Aстра (astidora) wrote in orden_bezdna,
Aстра
astidora
orden_bezdna

Categories:

Бронислав Виногродский

"Открылись мне даосские практики или не открылись — бессмысленно обсуждать. Вся практика открывается в точке смерти, а до этого ты только по ушам втираешь всякую фигню. Я люблю записывать фразы, которые приходят мне в голову, и была одна чудесная, как раз об этом: «Каждый пытается изобразить просветленного в меру своих представлений о просветлении».

Реально увидеть, что ты, сука, маленький слабый человечек в этом мире, — очень сложно.

Для меня просветление — это ощущение своей собственной ясности и покоя. Все! Нет больше никакого просветления. Ты или держишь эту ясность и покой, или нет. Это как рисовать иероглифы: ты или держишь эту линию, или нет, держишь ритмику или нет. А дальше все зависит — мы покупаем или продаем? Это может называться «быть в моменте», «быть здесь и сейчас». Людям же надо как‑то жить и обмениваться денежками: у кого‑то больше, у кого‑то меньше. Как говорится, cash is always not enough . Кому‑то на частный самолет не хватает, кому‑то на кусок хлеба, хотя, может, и хлеба-то в реальности ему не нужно, а попоститься бы. Я допускаю, что есть просветленные учителя, но не встречал, не знаю.

Мне нравится одушевлять этот мир игрой — как только ты входишь в какую‑то нудность, вот тут-то ты и пошел умирать.

Меня, кроме бессмертия, в этой жизни ничего не интересует, включая и бессмертие, которое мне тоже неинтересно . Умирать-то неохота — не в том плане, что неохота, а в том плане, что готов всегда! Кто тебя спрашивать будет? Придет папа и просто выключит свет. Как мой друг Серега Доренко уехал от меня на мотоцикле и не доехал до дома. А дальше уже сочиняй мифы.

Что я вкладываю в понятие «бессмертие»? Возможность пересекать эту границу туда и обратно — и хрен его знает, как это! Еще не дошел. Это не значит, что идти не надо. Чтобы достичь бессмертия, еще правильно умереть надо. Большинство нас, людей, имея вот эту тушку, только-только начав жить, хотят вкусно кушать, сладко пить и так далее. Привыкаешь к этой тушке и очень страшно с ней расстаться, ты же не понимаешь, что это будет. К тому же мы живем в российской эстетике страха перед смертью: здесь очень много неудобств — чисто бытовых и физических. Да и, наконец, просто дорого. Но все это не имеет никакого отношения к бессмертию. Бессмертие — возможность пересекать эту границу. Это как сон. Я вот могу взять заснуть на секунду в любой момент и проснуться, и мое состояние от этого не меняется. Может, это просто старость.

Вопрос бессмертия связан со временем. Время — это некий поток. То ли я через него двигаюсь, то ли он через меня. С этим потоком у человека есть определенные однонаправленные отношения. Вопрос, что ты с этим всем делаешь? Я делаю какие‑то усилия против потока времени и это называю практикой. Это не про движение, а про усилие. Объясню на примере рисования иероглифов, да даже просто написания букв. У тебя есть какая‑то мысль, и ты, конечно, хочешь ее быстрее выразить, достичь результата. В этот момент ты совершенно не понимаешь, что с тобой происходит, не ощущаешь. Когда делаешь усилие не для того, чтобы достичь результата, тогда замедляется время. Ты можешь его настолько замедлить, что оно остановится для тебя, а можешь пойти против потока времени. То же самое можно делать, пока обмениваешься с другими «звуковыми файлами». Это применимо к любому действию.

Чего здесь еще нужно достигать кроме бессмертия? Как сказал мой любимый поэт Михаил Щербаков: «Всему нашел я цену. Цена небольшая». Признания? Признание, конечно, мощнейший мотив. Мы все хотим, чтобы нас признали каждым движением, каждым словом. Вот сережки ты зачем надела? Поэтому у Конфуция и говорится в волшебном тексте Лунь Юй «Размышления в изречениях», который ему приписывается: «Радость разве не в том, чтобы со временем научиться применять изученное. Веселье разве не тогда, когда появляются единомышленники из тех стран, откуда не ждали. Благородный знатный человек, осознающий себя, разве не таков, что его не признают, а он не огорчается». Нет другой знатности. Говорят, козел ты, Виногродский! И я ведусь. Цепляет, но не факт, что я с долго хожу с этим: ну, зацепило — и отцепило. Конечно, слава богу, что цепляет все меньше и меньше и все меньшее.

Когда меня спрашивают, а ты бессмертных видел, говорю: «А мне-то зачем? Я что — от этого стану более бессмертным?» Конечно, если у меня есть друган, у которого пять «ярдов» мне будет полегче. Но сложно признаться, что я его люблю за пять ярдов."


«Клуб ИСТ», 2002-2005 годы
Tags: интервью
Subscribe

  • А Хули. Любовное настроение

    В 50–60-е годы Гонконг становится магнитом для китайских мигрантов, покинувших страну после того, как в 1949 году там установилась новая…

  • Майор Гром: Чумной Доктор

    В кинотеатрах вышел «Майор Гром: Чумной Доктор» — долгожданный российский дебют в жанре кинокомиксов.…

  • Топи

    «Топи» — это не дословный мир русской деревни, это путешествие в прошлое и в себя, в свое подсознание. В магическое, мистическое, бытовую магию и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments