oshen_ouchecn wrote in orden_bezdna

Category:

Один день на пути. (на конкурс)

Модуси Ха`Она, нашельница ранга «vau-dy», что означало « видящая дакиня», решила поучаствовать в кучинге одного из почитаемых учителей Алмазного пути, достопочтенного ламы Амитаблоса. В условиях участия было оговорено следование к более высшей ступени ва, но не настолько, чтобы уровень гордости пересилил запасы прежних достижений. Поднимаясь на пятую террасу высоченной пагоды ламы, Модуси запыхалась, ноги гудели, а одна даже опухла с непривычки. К последнему пролету она устала настолько, что уже не могла идти. Но сестры ее монастыря, священного Те-за-дрог-та, посылали ей любовь и поддержку, и напрягая силы она заползла на верхний пролет. На небольшой площадке стояли чаши-воскуривательницы, от которых кверху поднимался благоухающий дым, в воздухе плыл мелодичный звон и висел невесомый водяной туман. Затуманенное сознание Ха`Оны, окутав ноги Учителя, замерло в ожидании. «Я помогу тебе, дочь Благословенного, благословенное дитя условий, которых мы не выбираем», – донеслось с его стороны. Неуловимым движением в одной ладони Амитаблоса оказался отточенный кусок льда. Еще один пасс и второй, чуть меньше, ледяной  кусок сверкнул в мысленной надежде на все хорошее Модуси. Учитель, не раздумывая, соединил руки. Раздался тихий удар и было слышно, как далеко в горах, неуспевший увернуться от волны, падал с качнувшейся ветки баньиня, оглушенный величием Учения Чтящего Шаги – с шуршанием о воздух, глупый фазан. Чувства пожившей на свете женщины обострились. Не поворачивая головы, распластанная в томлении, она ощутила за собой яростную и неудержимую силу Ба и всегда обрывающуюся, всегда как бы неоконченную, осторожную Гуа. В руках, Амитаблос держал сплавленный воедино кристалл. Умение Учителя оказалось таково, что внутри сияющей оболочки виднелись силуэты юной Модуси и ее возлюбленного. По тому, как он стоит с ней рядом, по блеску в его чуть влажных глазах, как он подает стакан воды, она и поняла, что это возлюбленный. Не теряя времени, суровый Учитель направил на женщину камень. Острая боль несбывшегося в этой жизни прошила горьким осознанием ее тело, задержавшись на дне ущелья мередиана Шу-ма. Коснувшись, чуть высвободила мыслеобразы о цветущих лужайках в тенистой прохладе. «На сегодня достаточно», – непререкаемо повернувшись и тая в тумане, дал понять Амитаблос в своем милосердии. Боковым зрением она увидела как зашевелился фазан, как перевернувшись, поднялся на ноги и стал чистить перья, оглядывая траву в поисках пищи. «Пора и мне», – донеслось до нее очередное откровение. Расправив крылья, далекая птица задержалась на мгновение, и жизнь двинулась дальше, подобная читаемой строчке в раскрытой шрути со священными и родными до невозможности черточками. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded