынужденно черпает его из культурного наследия, чужих идентификаций и чужих языков. Возможно, право своего языка дается только гениям, хотя говорят, что каждый настоящий еврей должен вписать свою букву в Тору.
Как вещи не имеют своего Я в человеческом смысле, хотя, вероятно, у любого объекта есть свое звучание, осознать которое нам не дано‌. Так и человек, ставший отчужденным объектом на рынке, — также не имеет его, а для смягчения бремени соприкосновения с капиталистической реальностью самой по себе и фактическим ментальным одиночеством (то есть наедине с собой и финансовыми алгоритмами, как неосознаваемым божеством, которому регулярно приносит себя и свое время в жертву) принимает транквилизаторы, антидепрессанты, алкоголь, наркотики, убегая от мысли от самообъективизации и непринадлежности ему собственной жизни‌. Зависимое поведение, негативная психология во многом основаны на фрустрации и чувстве вины‌. Противоречия, подобные отсутствию Я при присутствии его культурного симулякра, обнаруживаемые сознанием, — показатель человеческой жажды иной действительности: на их стыке зарождается лиминальное‌.

Капитализм и апокалиптизм‌ — а может — «апокалиптический капитализм»? Если новорожденный в скорости попадает на рынок ресурсов в качестве трудовых сил, где большинство продает время своей жизни, — как найти хоть что-то, что нельзя было бы купить или продать, что было бы невозможно свести к сделке? Статус и медиаприсутствие торжествуют: культурный рынок — базар человеческих жизней. Обесцененная жизнь нищих, доступных и просматриваемых «как на ладони», и overpriced private частная жизнь полубогов — смерть кроется во всем, в самой жизни, какой бы она ни была — её нет только в бессмертии, но и там зияет стерильность. Кабала капитала смешит и злит иллюзией превосходства над индивидуальностью, а «Я» — сюрприз и чудо в ней, расцветающее или засыхающее в зависимости от условий среды.

$Permanent: почему сперма — это деньги?
Что такое $Permanent? Кратко и в двух словах: «сперма — это деньги». Звучит, как довольно пошлая провокация, издевка, шутка. Но и мир, как известно, шутка бога, а жизнь — усмешка на устах мертвеца. Есть ли капитал без денег, есть ли деньги без человека? Антикапиталисты выдвигают‌ тезис о том, что в задумке капитал должен был обслуживать человека, но в действительности — человек обслуживает капитал. Есть ли человек, не произошедший из сперматозоида?‌ Что такое сперматозоид, если не один из спермы? Чем человеческий капитал отличается от трудовых ресурсов? Такие категории, как «рынок рабочей силы» и «человеческие ресурсы» вполне соответствуют духу социал-дарвинистской «справедливости естественного отбора».

Трудовые ресурсы — это непосредственно люди, образованные и необразованные, выполняющие квалифицированный и неквалифицированный труд. В условиях глобализации мировой экономики, в условиях свободного движения капитала, включая человеческий, в условиях острой международной конкуренции, ускоренного развития высоких технологий во всех видах экономической деятельности выигрывают страны с образованным, здоровым и оптимистичным населением, конкурентоспособными профессионалами мирового уровня. Человеческий капитал — это интенсивный производительный фактор развития экономики, общества и семьи. В 1988 году американский социолог Джеймс Коулман предложил обновлённую концепцию социального капитала‌ в статье «Социальный капитал в производстве человеческого капитала»: это общественное благо, однако производится оно индивидами с целью последующего извлечения личной выгоды. Коулман также разработал концепцию «кредита добрых дел»: она основывается на тезисе о том, что социальный капитал измеряется не столько в количестве полезных связей, сколько в их качестве.
Не сперматозоид, но сперма, не человек, но человечество выступает ценностью. Ценность социального капитала заключается в возможности снижения трансакционных издержек‌, приводящих к увеличению прибыли организации. Предпосылкой для построения социального капитала является установление дружественных и честных отношений с членами другой группы. Поддерживая «взаимовыгодные» условия, постоянно увеличивая общий социальный капитал, члены группы укрепляют связи друг с другом и одновременно становятся богаче. Чем качественнее социальный капитал (то есть, чем каждый в отдельности самодостаточнее, здоровее физически и психологически, «просветленнее», просвещеннее, образованнее, добрее, мудрее, сильнее, независимее...), тем меньше необходимость в нормативном регулировании отношений.

Наслаждения, связанные с естественными потребностями, разделяют людей: если вы съели деликатес, — мне может не достаться. Наслаждение духовными потребностями может быть неограниченным — их удовлетворение и объединяет людей. Мысль, приписываемая Бернарду Шоу, гласит: «У тебя есть яблоко, и у меня есть яблоко. Обменяемся яблоками, сколько получилось? У тебя одно, и у меня одно. У тебя есть мысль, и у меня есть мысль. Мы обменяемся мыслями. Сколько получилось? У меня две мысли, и у тебя две мысли!» Наслаждение — всегда от избытка, источник наслаждения — всегда искусственен. Получать наслаждение, в отличие от удовольствия, нужно учиться, чувство удовольствия же вызывает движение, дыхание, естественные потребности. Но это нисколько не значит, что надо «упрощаться» до «социальной справедливости»: никто не равен — было бы куда более изумительно, если бы каждый мог наслаждаться неограниченно, а не только получать простые удовольствия, иметь неограниченные возможности и благородные цели, а не увеличивающиеся с каждой новой рекламной кампанией фрустрации.

Временной континуум капитализма при учёте биополитической повестки, — что это, если не $permanent? Трудно даже представить возможность некапиталистического общества. Капиталистические ценности приобретают религиозный оттенок: капитализм, с биологизацией логики транзакций (техноматеринством) на сегодня является горизонтом, господствующим порядком дискурса, объектом поклонения. Если капитализм является религией, — возможно ли обществу сохранять различие между деньгами и духом? Как оставаться наблюдателем изнывающему от голода, при смерти, отчуждённому не от божества, но даже от собственной спермы, уже выставленной кем-то другим за тебя на продажу, когда твои еще нерожденные будущие дети уже включены в государтсвенный бюджет или не учтены в нём? Идеальная абстрактная ценность, универсальный обезличенный и бесчеловечный концепт — капитал-симулякр отражает человека как часть всегда двойственного архетипа: время — благо, деньги — благо, оба — ценностные концепты, идеи подобные другим идолам платоновской пещеры‌, среди которых идолы рынка и театра, тотального по ситуационистам‌, становятся устойчивыми механизмами вроде систем счисления и цветовых спектров (то есть такими, которые уже не оспариваются, так как ими все вынуждены пользоваться, как набором аксиоматик). Таким образом, через работу фильтров восприятия‌ «публику/генетический материал» вводят в гипнотическое состояние подобно змею-уроборосу‌.
Симулякр «капиталистического» — капитал — самовоспроизводящаяся, сложная система. Капитал регулирует капитал, воспроизводит сам себя, становится бесконечным и переходит в глобальном историческом масштабе будущего в неисчисляемое, как и генетический код и его носитель — люди-сперма.

$перманент — это гибрид значка доллара-бакса — поп-символа капитала и $пермы как каждого из нас — поток постоянства новых рождений. Упрощение доступа к реальности через ее понимание в виде редуцированной схемы.
Какой $Permanent без наготы?
«Только первый наряд Евы никогда не выходит из моды»
Збигнев Холодюк
Ответом на тотальность гипноза рыночного спектакля можно было бы зачесть разоблачающую «голую жизнь». Супрематически нагую, как неприкрытую правду о зачатии и гениталиях.
Итальянский философ Джорджо Агамбен в «Homo Sacer. Суверенная власть и голая жизнь» 1995 года пишет: «..общение, в котором уже нет несообщаемого, политика средств без целей, политика “чистой медиальности”… медийные образы и сообщения становятся важнее, чем реальный мир. Ярче всего тенденции можно увидеть в рекламе и порнографии…биополитика по меньшей мере такая же древняя, как и ситуация исключения. Таким образом, помещая биологическую жизнь в центр своих расчетов, современное государство всего лишь проливает свет на тайные узы, соединяющие голую жизнь и власть».

Даосы пытались достигнуть бессмертия воздержанием

Даосы в своей мудрости опирались на естество, показывали пример чувствования потоков, жизни в гармонии — с природой в том числе. В таком случае, воняет ли естественный отбор фашизмом? Надо уточнить, что есть фашизм и где его начало. Социал-дарвинизм многое объясняет: конформные структуры даже не осознаются многими, но руководят принятием решений на безусловном рефлекторном уровне. Редкая самка будет спариваться с инвалидом или «ущербным», редкий самец будет оплодотворять «неполноценную». И тут же снова современный показатель: деньги к деньгам, а нищим нельзя доверять, именно им больше всего свойственны предательства, ведь они находятся в состоянии постоянного страха и стресса.
Даже в этих поверхностных словах и цвето-конфликтах можно выудить основное: «разделяй и властвуй». Дело ведь не в каком-то «увлечении» или пристрастии к поиску методов насаждения розни. В случае $Permanent можно говорить об обнаруженном оголенном мифе, который под прикрытием апологии буржуазной ментальности вскрывает и разоблачает себя. Сперва он упирается в социал-дарвинизм, отталкивается от него, собирая трюизмы вроде «время — деньги», «женщина знает смысл любви, а мужчина ее цену», «яблоко от яблоньки», «готовь сани летом», составляющие основу конформной ментальности, которая при всем этом, возможно, очень хочет быть лучше — как и сам человек, не могущий жить с чувством вины, как и большинство, старающееся уйти от ответственности за свою жизнь, процессы и мир вокруг. Так и $Перманент есть разговор о массе, о масштабе, о порождении supremacy. Кроме того, в этом концепте я подчёркнуто вывожу в заглавии значок $, потому как именно по этому признаку реально дискриминируется любой, так же как и по признаку возраста (и тут все согласовано, ведь время — деньги).

Хотя и тут есть противоречие: «пенсионерка» — это тоже форма дискриминации — ещё новая, не успевшая войти в обиход медиа. А стоило бы обратить внимание и на это угнетение: есть день защиты детей, потому что дети угнетенный класс, но есть ли день защиты прав пенсионеров? А может быть, таким должен быть каждый день?
Но нет — деньги к деньгам, и те, кто не несут продуктивной/репродуктивной значимости «выходят в тираж». Тут обыватель может возмутиться и заявить, что старики дискредитируют себя сами: их старость, как и малолетство детей, делает их немогущими, немощными, немодными, «не в теме и не при делах», однако, как тут ни крути, дискриминация будет все вкрадчивее вглядываться в смотрящего. Дискриминация происходит на уровне зачатия: мужчина и женщина не равны в своих возможностях: материнство — прерогатива ячеек — тех, в кого вкладывают сперму, проникновения — привилегия людей с яйцами. Сперматозоид из яичек «прилетает» в яйцеклетку, и чаще всего даже после рождения так и не раскрывает крылья широко, а попадает яичницей на раскаленную адскую рыночную сковородку. Отказ от материнства в пользу киборгов с целью освобождения женщин от дискриминации и угнетения — да, именно об этом киберфеминизм, если совсем упрощать. Но мы же понимаем, что эта идея так себе? Техномама — да, это реальность: можно вырастить из пробирки, можно сделать ЭКО, можно. Но мы же понимаем, что внутри человеческого рода настроены столь глубокие корневые структуры нашего «спермопроисхождения», которое рассчитывают лишь творить и приумножать сперму отца — его фаллическую/пенетрирующую/насилующую, диктующую, окультуривающую фигуру?

Не напоминает ли это уклад древней Спарты, где больных и убогих сбрасывали со скалы? Изменилась форма подачи. Те, кого не сбросили, — подготовили своё спасение за время активной жизни. И это хорошее замечание, учитывая, что античное рабство — основа современной цивилизации и социализма, этот факт известен, на нем и возводился фундамент советской идеологии стройки анти-индивидуалистического коммунального хозяйства... и в СССР как раз у детей появились неограниченные властные возможности, карьерный рост: чуть ли не с 5 лет уже в политике — и пенсионеры в реальном почёте, в отличии от упомянутой Спарты. Вроде как: живи и радуйся, но нет... и то, что насаждается диктатурой, а особенно пролетариата (при чем пролетариат, как класс, назывался «могильщик» капиталистического строя, хотя его самцы и самки так же, как и буржуа, хотели колготок, колбасы, бигуди, отдельных квартир, а не комнат в коммунальных общежитиях) не является тем, что естественно. Из всего «коммунистического» опыта «вооруженного пролетариата» следовало бы сделать вывод, что дети-пионеры конформно от страха врали: они не были готовы! Если бы были готовы, то на планете уже была бы «просветленная анархия», но сослагательное наклонение не уместно в истории, верно?

Эволюция: беспристрастная, непрерывная, прекрасная и убогая‌. У эволюции есть цель: адаптация вида, выживание в изменяющихся условиях. Капитализм также эволюционировал — от первоначального накопления капитала он перерос в империализм‌ и даже подступает к гипотетическому ультраимпериализму‌. Однако, в человеческой формации под названием $Перманент человек мутировал до полукиборга с протезом (смартфон/интернет как доступ к «ноосфере»), — здесь стоит говорить о «терминальной стадии капитализма», закрывающей всю эпопею.
Эмиссия‌ денежных средств и клонирование — заметна ли аналогия? Я задавалась вопросом о том, что может быть аналогией оргазма в контексте $Перманента — оказалось, что это может быть или «покупка» (трата) или «вложение/инвестирование» (в случае зачатия).
По статистике у мужчин стало меньше спермы, и это может быть связано с экономическим кризисом — снижением качества жизни и эмоциональными переживаниями на его фоне: проведенное в Китае исследование выявило, что в 2001 году здоровыми были признаны 56% образцов донорской спермы, а в 2015 году — лишь 18%. Количество сперматозоидов у мужчин в развитых странах уменьшилось на 52,4%, причем в развивающихся странах такая тенденция не наблюдается. Ученый Штефан Шлатта считает, что негативное воздействие на качество спермы могли оказать злоупотребление лекарствами, вредные привычки и постоянное использование мобильного телефона — в общем, всё, чем современный человек часто пользуется для борьбы со стрессом. Чтобы апокалипсис и вымирание не случились, эмиссия денег пока имитирует их нормальный уровень, замещая естественный дефицит человеческого ресурса, но так, очевидно, будет не всегда.

Максимально интересна аналогия и мысль о цифровых активах (криптовалютах) как «детях/аватарах». Если у человека есть потребность в отцовстве/материнстве, — он может удовлетворять ее с «тамагочи» или по-возвышеннее — создать цифровые произведения искусства, которые, как и реальные дети, сперва требуют внимания, вливаний, а потом живут своей жизнью, продолжая в себе жизнь своих «создателей», пример тому — бум невзаимозаменяемых токенов‌. И этот бум — показатель того, что деньгами может быть все, что угодно. И какой бы отталкивающей не была идея $перманента, стоит разглядеть в ней главное: если вы не токенизируете нечто и не создаёте собственную валюту, то сами оказываетесь разменной монетой.

Автор — Любовь Туинова
29 марта 2021

https://discours.io/expo/literature/essay/spermanent-supremacy?fbclid=IwAR2pLQXh_exl0HsrWd3Hseqoqtl5dQBIzeOMK-YHPbZRHw-fxeebTbKYnOs
Tags: провокация, психология, химеры
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Интервью с БГ

    — «Знак Огня» ведь не только ваш альбом, давший название концерту. Огонь еще и стихия, и есть ощущение, что стихия важная для вас, верно? —…

  • Соскучилась по воде

    Наплавалась я вчера, назагоралась.. Напиталась солнцем))) Вот она жизнь! А все слова это только слова...

  • Всё идёт по плану..

    Праздничные дни закончились, а вместе с ними ушли холода, пришло лето, отопление отключили, теперь по плану - бассейн и пляж. Еще книги. Читаю сразу…

  • Клара и Солнце

    Кадзуо Исигуро. Клара и Солнце. М.: Inspiria, 2021. Перевод с английского Леонида Мотылева Книги Кадзуо Исигуро написаны подчас…

  • КСВ

    автор текста - С. Котырёв Примерно в 38 лет у меня начался кризис среднего возраста (КСВ), который совпал с обострением проблем со здоровьем. Я…

  • Новые японские мужчины

    «Игры в чужие жизни»: переводчик Харуки Мураками Дмитрий Коваленин — о женском буме японской литературы Дмитрий Коваленин Фото Rana…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments