массаж-месседж :) (deeprelax) wrote in orden_bezdna,
массаж-месседж :)
deeprelax
orden_bezdna

Categories:

Последний вагон из центра

Давным-давно, в незапамятные времена, может быть, вчера (или даже послезавтра) началась эта история. Да так и не закончилась.



Вагон 1: Тантра

Парвати дала Шиве всякую траву, чтобы он трахнул её наконец. Но Шиву пробило на поговорить:
- Сегодня, котик, расскажу тебе свою сокровенную тантру, ибо время пришло.
- Это не время пришло, - сказало Парвати, - это я пришло и накурило тебя.
- Ты являешься всем, - замёл следы супруг. - И мной, и временем в том числе.
Время не пожелало тратить себя на ахинею, медленно - Шива и моргнуть не успел! - протекло сквозь пальцы, покинув его в тот самый момент, когда он захотел поговорить сам с собой.
"Давая людям тантру, - рассуждал он, - возвращаю их к себе, но зачем я это делаю, если создал их специально, чтобы полюбоваться на них со стороны, забывшись во сне?"
- И не называй меня "котик"! - донеслось с кухни.
Шива вдруг увидел перед собой ноутбук и пепельницу, и тут же осознал себя Леонидом Николаевичем (имя и отчество изменены). Я сижу в Выхино, мне 37 лет. Жизнь удалась. Я курьер, развожу хомяков, жвачки "Лав из" в предновогодней суматохе, т.е. никто и звать меня никак, всё как обычно. Мы живём в двухкомнатной квартире с другом, и мне не надо закрывать дверь. Живём в Выхино, потому что мутанты. Даже внешне это заметно. У нас по чёртовой дюжине глаз у каждого на башке, два носа, два рта и четыре уха. Выглядит немного непривычно, поэтому люди нас избегают. Мутанты большей частью живут в Выхино, Новогиреево, на Первомайской, Тушинской и так далее.
Товарищ мой заглянул в комнату одним глазком:
- Какой я тебе котик? - вопросил будда, но не Шакьямуни, а Фетисов.
Я подумал, а не соврать ли, что обращался к Веронике Павловне, кошке будды. Типо решил поведать кошке тантру и всё такое. Или, может быть, я разговаривал с чашкой? Или с жасминовым чаем в ней.
Будда тем временем всё понял без слов и пошёл смотреть какие-то ролики про Государя Императора и прочих бандитов. Дети Чернобыля смотрят всё подряд.


Вагон 2: Смотритель за кошками

Жил в пустых квартирах с кошками, чьи хозяева укатили отдыхать. Сегодня он жил в Отрадном, зябко ёжась на балконе во время перекура. Я нашёл ему эту работу, потому что некоторым образом сочувствую мутантам. В детстве у меня был учитель-мутант, родители купили его на ярмарке. Николаем звали. Всё на маму мою поглядывал, приучил меня воровать клубнику у соседей. Мы с ним уже почти совсем подружились, но потом - и в стране, и у нас в семье - материализовался финансовый коллапс. Николая решено было зарезать, наварить тушёнки на зиму. Мы жили тогда в селе, папа приезжал к нам лишь на выходные, и поэтому мама поручила ответственное задание мне. Я отрубил Николаю голову, а мама его выпотрошила, всю зиму картошку с мясом ели. Сейчас я с болью вспоминаю об этом, но тогда наш разум был слишком косным и ограниченным. Это значит, что лет через десять мутанта выберут в президенты, а ещё через сто лет мы будем рабами мутантов, режущих нам глотки в предвкушении сочного чебурека.
А на балконе жил голубь. Сначала он улетал, теперь же нервно пережидал на перилах, пока смотритель за кошками докурит свою сигарету. Одним глазом смотритель смотрел на голубя, другим на кошку, третьим - на пустынную улицу внизу, по которой шел человек и громко повторял: "Поздравляю вас с Новым годом! Желаю счастья в Новом году". Репетировал, наверное.


Вагон 3: Штаны

Этот утренний час был особенно уродлив. Кора деревьев сморщилась от омерзения и старости одновременно. В небе кто-то предательски набздел облаками. "Зачем так холодно?" - Арбатско-Покровский имел склонность видеть цели там, где следовало бы ограничиться лишь поиском причин. Краем глаза заметив, то в подворотне кого-то насилуют, он ускорил шаг, нечего по сторонам глазеть, дела! Но глаз у Арбатско-Покровского было слишком много, некоторые из них могли заглядывать в чужие квартиры, чему он тоже был не рад. Вот за этим окном отец воспитывают дочку. Крики, слёзы. А за этим жена воспитывает мужа. Слёзы, крики. Как бы не проблеваться. Четыре монеты за поездку в Зеленоград, причем, сама поездка обойдётся мне в две монеты. Просто замечательно. Кавычки.
Он был метросексуалом. Любил прижиматься к тёткам в метро. Но сегодня он их не чувствовал.
Голос в ухе заговорил так, словно он всё время тут был, но молчал:
- Клиент на тебя пожаловался. Воняет от тебя, говорит, и штаны дырявые.
- Давайте мне больше заказов, куплю новые.
- Может, тебе ещё и бабу найти?
- Нет, спасибо, у меня нет денег на наркотики.
- Какая тут связь?
- Секс без наркотиков - сперма на ветер.
Ветер, тем временем, превратил штаны Арбатско-Покровского в два развевающихся дырявых флага. Цвета хаки, разумеется. Все мутанты носят хаки.


Вагон 4: Глаза

До школы он ничем не отличался от других детей. В первом классе на лбу появился первый прыщик. Учителя сразу поняли в чем дело - это прорезался третий глаз. Потом появился четвёртый, за ним пятый и остальные. Расчесываться было неудобно - глаза были и за ушами, и на затылке, и на макушке. Так и ходит до сих пор лохматый. Это не мешает ему видеть то, что не видит среднестатистический людоед. Один глаз смотрит в прошлое, другой в будущее, третий - вообще непонятно куда, волосы смотреть особо не мешают. Вот в армии приходилось стричься налысо, что неудобно - каждый второй дед норовит прижечь молодому солдату первый попавшийся глаз сигаретой. Преисполнившись отвращения, он закрывал все свои глаза, чтобы они могли видеть по-настоящему.


Вагон 5: Среда

Причина мутации - изменение среды, поэтому популяция мутантов растёт, пока их количество не станет силой, способной влиять на среду, что вызовет очередную серию мутаций. У Арбатско-Покровского был знакомый мутант, который посылал любовь по средам. Хотел изменить мир.
Не будь грибов, поглощающих радиацию, и людей, поглощающих грибы, не было бы и мутантов. А поскольку грибы у нас издревле с глазами, то и мутанты получились соответствующие. Грибы, а за ними и мутанты, представляли собой созерцательную ветку эволюции, обитатели которой не нашли для мира иного применения, кроме как любоваться оным. А мир использовал их в качестве зеркала.
- Свет мой, Арбатско-Покровский, скажи, - говорил мир. - Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?
Арбатско-Покровский мог лишь болезненно скривиться в ответ, поэтому мир думал, что он - королевство кривых зеркал.


Вагон 6: Хомяки

- Привет, хомяк! - сказал Арбатско-Покровский.
- Привет, хомяк! - повторила игрушка.
Клиент изобразил на своём лице удовольствие, чтобы никто не подумал, будто он платит деньги за ненужную вещь.
- Тут на 100 рублей больше...
- Это вам, за ноги.
- Спасибо большое! Счастливо вам!.. Как же я сюда попал... тут где-то был лифт...
- Сюда, до свидания.
- Спасибо, до свидания...
У подъезда его ждал старший поисковик.
- Леонид Николаевич, - горько сказал он. - Вы что же, курьером тут работаете?
- А вы не могли бы на этот раз не стирать мне память? - поморщился Арбатско-Покровский. - А то мне шаблон рвёт каждый раз, как мы встречаемся.
Старший смахнул слезу:
- Отставить. Вы забыли даже то, что сами всё забываете, никто вам память не стирает. Что мы, звери?
- Как бы то ни было, я ничего не нашел.
- Не удивительно, вы ж забыли, что ищете, идиот. Придётся всё растолковывать вам заново.


Вагон 7: Самцов день

Леонид забыл, что надул щеки, так и просидел перед монитором минут пять.
Приехали, подумал он. Так говорят, когда поездке конца и края не видно, а смысл её давно уже исчерпан. Даже выть на луну - слишком энергозатратно.
Две недели без работы, привет Кнут, бро, я тебя помню.
Вероника Павловна делает йогу возле ноутбука, асана "калачик". Таджик за дверью обмазывет гавном стены - деньги на краску гений ЖКХ присвоил себе, а красить чем-то надо.
- Не понимаю, - говорит Фетисов, - почему Павловна не рожает?
- Ну, для этого ей надо сперва привести кота.
- Хм, такая маленькая, а уже дура. Кота ей подавай. Нет, пускай сперва окотится, а потом уже я, так и быть, приведу ей кота.
- Ты злоупотребляешь наркотиками.
- Что ж, у меня нет иллюзий насчет наркотиков. Принимаю их такими, какие они есть.
- Скажи... Тот случай, когда тебя похитили инопланетяне. Ты уверен, что это не было галлюцинацией?
- Конечно, не уверен. Но там не было ничего архетипического, я имею в виду анальный зонд. Меня просто хотели сделать домашним питомцем, а я сбежал, когда меня повезли к ветеринару на лоботомию, чтоб вылечить от агрессии.
- Не жалеешь, что сбежал?
- Иногда очень жалею. Иногда посылаю мысленный сигнал в космос, чтоб вернулись и забрали меня снова. Но в ответ приходит полное раскаяния сообщение, что они любят меня, ценят мою свободу и вообще - осознали свою ошибку. Я, конечно, понимаю, что это всё враньё, и никуда я на самом деле не сбежал, а продолжаю жить в искусственном мире, который они создали для своего питомца. Подселили мне поддельных друзей вроде тебя, замутили точную имитацию Москвы. Но я не показываю виду, чтобы не потерять лицо.


Вагон ∞: Расстроенных чувствах

Наплыв на панельный дом в юго-западной части Выхино. Слышен слабый звук транспорта, а также выкрики торговцев человечиной. По бетонному полу(подвалу) мавзолея Маслоу ползёт Леонид Николаевич Арбатско-Покровский.
"Ещё совсем недавно, - думал он, истекая вонючей слизью, - я карабкался ввех по вертикали, которая ныне - горизонтальное днище. То ли я к среде приспособился, то ли мир прогнулся под меня, как бы то ни было, вся беда с этими законами физики в том, что они не учитывают времени и метаморфоз, пузырящихся в его течении".
Краем глаза Арбатско-Покровский заметил сидящего на полу человека, который, скрестив ноги по-турецки, что-то писал в своём блокноте.
- Я пишу статью о мужском и женском оргазме, - сказал человек.
- Мне плевать, - прохрипел Арбатско-Покровский.
- Мужской оргазм примитивен, единственная эрогенная зона мужского тела - пенис, - сказал человек. - Эрогенной зоной женщины является вся поверхность её тела. Убогая сексуальность мужчины традиционно сравнивается с тумблером, который имеет всего лишь два положения - "вкл" и "выкл", тогда как небанальная сексуальность женщины напоминает навороченный микшерный пульт со сложной системой настроек. Я всю жизнь пишу эту статью, она неплохо продаётся. Вы усвоили урок?
- Ус.. - заплакал Арбатско-Покровский, - усвоил...
- Ловкость рук, - человек захлопнул блокнот. - И ничего личного.
- Меня интересуют только неповторимые результаты, - Арбатско-Покровский вытер щёки, - поэтому я несовместим ни с научным подходом, ни с деловым.
Когда он дополз до лотоса, на котором восседал Будда, у него остался только один вопрос:
- Почему ты не любишь артхаус?
На песке, которым был щедро усыпан бетонный пол подвала, появились буквы. Это было хайку:

Всё серое.
Музыка гавно.
Все бухают.

Что наша жизнь? - подумал Арбатско-Покровский. - Рекламная пауза, а люди в ней - актёры.


Вагон 9: Один двойной

Чтобы выйти из дому, надо как минимум захватить сознание какого-нибудь зомби за окном, не вставать же с постели. Вчерашние покатушки в некрополитене я помнил смутно - самой забавной за всю смену казалась встреча с буддой, который материализовался на том свете лишь частично, потому что не умер, а всего лишь потерял сознание из-за побоев - забыл купить своей девушке подарок на день рожденья, вся жизнь коту под хвост. Так же частично он исчез, когда раскаявшаяся в содеянном возлюбленная реанимировала его искусственным дыханием рот-в-рот. Впрочем, история о том, как я вез одному покойному пареньку бутылку водки и пакет с бутербродами, мне тоже вспоминается, потому что я прождал его у домовины целых пятнадцать минут, потом не выдержал и свалил оттуда, оставив пакет на совести кладбищенского дымового. Чёрт! Бутылка ессентуки нумер 17 кончилась, пока я писал это. Слава богу, зависимость от выпивки у меня не настолько сильная, чтоб прямо сейчас подорваться в магазин. А паренёк умрёт завтра только, то-то он удивится, когда обнаружит портал в виде водки и бутербродов, если, конечно, дымовой всё сам не подытожит.
"Пограничниками становятся в наивной надежде видеть оба мира одновременно, по факту же они всё равно только один мир видят, просто двойной или с приставкой мульти. Два мультимира не больше одного, если этот один состоит из трёх и так далее" - так думал я, включая порнушку под "Я свободен" Кипелова.
Человек не знает, когда его время и стекло к чёртовой матери, поэтому старается жить настоящим, раздражаясь из-за незапланированных пустячков. Здесь - смерть этой мысли, конец предложения.


10. Момент амури

Родившиеся в смутное время андропоцентризма, мутанты смутно догадывались, куда вывезет их эволюционная кривая. Они уже не питали иллюзий насчет своих ангелов-хранителей. Кошка может думать, что её хозяин всемогущ, но мутанты знали, что и Бог - чей-то домашний питомец. Быть может, оставленный хозяевами.
Арбатско-Покровский открыл окно настежь, чтобы подышать свежим воздухом, но занавесил шторой, чтобы солнце не мешало пялиться в ноутбук. Он жил в Уме. Ей стало скучно придумывать его дальше и она решила подрочить на Шиву. Как только выдалась свободная вечность.


11. Калейдоскоп

"Это наш химический DOM
для печальных жителей земли
"
- Егор Летов.

"Когда стало темнеть, я чувствовал себя все более одиноко и печально. Казалось очевидным, что я все сделал не так - выбор партнера, места для жизни, изоляцию, отсутствие значимой активности. Самым ужасным оказалась моя практика медитации, которая является одним из моих основных приоритетов, и которая, как я думал, даст мне больше спокойствия и понимания. Она представлялась теперь бредовой попыткой справиться с моей несчастностью и изоляцией."
- Александр Шульгин.

Статью с фотографиями изнасилованных женщин Арбатско-Покровский читал и морщился - ему очень хотелось надеяться, что всё это его никак не касается, но с тех пор, как он понял, что сны это неотъемлемая часть жизни, которую мы не хотим признавать за собой и потому считаем нереальной, до полного пробуждения осталось всего ничего.
На кухню вошел сантехник.
- Мама? -неуверенно удивился Арбатсо-Покровский знакомым чертам.
- Серьёзный разговор, бро, - бросила она ему в лицо снятую тут же личину сантехника. - Мы тут с папой решили рассказать тебе всю правду.
- Правда?
- Да, ты не наш сын. Не из моей пип-пип на свет ты появился. Ты вообще ничей не сын.
- Я Иисус?
- Скорее, буратино. Ты робот, мы купили тебя в магазине. Запрограммировали как мальчика-мутанта.
- Но почему именно мутанта?! Я мог бы быть негром или киргизом...
- Потому что мы с папой мутанты. Было бы странно, если бы у мутантов был ребенок негр или киргиз.
- Можно подумать, что негры или киргизы не бывают мутантами.
- Бывают. А вот мутанты неграми или киргизами - не бывают никогда.
- А я буду, - насупился Леонид Николаевич.
- Ты не Николаевич, как ты не можешь понять. Нет у тебя ни отца, ни матери.
"Где мой пистолет? - пронеслось у него в голове. - Мама?"
- Даже не думай! - она вручила ему синюю бутылку, покрытую чешуёй из моллюсков. - Вот древнее предание из жизни твоего отца.
- Которого у меня нет, - он устало развернул ветхий пергамент, сообщивший ему недлинную сказку:

Выйдя из спальни матери и переступив через труп отца, буддист Николай застегнул ширинку и сказал сидевшему в его голове психотерапевту: "Как и следовало ожидать, никакой радости это мне не принесло, да и вообще — все эти мирские игры начинают приедаться. Сколько можно откладывать работу над спасением своей души? Человек смертен, и мне нужно поспешить, тем более, что соседи уже вызвали милицию..."

Папа, прикинувшись праздным прохожим, озабоченно заглянул через плечо Леонида Николаевича и, увидев, что тот погружен в чтение компромата на его, папину, непорочную юность, покрылся сочными гроздьями гнева и лопнул бесшумно, как мыльный пузырь. Арбатско-Покровский машинально вытер шею.
- Че это за пип-пип?
- Наша семья хранит и не такие предания, - она достала грудь и грубо заткнула ему рот, - но в действительности всё происходит с точностью до наоборот.
- Ммм... - Леонид Николаевич попытался вырваться.
- Молчать, - сосок во рту превратился в папин пип-пип.
Арбатско-Покровский не мог понять, то ли это папа в личине мамы, то ли мама в личине папы, но его сейчас интересовало даже не это, возмущал сам факт настолько грубого вторжения.
"А завтра моё растерзанное фото будет во всех жёлтых газетах" - размечтался он о минуте славы, которую ему никогда не суждено пережить.
Через несколько часов оргии с участием всех родных и знакомых он в бессилии пополз в сторону Выхино. Солнце жарило нещадно.


12. Тело, лежащее на полу

Было моим собственным настолько, что хотелось обвести его мелом. Сеанс йога-нидры подошел к концу. Сложив ладони в намасте, Леонид Николаевич поклонился старому ноутбуку и человеку, голос которого тот ретранслировал. Левая ладонь почти оправилась от недавнего метросексуального приключения. Пользуясь давкой в вагоне, некая девушка с упругой попой одновременно разговаривала со своим молодым спутником посредством рта и невербально общалась с левой ладонью Арбатско-Покровского посредством ягодиц. Перед Леонидом Николаевичем стоял коренастый лысый мужичок и осуждающе смотрел в глаза, которые Леонид Николаевич, обливаясь жарким потом ("Это можно списать на жару!"), старательно отводил в сторону, чтобы не видеть правду - что мужичок, возможно, вообще смотрит в другую сторону, и ему приходится стыдиться лишь собственной совести, которую он спроецировал на фигуру мужичка. А совесть, в свою очередь, также была лишь призрачной фигурой вроде тени отца Гамлета или, говоря по-тибетски, тульпы, которую подарили ему родители в качестве оберега. Аналогично и девушка с упругими ягодицами могла не замечать... нет, ну это, извините, богопротивная мысль, слишком невероятно. Случайно потереться задницей о чужую руку пару раз - это нормально, но эта проявляет столько активности, будто у неё там чешется. Но это проблемы левой ладони. Левое же полушарие обдумывало, в чем была правда - он спал полдня, потому что у него не было работы, или у него не было работы полдня, потому что он спал. А ведь голос в йога-нидре настоятельно рекомендовал: "Скажите себе: я не буду спать в течение всей практики" - а где кончается практика и начинается жизнь, на этот вопрос рыбаки брезгуют ловить даже краснопёрку. Проблема была в том, что голос из йога-нидры был резкий, грубый, пробуждающий, а голос Сирены - нежный и пронзительный, зачаровывающий, и внимание Арбатско-Покровского металось из стороны в сторону.


13. Частная запись

Многоточие зрения похоже на паузу, как Москва-река похожа на Яузу-реку, и в этом течении нет человеку места, мутанты не слеплены из того теста, которое тихое, без дрожи живое, нет в многоточии этом покоя. Так думал Арбатского в чем-то покроя человек-костюм. Сегодня он переоделся женщиной, только ног брить не стал, надел штаны цвета хаки, деревянные бусы поверх рубахи и лицо недалёкой девахи в очках, которая боится ходить на каблучках в клубы и губы не красит, с друзьями не квасит, потому что её колбасит другая тема, описанная где-то у Станислава Лема. Елена Петровна Сексуально-Озабоченная, прошу любить и жаловать. Потомственная праноедка. Ест пирожки, обосновывая это тем, что: "Пирожок это просто такая форма энергии". Она думала, что сейчас приедет в офис и потроллит коллег по работе, но вместо этого поезд завёз её в какой-то совсем непонятный тоннель, после - остановка в джунглях, название станции на кафельной стене не сохранилось, потому что и от стены осталось всего ничего. Она обернулась, чтобы увидеть захлопывающуюся вагину вагона и сочувствующие взгляды сквозь стекло. Эхо из тоннеля отгрохотало прощальную лезгинку в память о прощании славянки, которое сбацал вагон в ансамбле с рельсами, шпалами и прочими запоздалыми элементами. Туземцы устроили овацию эху, эхо ответило туземцам взаимностью. Елену Петровну связали и привели к жрице. Та разбодяжила в тазике с водой какие-то химические реактивы, зачадила вигвам благовониями.
- Будешь моей рабыней, - перевел слова жрицы карманный словарь туземного языка. - Я самая злая лесбиянка в этом лесу.
Пока Елена Петровна листала словарь, подбирая слова для гневной отповеди, жрица пошла по своим делам, а времени было - начало третьего. Через час пришел невнятный туземец без усов и бороды, выжег Елене Петровне клеймо на правой руке, свидетельствующее о том, что она является частной собственностью жрицы.
- Мне вообще-то больно, абориген! - одёрнула его Елена Петровна, отдёргивая руку резко. - Вы тут что, совсем оскотинились?
Изверг открыл рот, и ни зубов, ни языка в нём разглядеть не удалось.
- Понятно, - вздохнула Елена Петровна. - Досмутные времена. Вы хоть богов себе каких-нибудь уже придумали?
Клеймитель продолжал скалить отсутствующие зубы. Лишь чрез неделю, полную всяческих недоумений и самого омерзительного доминирования над свободной личностью, Елене Петровне стало ясно, что она должна извлекать эссенцию, иначе ей крышка.
- Строгая госпожа, - такую эссенцию она извлекла из своей хозяйки и преподнесла ей её, у её же ног распластавшись по грязному полу, словно мимолетный рисунок течения волн у основания маяка. Как и следовало ожидать, строгая госпожа осталась непоколебимой.
- Прощайте, я полюбила вас всем сердцем, - с этими словами Лена поцеловала строгую госпожу в пол, по которому та если и не ходила, то гипотетически - могла пройти.
Дождавшись поезда, она рухнула в вагон, с грохотом уносящий её в сторону центра, заклеймлённая рука безжизненно упала с колен на полупустое сиденье, но перед тем, как вырубиться, она вспомнила взгляд человека, который посчитал её своей частной собственностью.

Продолжение следует...
Tags: литературные чтения, творчество ордена
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments