nahujpohuj wrote in orden_bezdna

Category:

Тайна N

Сегодня перечитывал стихи Набокова, есть у него такой сборник, так и называется «Стихи», кот. был опубликован после его смерти в 1979 году. В предисловии к этому сборнику его вдова Вера Слоним указывает, что главной темой его творчества была «потусторонность», о чем говорится в стихотворении «Влюбленность». Кстати, да, Набоков и стихи писал, правда довольно посредственные, хотя есть средь них и по-своему интересные.

Не следует понимать «потусторонность» как знак на то, что он во что-то «верил». Нет, он был агностиком, о чем неоднократно говорил в интервью, и в целом это видно по всему его творчеству, пропитанному духом агностической пародии и иронии. Можно сказать, что в общем и целом он шел путем Пушкина, в жизни которого, кстати, находил много похожего со своей судьбой, например, он родился ровно на сто лет после него. Даже сами его стихи — читаешь их и понимаешь, что он писал так, как мог бы писать сам Пушкин, доживи он до века автобусов, кино и проч. плодов техпрогресса.

Есть у Набокова одно стихотворение, кот. называется «Слава», в кот. кроме всего прочего есть вот такие строчки: 

Я счастлив, что совесть моя,

сонных мыслей и умыслов сводня,

не затронула самого тайного. Я

удивительно счастлив сегодня.

Эта тайна та-та, та-та-та-та, та-та,

а точнее сказать я не вправе.

Оттого так смешна мне пустая мечта

о читателе, теле и славе.

В предисловии особо указывается на то, что Nabokov «носил в себе тайну, выдать которую он не мог и не хотел». Словом, предполагается, что он познал какую-то тайну о нашем мире, с которой никем не поделился, а так и унес ее с собой в могилу. Что же это за тайна?

Я думаю, что никакой тайны он не познал и не мог познать, так как — опять же — мог ошибаться, так что все его «знания» предположительны. Более того, Набоков был такой удивительный писатель, который любил разыгрывать своих читателей, ибо все его творчество — это по сути один большой розыгрыш, игра. Игра по-своему интересная и увлекательная, но все же игра. Конечно, за этой игрой мерцает и что-то другое, другое, другое. Мерцает, скажем, вечная потенциальность и потенциальная вечность. 

Впрочем, может Набоков каким-то образом догадался, что его никогда не было, нет и не будет — а он всегда только может быть? Как и мир вокруг него, как и сонмы возможных миров, всегда только возможных. Вполне возможно, что он интуитивно понял, что наш мир — это мир онтологически невозможный, то есть и не мир вовсе, а скорее возможность мира, всегда только возможность, вечная потенция. Ну да, такое понять — ни с кем не поделишься. Как объяснить людям, что мы живем в невозможном мире? Что нас всех в действительности нет, т.к. мы «есть» всегда только в потенциальности, в вечной потенциальности? Словно во сне, в этом странном призрачном сне, что мы по привычке зовем своею жизнью. Из этого сна невозможно выйти, просто невозможно — можно лишь осознать это и смириться с этим. 

Если Набоков все это понял, то, конечно, он не мог никому об этом рассказать, ведь все это для обывателя звучит как бред. Впрочем, если бы у него была теория потенциальности... Но, увы, Набоков был всего лишь писателем, а не философом, так что никакой теории потенциальности у него не было. А без этой теории такие вещи объяснить просто невозможно. Он был всего лишь писателем... В этом странном призрачном сне. В этом странном сне...

Все сон. Ом.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded