Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Categories:

Рецензия на НС

Hermanarich
Подробнее на livelib.ru:


Виктор Олегович (тм) который раз пытается войти в ту же самую реку. Собственно, то, что простительно Пелевину, ибо он человек, не должно быть простительно Виктору Олеговичу (тм) — нейросети, которая создана на основе текстов Пелевина. Она то уж должна выдавать хоть чуть-чуть оригинальный контент — увы, оригинальности здесь не добавляет ни скормленный этой же нейросети учебник по античной истории, ни содержания каких-то феминистических блогов. Перед нами абсолютно стандартны щи, сваренные по совершенно стандартным «плевенским» рецептам.

Что же заставляет меня думать, что эта книга не продукт самого Пелевина? Отсутствие поиска. Чего в этой книге нет — нет попытки решить какую-то творческую задачу, нет попытки предложить какой-то новый ход, переосмысление. Сюжетные ходы из последних 15 книг Пелевина выдернуты и сшиты — в результате получается совершенно новый, свеженький (в плане разложения) монстр Франкенштейна. Нет, Пелевин давно страдает «шитьём по кусочкам» (писал об этом здесь), но там была хоть какая-то тень мысли, оригинальности — здесь же накатанная колея даже не пытается привезти нас в иное направление.

Поэтому перед нами и самый «пелевинский», и самый «непелевенский» текст в его карьере — «пелевенский» потому, что это чистый конструкт из всех ходов Пелевина, а «непелевенский» потому, что никаких новых ходов тут нет, т.е. исчез даже минимальный писательский поиск, всё-таки характерный для Виктора Олеговича.

Литературный Франкенштейн грешит всеми возможными грехами которые, по сути, обусловлены даже не его злым коварством, а его природой. Да, перед нами выкройка, на которую очень удобно нашивать всякое барахло — за основу взято путешествие Персига. Понятно, что на такую нитку можно нанизать всё что угодно — травелог всё стерпит. Он и терпит. Терпит античных философов, терпит буддизм, который у Пелевина давно стал карикатурой на самого себя, терпит музыкальную тему, терпит конспирологию (её тут непривычно мало), терпит даже рекламу ретритов Гоенки (я искренне надеюсь, что загадочные правообладатели духовного учения этого Гоенки заплатили Пелевину много. Ей-богу, за такую рекламу надо платить дорого). Чего он не терпит — это какой-то свежести и оригинальности.

Невзыскательное чтиво мало того, что вторично (что в нашем мире реплик и сиквелов первично?) — но откровенно скучно. Правда, мне было откровенно уныло это читать. Не веселили меня ни шестнадцатые референты, ни буддийские трансгендеры, ни феминисты, ни главная героиня, ни даже финал, который был понятен после 1/3 книги. Я бы всё простил, если б это было просто интересно читать — но это правда читать неинтересно. Попытка реализовать «роман в романе» хороша, когда у тебя есть материал и для первого, и для второго романа. А когда у тебя нет материала для одного романа, и ты хочешь его вытянуть за счет второго, для которого тоже нет материала — получится ещё хуже.

«Сонные» главы ужасны — читать их становится просто пыткой. Здесь нет никакой стилизации, никакой фиги в кармане — это просто требования редактора, чтоб роман был расширен ещё на треть. Он то расширен, но какой ценой? Резюмируя: вероятно, это одна из самых худших пелевенских книг, и, вероятно, самая невзыскательная.
Tags: Непобедимое Солнце, рецензии
Subscribe

  • У Юзефович

    А. Макаревич о своих встречах с Пелевиным 11:20 Виктор Пелевин — наше всё 12:16 Моё личное знакомство с Пелевиным 56:34 Скоро выходит новый роман…

  • Интеревью с Пелевиным

    - Прокомментируйте подзаголовок "Из Nиоткуда в Nикуда". Вы считаете, что в литературе, в обществе ничего не произошло? – Роман всегда только сам…

  • Если к другому уходит невеста...

    Это я о Бездне. Некоторые наблюдения. Наш магический театр иногда ставит непростые спектакли. И не все участники понимают, что это игра. Но не…

  • ***

    Коротко и точно итог этого финансово-экзистенциального тупика был выражен в рукописном плакате, несколько дней провисевшем на стене офиса: БУДЬТЕ…

  • По стопам Пелевина

    Мое монашеское имя — Чиньё. Сейчас я нахожусь в монастыре на южнокорейском острове Джеджу (Чеджудо), недалеко от Японии. Джеджу — популярный курорт,…

  • Лирическое отступление

    Беседуя с доктором канселом, мы пришли к общему мнению, что наш любимый Чапаев из романа Пелевина спускался на Ветхую Землю из Идиллиума, чтобы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments