oshen_ouchecn wrote in orden_bezdna

Categories:

Ван вохен аусвайс или опыт подражания неподражаемому.

(На конкурс.)

То не вечер ветку клонит, не дубравушка шумит…

Кровати стояли кругом и детский шепот, взлетая под потолок, делал приближающуюся ночь все неотвратимее и страшнее. – Я в найтибре подарил сестре ноутбук. Сам. Свой собственный. Она не просила, но ей надо было. Семён перевел дух и продолжил. – У него сразу не заработала клава и вставили новую. И батарейку тоже. – А в чем страх-то? - спросил всеведущий Алекс Пронев. – Тебе не понять, серьезно продолжил Семён, я ведь самое дорогое отдал. Остался без защиты, как этот, Дарт Вайдер, когда у него меч выбили и к груди приставили, чтобы он сдал все свои штуки хитроумные. – И что? – отозвалась кровать Андрюшеньки Скобцева по прозвищу Жаворонок. – А то, - Семён понизил голос, - что все, - портал сна стал доступен разным чудищам, которых тут и не встретишь и приходится брать волшебные камни, играющие светом и ограждаться забором из гравных прутьев. – Всё из-за одного подарка? – врешь ты, - это задумчиво пробормотал тихоня Пиявкин. Что это за гравные прутья, ты что смотрел недавно? – У него не гравные, а игравные прутья – по попе просятся пройтись, - Алекс пошарил в тумбочке, и вытащив шоколадную плитку стал незаметно разворачивать обертку. Вот у меня история, так история, не то что как у некоторых - он покосился на Семёна и, не дожидаясь просьб рассказать, начал. Дело было в э…бре. Мы с Машкой Зацепиной пошли на горку кататься. Ребят вывалило – как никогда. Горку большую сделали, всем хватало. Машка меня бросила, сказала или ты или я на горке катаемся. Обидно, хотелось вместе с ребятами. А тут массовики-затейники конкурс устроили – ставят тебя перед мячом с закрытыми глазами… – Испугался? - с дрожью голосе перебил Андрюшенька  – Сам ты испугался, - там же людей много, чего бояться. Говорят тебе, сделай шаг назад – ты делаешь, говорят, влево-вправо – тоже, и шагов столько-то. Да еще и сколько-то оборотов надо. В общем запутывают. А потом велят ударить по мячу. – А ты?  – А что я? Запоминал где мячик находится. Развернулся, подбежал и со всего маху ударил. – Ну и?- пролепетал кто-то из темноты. – 1:0 в нашу пользу. Мне конструктор дали, пластмассовый – поезд с вагончиками. Алекс вгляделся в темную комнату. Абсолютно не хотелось спать. – А в чем страх-то? – тихо нашелся сказать Андрюшенька. – А в том, деловито продолжилось с кровати Алекса, что я вот это все рассказываю в твою сторону, а тебя ведь на самом деле нету. – Как нету? – забеспокоился Скобцев, я – есть! – Ничего там тебя нет, так, время только перевожу, воздух сотрясаю. За окном послышались шаги, будто кто-то неприятно большой и призрачный крался вдоль стены и хотел увидеть всех разговорщиков, чтобы увидев, наказать их таким же неприятным наказанием, как он сам, а может быть и сильнее. В коридоре заскрипели часы, и по скрипам стало понятно – наступила полночь. Все, кто еще не спал, знали, что ходить по коридору в это время не следовало. Можно было запросто провалится как сквозь землю и, поди потом, приноравливайся к новым условиям неудобной реальности. Ладно, если попадется заброшенный сарай с видом на водонапорную башню. А если Энлиль Маратович с Аполло или, не дай бог, чисто поле с миражем домов и пронизывающим ветром… Поле, полюшко – русское, перекатное. Как хорошо с тобой во дни и ночи, как слышится с тобой и видится… Все это понимали, и только назойливый рэп из образовавшегося соседнего провала вдруг динамично заверещал: «ты – моя навсегда, слышишь, говоришь мне – пой, детка, как дышишь, все остальное – отстой. Долго на телефоне ты не виси…». По всей видимости, кто-то все-таки пошел по коридору… 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded